Сёстры по COVID: медработникам, заразившимся коронавирусом, нужна помощь психолога

Сёстры по COVID: медработникам, заразившимся коронавирусом, нужна помощь психолога
Мнение

12 мая , 09:22
Татьяна Майорова
Корреспондент информационного портала "Медиакорсеть"
Медиакорсеть пообщалась с медсестрами, заболевшими после двухнедельной смены в больнице, в канун их профессионального праздника.

Сегодня, 12 мая, отмечается Всемирный день медицинской сестры — праздник актуальный сейчас как никогда.

Уже не секрет, что среди медработников, заразившихся коронавирусом, больше половины — это средний медицинский персонал, то есть медсестры и медбратья. За время коронавирусной эпопеи мне довелось общаться с медсестрами из разных городов.

Первой собеседницей была наша соотечественница, которая после замужества переехала в Италию и работает там медсестрой. Интервью с ней вышло на нашем сайте 20 марта. Тогда она отказалась общаться по скайпу, потому что комплексовала из-за синяков на лице, оставленных защитной маской. Собеседница рассказала о тогдашней ситуации в Италии. На этот материал была интересная реакция в соцсетях. «Будто фантастический фильм», — сказал один из подписчиков в Фейсбуке.

С тех пор прошло чуть меньше двух месяцев, и вот уже мы все стали персонажами этого триллера под названием «Коронавирус».

За это время довелось пообщаться с медсестрами из Уфы, которые оказались в гуще событий. Они отказывались от интервью в основном из-за огромной усталости. А может, просто пока не накипело до такой степени, чтобы захотелось выплеснуть свои эмоции наружу.

За них много говорили пациенты. Больше всего запомнился рассказ пациентки эндокринологического отделения РКБ, которую по окончании первой карантинной смены вместе с сокоечницами перевели в другой корпус. Вместе с пациентками переехали и заболевшие медсестры. В суете переезда, видимо, удалось не сразу отладить все рабочие процессы, так что в первый вечер на новом месте делать регулярные уколы в вену оказалось некому. И тогда температурившие медсестры поднялись с кроватей и буквально из последних сил сделали уколы почти двум десяткам пациенток. Общаться со СМИ они также отказались, объяснив свой поступок тем, что «сделали свою работу, помогли людям».

Когда коронавирус добрался до больниц на периферии, мы поначалу были уверены, что там-то уж совсем никто из медработников общаться с журналистами не станет. Однако на деле все получилось иначе.

В редакцию Медиакорсети обратились несколько медсестер, которые оказались на больничных койках после первой карантинной смены в Белебеевской ЦРБ.

Отдельную статистику о количестве медработников, попавших в стационары в связи с эпидемией коронавируса, в минздраве РБ пока не сообщали, так что не беремся судить о том, насколько велики эти цифры. Оценить масштабы происходящего, возможно, отчасти поможет неполный список заболевших пневмонией сотрудников Белебеевской ЦРБ, который оказался в нашем распоряжении. Личные данные медработников мы закрыли, чтобы не нарушать врачебную тайну, но даже в таком виде понятно, что подавляющее большинство заболевших — медицинские сестры. Из этого списка только три или четыре человека остались здоровы — те, рядом с которыми стоит знак «минус».

…Мы общались с ними по телефону. Всем были заданы примерно одинаковые вопросы. По большому счету, ничего принципиально нового они не сказали. Похожие интервью давали медики в других клиниках и других регионах страны.

В основном возмущались ситуацией в РКБ, откуда зараженные пациенты разъехались практически по всей республике, включая и Белебей.

— У нас слегла почти вся первая смена. Одна медсестра — Елена Никонорова скончалась недавно. Начальство старается доказать, что она умерла от сопутствующего заболевания. Сейчас идет проверка фактов подделки ее электронной истории болезни. Но при чем тут сопутствующие болезни, если их осложнения спровоцировали то ли пневмония, то ли COVID-19? — сказала одна из собеседниц. — Нам непонятна логика чиновников. Почему они упорно отказываются признавать этот факт?

Вторая собеседница заявила, что нереально долго (10 и более дней) делаются анализы на COVID-19. И проблема тут не только в том, что их ожидание сводит с ума, но и в том, что до получения результата пациенты с пневмонией содержатся вместе.

— В основном именно по этой причине мы все перезаражались. Вначале у нас почти совсем не было СИЗов (средств индивидуальной защиты — ред.). Маски из марли шили сами. Больница у нас многопрофильная, медсестры раздают лекарства, проводят процедуры пациентам, то есть тесно с ними общаются. Конечно, они заражаются одним из первых! — эмоционально заявила женщина.

— Сначала мы были две недели на карантине, потом почти сразу попали на лечение, и не факт, что после лечения нас отпустят домой. То есть мы уже месяц не видим близких, общаемся с ними только по телефону. Конечно, нервы сдают от этого, — пожаловалась третья медсестра, проходящая лечение от пневмонии.

Ни одна из них еще не получила обещанные властями доплаты за работу в опасных условиях. Средства должны поступить с зарплатой, которая ожидается послезавтра, 14 мая. При этом все наши собеседницы как одна заявили: им не верится, что получат обещанные медсестрам 50 тысяч рублей.

Мы спросили, будут ли они жаловаться, если средства не поступят. Женщины не спешили с ответом, а когда одна все-таки сформулировала его, то смысл сказанного поразил до глубины души.

— Слава Богу, что выжили и пока еще следом за Леной Никоноровой не отправились, — произнесла женщина.

— Но ведь нужно же защищать себя! — попробовали мы возразить.

— Мы — маленькие люди, можем лишиться работы, а у нас семьи, дети. Вдобавок потом все будут обсуждать тебя. В школе детей будут доставать… Этого никому не надо, — так объяснила одна из больных медсестер.

Будем надеяться, что государство сдержит свое слово.

И еще будем надеяться, что эти женщины действительно выживут.

Даже несмотря на то, что они боятся назвать свои имена, они — очень отважные люди. Потому что не уволились в первые дни эпидемии (такие немногочисленные примеры тоже имели место быть), а остались и наравне с врачами боролись за жизни пациентов.

А теперь им самим нужна помощь. Одна заболела вместе с мужем, тоже медработником. У другой скончались от коронавируса трое знакомых. У третьей на горизонте маячит инвалидность — пневмония поразила почти ½ легких. Этой женщине под 50 лет, она очень надеется выкарабкаться и одновременно очень боится осложнений…

После общения с ними сложилось впечатление, что многие заболевшие медработники нуждаются в помощи психолога. На телефоны доверия они не звонят, но психологическая поддержка им явно нужна, даже если они этого сами не осознали еще. Возможно, на эту сторону вопроса обратят внимание представители минздрава и постараются помочь.

Меньше всего хотелось бы, чтобы вместо психологической поддержки больным медсестрам стали звонить разнокалиберные начальники и устраивать допросы, делать внушения, чтобы «не выносили сор из избы».

Не нужно этого делать. Им и так непросто. Лучше позвоните им сегодня и поздравьте с профессиональным праздником.

P.S. Вскоре после публикации в редакцию обратился опытный психолог и предложил свои услуги медработников, проходящих лечение в стационарах после работы в условиях коронавируса. Безвозмездно и конфиденциально. Мы передали его координаты нашим собеседницам. Не уверены, что все они сами поспешат звонить психологу, но не сомневаемся, что такая готовность помочь для них очень важна.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter