9 лет жизни: суд Башкирии наказал государство за волокиту расследования дела

9 лет жизни: суд Башкирии наказал государство за волокиту расследования дела

15 января 2020, 11:51ПроисшествияМарат Гареев
У предпринимателя из Уфы «отжали» бизнес, обанкротили, пустили по миру всю его семью, а уголовное дело, в котором он признан потерпевшим, «заволокитили» на много лет.

На самом деле не 9, а по факту 13 лет длятся злоключения уфимского предпринимателя и мецената (меценат года – 2008) Павла Усова и конца им пока не видно.

Началось все в 2006 году. Точнее, в 2003-м, когда две компании, назовем их ООО «1» и ООО «2» заключили между собой соглашение, согласно которому первая «ооошка» выступила заказчиком-застройщиком, вторая инвестором и в результате на свет появилось здание на красной линии по улице Бакалинская. Это торгово-офисное помещение, которое было распределено (продано) уфимским предпринимателям, ну как обычно это и делается.

В 2006 году обе «ооошки», инвестор и застройщик, приняли решение взаимоотношения прекратить, стройку остановить. Здание было в принципе достроено, осталось доделать по мелочи – отделка фасада, некоторые коммуникации. Предприниматели, вселившиеся в здание, решили своими силами отделку завершить.

Одним из этих предпринимателей был уфимец Павел Усов. Он договорился с инициаторами строительства здания, что примет участие своими финансами в доделках.

Но так как доделки касались не помещений, которые купил в здании непосредственно Усов и другие коммерсанты, а общих площадей (внешняя отделка, коммуникации), то встал вопрос компенсации затрат предпринимателю Усову.

Ему предложили в счет понесенных затрат забрать еще одно помещение площадью 321 квадратный метр. Но так как оно стоило на тот момент порядка 18 миллионов рублей, а бизнесмен потратил на доделки около 3 миллионов, то разницу в 15 миллионов, а точнее в 14 миллионов 886 тысяч рублей он заплатил живыми деньгами.

Классика не устаревает

На этом все должно было закончиться: условия соглашения выполнены, здание доделано, помещение в 321 «квадрат», как и договаривались, переданы Усову, он в 2007 оформил право собственности.

Фото:mkset.ru

С этого момента, с 2007 года начались неприятности и это еще слабо сказано. На самом деле все, что будет описано в этом разделе материала дальше, все это описано в сотнях и тысячах аналогичных материалов по всей стране – это очень похоже на классическую, азбучную схему отъема чужого имущества. Ну или рейдерского захвата, если будет угодно.

Схема следующая. Усов купил помещение у учредителя ООО «2», которым является гражданин К. Далее на свете начали появляться документы, согласно которым учредитель ООО «1», гражданин Ш. в свое время давал взаймы денег дружественной ООО «2», которая с ним не рассчиталась.

И в счет погашения задолженности было составлено соглашение, согласно которому ООО «2» в счет погашения долга перед гражданином Ш. передает ему то самое помещение площадью 321 квадратный метр, которое находится в собственности предпринимателя Усова. Дата – 2006 год и подписи граждан К. и Ш.

То есть, получается, что К. продал в 2007 году Усову помещение, которое годом ранее, в 2006 году он якобы передал в счет погашения долга гражданину Ш. Другими словами, на первый взгляд, да и на второй тоже и на третий мы имеем дело с двойной продажей.

Двойная продажа – это действительно схема классическая, расписанная в тысячах материалов за много лет развития рыночных отношений в России, начиная с приснопамятных 90-х, классика никогда не устаревает. Мы тоже недавно писали о чем-то похожем в материале об «уголовном деле Шредингера».

И конечно же, гражданин Ш. предъявил претензии к Павлу Усову: мол, это мое помещение, я приобрел его годом ранее тебя и теперь я у тебя его забираю. Подал в суд Советского района Уфы, который постановил помещение изъять.

На самом деле, конечно, этот вопрос не так мгновенно решился, были суды, обжалования, апелляции и прочее. Гражданин Ш. предъявил в суд договор, по которому К. передал ему помещение в счет погашения долга. Этого договора суду оказалось достаточно, чтобы помещение отобрать у Усова и передать его Ш.

Павлу Усову ничего не осталось делать, как идти в полицию и писать заявление о том, что граждане Ш. и К. путем мошеннической схемы лишили его имущества и причинили ущерб в сумме 14,886 миллиона рублей, это стоимость помещения.

Дело возбудили по части 4 статьи 159 «Мошенничество в особо крупном размере», Усова признали по этому делу потерпевшим. Было это в 2010 году.

В рамках расследования уголовного дела были проведены десятки экспертиз, которые доказали факт мошенничества со стороны граждан Ш. и К., которые обманным путем лишили предпринимателя Усова помещения.

Это, в частности, бухгалтерская экспертиза, которая показала, что договор займа, по которому Ш. занял денег ООО «2» был давным-давно закрыт, «ооошка» вернула гражданину Ш. все деньги, которые занимала у нее. Более того, фирма вернула Ш. на целых 1,9 миллиона рублей больше, чем занимала. Поэтому ни о какой переуступке помещения, принадлежащего Усову, речи быть не может.

Фото:mkset.ru

А сам договор, по которому имущество Усова перешло якобы в счет погашения долга от фирмы «2» гражданину Ш., согласно выводу эксперта, подвергался агрессивной термической обработке с помощью бытовых электроприборов. По этой причине невозможно определить, когда он был составлен, когда подписан и когда на нем проставлены печати. Чтобы было понятно, эксперт говорит: договор специально обработали горячим утюгом, чтобы было невозможно определить его возраст.

В материалах уголовного дела по этому поводу записано четко: оснований для передачи помещения гражданину Ш. не было, а договор, предоставленный им в суд, поддельный, что является преступлением, предусмотренным статьей 303 Уголовного кодекса «Фальсификация доказательств». Это помимо собственно мошенничества в особо крупном размере.

Казалось бы, вот уголовное дело, вот явные доказательства, вот выводы экспертов – расследуйте, уважаемые, следователи, у вас все для этого есть. Но что-то пошло не так.

Дело заволокитили на долгие годы

Ну как не так – просто дело заволокитили на целых 9 с лишним лет, в течение которых оно никак не сдвинется с места. И это только уголовное дело, возбужденное в 2010 году. Напомним, что споры насчет помещения длятся с 2007-го.

Так вот, дело возбудили и началось. Началось и никак не может закончиться. Поэтому в конце 2019 года, устав терпеть, Павел Усов подал в суд иск к российскому Минфину (так положено в подобных случаях) о присуждении компенсации за нарушение его права на судопроизводство по уголовному делу в разумный срок. И суд встал на его сторону, потому что посчитал, что так расследовать уголовное дело, по которому он признан потерпевшим, нельзя. Теперь по порядку.

Уголовное дело № 0906105 было возбуждено 26 октября 2010 года по статье 159 части 4 «Мошенничество в особо крупном размере», еще через два дня 28 октября Павел Усов был признан потерпевшим по этому делу. По состоянию на начало рассмотрения обращения иска в Верховном суде Башкирии, конец августа 2019-го, прошло 8 лет, 10 месяцев и 1 день. На сегодняшний день, когда по делу до сих пор нет никакого движения, прошло уже 9 лет и 3 месяца.

Рассматривая иск Павла Усова, судьи Верховного суда скрупулезно изучили материалы и подсчитали: за все эти годы объем дела составил 33 тома, в качестве обвиняемого привлечено одно лицо – гражданин К., об этом чуть подробнее поговорим дальше, ему предъявлялись обвинения по нескольким статьям – мошенничество в особо крупно размере, фальсификация доказательств.

Во время расследования были допрошены 22 свидетеля. А учитывая тот факт, что уголовное дело десятки раз передавалось (отфутболивалось) между подразделениями МВД по Башкирии, между отделами Следственного управления СКР по РБ, свидетели допрашивались по много раз. Были проведены 49 экспертиз – почерковедческая, бухгалтерская, техническая, компьютерная. Напомним (см. выше), что выводы экспертов говорят одно: спорное помещение принадлежит Павлу Усову. Претензии гражданина Ш. не обоснованы, а завладение имуществом незаконное.

Казалось бы, все ясно в этом деле. Но его десятки раз передавали из рук в руки из одного органа правопорядка в другое, несколько раз приостанавливали, в том числе, 6 раз (!) по тому основанию, что якобы невозможно определить лиц, которые могут быть причастны к совершению преступления. Это вообще нонсенс, потому что в деле фигурируют конкретные фамилии. Верховный суд на это тоже обратил внимание.

А с 31 августа 2017 года по 16 марта 2018 года на протяжении 7 месяцев и 17 дней уголовное дело, возвращенное в прокуратуру Советского района, просто тупо там валялось, потому что про него забыли. Ну как забыли.

Напомним, что прокуратуру Советского района в это время возглавлял Рамиль Гарифуллин, обвиненный в многомиллионных взятках и прозванный в СМИ «золотым прокурором». А заместителем прокурора Башкирии трудился Олег Горбунов, шеф Гарифуллина, их многое связывает. Горбунов также обвиняется в миллионных взятках, он был задержан в Москве при попытке покинуть страну.

Что интересно, присутствовавшие на суде представители Минфина посчитали, что право Павла Усова на расследование уголовного дела в разумные сроки (9 с лишним лет) не нарушено. Ну, наверное, в Минфине работают не только грамотные финансисты, но и все поголовно разбираются в тонкостях уголовных и судебных процессов.

Результат рассмотрения следующий: Верховный суд Башкирии решил, что право Павла Усова на рассмотрение уголовного дела в разумный срок нарушено. Ему присудили компенсацию за это в размере 60 тысяч рублей, которая будет выплачена из федерального бюджета. Хотя сам Усов просил компенсацию в размере 15 миллионов – как раз по стоимости потерянного имущества.

Фото:vs--bkr.sudrf.ru

Конечно, этим судебным решением проблемы Усова не исчезли. Несмотря на то, что в уголовном деле есть результаты экспертизы, о которых мы писали выше, гражданин Ш. не только отсудил себе в Советском суде имущество, принадлежащее чужому, но и успел его продать. А настоящему владельцу предъявил иск на 9 миллионов рублей за то, что тот пользовался якобы чужим имуществом.

Резюмируем то, что имеется на сегодняшний день. Предприниматель Павел Усов купил за 14,886 миллиона рублей помещение. Это помещение у него, грубо говоря, «отжали», вероятно, используя классическую схему рейдерского захвата. Помимо этого, потерпевшему присудили заплатить рейдерам еще 9 миллионов.

Но и это еще не все. Павел Усов сегодня признан банкротом. Еще до всех этих судебных и криминальных дел он перевел другое свое имущество в пользу трех своих малолетних детей в качестве алиментов. Там сумма довольно приличная, более 100 миллионов рублей. Так вот по делу о его банкротстве в порядке обеспечения взыскания 9 миллионов в пользу гражданина Ш. арбитражные управляющие наложили арест на все 100-миллионное имущество, которое принадлежит не Усову, а его детям.

Сейчас Павел Усов опасается не только за то, что его дело так и не будет никогда доведено до конца. Но и за то, что он может подвергнуться рейдерскому захвату еще раз, тоже, кстати, по классической схеме, когда 100-миллионное имущество (помещения, дома, машины) может быть продано «своим людям» за бесценок, который уйдет в счет погашения долга гражданину Ш. В российской истории такое было примерно сто миллионов раз.

По версии самого Усова, причина затягивания уголовного дела на долгие годы – убрать из-под удара гражданина Ш., у которого могут быть очень высокие покровители как среди бывших, так и среди нынешних сильных мира сего.

- Они неоднократно пытались в качестве обвиняемого выставить К. Но моим имуществом-то завладел Ш. Конечно, К. тоже, на мой взгляд, причастен, но, допустим, осудят К. и что? Мне потом исполнительный лист, который на него выпишут, на стену повесить и любоваться им? А мое имущество, имущество моих детей окончательно отойдет Ш., так что ли? – недоумевает Павел Усов.

- Касательно покровителей Ш. – там действительно очень статусные люди. Например, арбитражные управляющие, наложившие арест на имущество моих детей, связаны с такими людьми, чьи фамилии даже про себя лишний раз называть не хочется продолжает наш собеседник.

Что касается самого уголовного дела, то оно продолжает «футболиться», о чем Усов получил очередной ответ, в котором записаны самые главные слова: «Окончательное решение по данному вопросу не принято».

Фото:mkset.ru

Медиакорсеть следит за развитием событий.

Причина затягивания расследования часто имеет коррупционный характер. Схема эта рабочая: потерпевший Усов не первая и далеко не последняя ее жертва.

- Во-первых, хочу сказать, что схема, из-за которой пострадал герой материала, она классическая и вполне рабочая. Не он первый, этот Усов, не он последний, с кем такие махинации проворачивают, – говорит наш эксперт адвокат Искандер Фахретдинов.

В его случае, так как уголовное дело заведено, остается только закидывать суд жалобами в порядке статьи 125 УПК РФ и отменять решения следствия, которые, по его мнению, незаконные. Систематически жаловаться и жаловаться. А все ответы – решения судов и отмены прокуратурой действий органов следствия, я бы отправил в Генеральную прокуратуру России, это его законное право.

Что касается затягивания расследования уголовного дела, это характерная ситуация для всей российской системы. Происходит волокита по следующим причинам: либо в действиях фигурантов дела нет состава преступления или лицо не установлено, либо в деле усматривается коррупционная причина, когда, упрощенно говоря, кому-то занесли.

По второй причине, коррупционной, приведу пример своего клиента. В Москве один мужчина взял у другого в долг 11 миллионов рублей, написал расписку. Деньги не отдает. При этом он не скрывает: на допросах признается, что это он написал расписку, есть экспертиза. Есть полный состав преступления, но полицейские, ведущие дело, не торопятся передать его в суд. Потому что, по моим данным, кое-кому занесли – одному из бывших теперь уже работников московской прокуратуры. Еще раз повторю: такие ситуации характерны и для Уфы, и для Москвы, и в целом для российской действительности.

Есть у этого процесса и обратная сторона. В Уфе у меня есть дело по 119 статье «Угроза убийством». По нему вынесено административное решение, человек привлечен к ответственности. Но полицейские делают все, чтобы уголовное дело быстрее дошло до суда. Это при том, что по этому делу уже есть одно решение и второго быть не может. В этом случае, вероятно, речь идет о палочной системе: они сделают все, чтобы заполучить еще одну палку.

Что касается того, для чего затягиваются уголовные дела на долгие годы, то делается это, в том числе, для того, чтобы истек срок давности совершения преступления. Пока дело расследуется, срок давности просто проходит, и преступник освобождается от исполнения наказания. И единственное, что остается делать в таком случае – это предъявить иск к Минфину за умышленное затягивание дела. Но по таким искам обычно присуждаются копейки.

Я знакомился с одним делом в Волгограде. Там расследование уголовного дела затягивается уже пятый год. Дело выросло до 20 томов. Из них само дело умещается в три тома, остальное – жалобы адвокатов и отписки. Еще один красочный пример затягивания расследования уголовных дел.

Таким образом, на сегодняшний день, согласно моей адвокатской практике, самым эффективным способом защиты является обращение в суд в порядке статьи 125 УПК РФ, а не в прокуратуру.

Сюжеты:
Эксклюзив
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter