Тайны Сакаски: главные итоги экспедиции самой неизведанной пещеры Башкирии

Тайны Сакаски: главные итоги экспедиции самой неизведанной пещеры Башкирии

17 октября 2017, 13:30
Общество
Надежда Валитова
Photo: Артур Салимов.
О том, как проходила работа спелеологов и каковы их первые открытия, узнала Медиакорсеть.

На минувшей неделе в Кугарчинском районе республики впервые в истории состоялась крупная научно-исследовательская экспедиция спелеоподводников. Дайверы со всей страны собрались здесь, на территории Юмагузинского водохранилища, чтобы впервые оказаться там, где еще не ступала нога человека.

Их цель — неизученная ранее пещера Сакаска, которая имеет все шансы стать центром притяжения для дайверов со всего мира. О том, как проходила работа спелеологов и каковы их первые открытия, узнала Медиакорсеть.

Уральский потенциал

Четверг. Ранее утро. Из Уфы команда журналистов выезжает в Кугарчинский район. Дорога занимает около четырех часов. Поля сменяются холмами, степи — горами. Осень перед началом своего пика. Около часу дня мы оказываемся на территории живописного Юмагузинского водохранилища, где нас встречают организаторы пресс-тура и участники экспедиции.

Один из них — Салават Нафиков, заместитель директора по развитию санатория «Якты-Куль». Сразу же задаем ему вопросы.

- Во-первых, экспедиции были, разного уровня, с разными целями. Почему именно Сакаска? У нас в республике около 70-80% еще неизученных пещер. Так много на самом деле. Самые крупные подводные пещеры — Шульган Таш в Бурзянском районе и Сарва в Нуримановском. Все это — огромный потенциал республики, Урала.

  • Сакаска — уникальная пещера. По нашим представлениям, ее длина составляет порядка 20 километров. Пока нами пройдено около 800 метров. Максимальная глубина погружений не превышала 60 метров. И это уже большие цифры.

Вход в Сакаску находится на глубине 20 метров. Всего час на катере от Юмагузинского водохранилища — и мы на месте. Нафиков увлеченно продолжает:

- В пещере, кроме того, не изучен животный и растительный мир.

Примечательно, что за день до конца экспедиции спелеологи нашли рачка, которому, вполне возможно, около сотни лет. Теперь его отдадут на изучение БГПУ им. М. Акмуллы в Уфе.

- Эти животные и растения, - продолжает Салават, - адаптируются к условиям жизни, где постоянная темнота и малое количество кислорода. Это абсолютно уникальная флора и фауна.

В Сарве регулярно проводят учения спасатели МЧС, здесь обучают дайвингу спелеологов. Подводная часть пещеры Шульган Таш гораздо сложнее. Трудно поверить, но в августе Шульгане в одном из подводных залов нашли обычную снегоуборочную лопату. Как она туда попала? По тоннелям, мы думаем. И у нас стоит задача - найти тоннели, ходы и изучить их.

В переводе с башкирского «Сакаска» можно с натяжкой перевести как «предостерегающая или таящая опасность». Пещера всегда была под водой, но вход в нее до строительства Юмагузинского водохранилища был открытым.

«Туристов у нас много. Хотим еще больше»

Пока мы ждем наш катер, знакомимся с Владимиром Юровым, заместителем директора Управления по эксплуатации технических сооружений Юмагузинского водохранилища. Он из Мелеуза и работает здесь уже 17 лет. Он рассказывает нам, что постоянно на водохранилище трудятся около 40 человек, всего — более 200.

- На моей памяти это первая крупная организованная спелеоэкспедиция, - начинает Юров. - Я и сам раньше часто ходил в пещеры, увлекался.

Юмагузинское водохранилище введено в эксплуатацию в 2008 году. Большая стройка началась здесь еще в 1999-м. Проект тогда неоднократно подвергался критике различными «зелеными» организациями, критиковался за затопление территорий нацпарка «Башкирия», но, несмотря на многочисленные протесты, все же был осуществлен. Максимальная разница между барьерами водохранилища — 63 метра. Вода здесь сбрасывается регулярно, общая площадь водохранилища — 35,6 км².

Владимир Михайлович с болью признается, что сегодня водохранилище может в буквальном смысле слова опустеть — работать здесь некому, передавать накопленный опыт — тоже. Дело в том, что большинство местных рабочих станут пенсионерами уже в ближайшие пару нет. На предприятии остро чувствуется кадровый голод.

  • Нам не хватает примерно 100 млн рублей, чтобы банально обезопасить скалистый берег от камней, из-за падения которых у нас уже пострадали люди и машины. Работа опасная, а зарплата тут около 12-13 тысяч рублей, ну кто за такие деньги рисковать жизнью будет? - задается риторическим вопросом Юров.

От грустных мыслей нас отводит Марс Юлбарисов, местный предприниматель, развивающий туристический бизнес на территории кластера «Бурзянский». В его турбазе «Юлбарс» неподалеку остановились участники экспедиции. Причем совершенно бесплатно. Нам он рассказывает о своей готовности построить возле Сакаски дайвинг-центр.

- Это моя работа. Строить объекты и развивать все их направления. Пик турпотока у нас, конечно же, летом. Зимой приезжает много рыбаков, на снегоходах катаются. Приезжают со всей страны — Питера, Москвы, Самары. Здесь рядом Нугушское водохранилище, национальный парк «Башкирия», Мурадымовское ущелье, прекрасный водопад Куперля... Приезжают много. Хотим, чтобы приезжало больше.

- А средства найдутся? - спрашиваю я.

- Найдутся.

Отметим, что часть экспедиции проходит за счет средств Госкомитета туризма по РБ, Министерства экологии и природопользования РБ, администрации Кугарчинского района Башкирии, часть средств также взяло на себя местное отделение Русского географического общества во главе с Камилем Зиганшиным. Остальную часть (топливо, транспорт) участники потратили из своего личного кармана.

Голубое озеро

В состав экспедиции входят 8 человек — из Екатеринбурга, Москвы, Санкт-Петербурга. Глава команды — екатеринбуржский инструктор-тренер по пещерному и техническому дайвингу Евгений Рунков: высокий, худощавый, немногословный, но улыбчивый мужчина.

- До того, как вход в пещеру был затоплен, она носила другое название - Голубое озеро. Рядом находился хутор Сакаска, пещеру назвали в честь него. Изучать ее начали еще тогда, когда она была источником. Пещера разведана на полкилометра. В пещере, кстати, всегда одинаковая температура воды — до четырех градусов, и октябрь нами был выбран потому, что именно в этот период года в пещере наилучшая видимость: на водохранилище идет сброс воды, она избавляется от мути и становится прозрачнее.

Известно, что Рустэм Хамитов лично заинтересован итогами экспедиции. Ее организаторы надеются, что глава республики свое обещание сдержит и поддержит в дальнейшем их проект по развитию дайвинг-центра в Сакаске.

К экспедиции готовились полтора месяца, рассказывает Нафиков.

- Сложности были прежде всего с выбором даты и погодными условиями — смотрели, чтобы не было дождей.

2 часа глубины

Наш катер подъезжает и мы наконец отправляемся туда, где остановились участники экспедиции. Вход в пещеру — у огромной скалы высотой примерно в 10-этажный дом. Местная природа просто поражает своей величественной, умиротворенной, заповедной красотой. Нам говорят, что в лесах тут водятся медведи, одного из которых запечатлели недавно тележурналисты.

На каменистом берегу уже стоит катер. Часть дайверов уже вышла на поверхность, другая только готовится. На импровизированной кухне, окруженной высокими хвойными деревьями, в большом котле готовится обед - мясное рагу. Пахнет вкусно и аппетитно.

В день у дайверов всего два-два с половиной часа на погружение. Все остальное — подготовка к этим двум часам, 30-60 минут (в зависимости от времени погружения) из которых уходит на так называемую декомпрессию. Это необходимый комплекс мер, который обеспечивает подъем водолаза с глубины без риска для здоровья.

- На определенных глубинах мы останавливаемся, для того, чтобы азот и гелий, накопленные в тканях организма, вышел через легкие. В противном случае дайверу грозит болезнь, от которой можно умереть, или остаться парализованным, - рассказывает Юлия Сераева.

Дайверы ныряют в парах. Друг друга они называют «бадипартнерами». Выбирают их, как говорят мне участники экспедиции, тщательно и долго.

- Напарники годами «нарабатываются». Это как лучшего друга выбрать. Представь себе — человек должен научиться понимать тебя без слов. И ты всегда должен знать то, что он делает, когда ты, например, находишься с ним на каком-то расстоянии.

Главная задача дайверов при погружении — продвинуться как можно дальше и занести все увиденное на специальную топографическую карту Сакаски. Пока двое глубоко и далеко в воде, их страхуют еще пара дайверов — готовят баллоны, следят за погружением. Важно понимать, что гидрокостюм и оборудование весят от 70 до 100 кг. Стоят они около полумиллиона рублей, удовольствие недешевое.

У большинства участников экспедиции при этом есть основная работа, в то время как дайвинг - скорее дорогое хобби, призвание.

- У нас многие ребята работают инструкторами по дайвингу. Часто выезжают в Египет, Шарм-эль-Шейх, США. Зачастую хобби и работа связаны, это наш хлеб. В США, Европе дайвинг - это уже четко отлаженный бизнес, в то время как мы в этом деле делаем первые успехи, - говорит Юлия Сераева. - В Башкирии я впервые и могу сказать, что эта республика - одна из самых богатых на пещеры. Здесь очень много всего неизученного. Потенциал впечатляет.

Ее супруг — тоже дайвер, участник экспедиции. Юлия признается, что никогда не решилась бы стать его «бадипартнером».

- Все-таки мы воспитываем детей. И это слишком опасно. И как-то неправильно. Поэтому я каждый раз стою на берегу, жду его, затаив дыхание, - говорит молодая женщина. - Так уж мы устроены.

На турбазу мы возвращаемся уже когда стемнело. Горы заволокло туманом.

На катере я подхожу к дайверу Илье Козлову из Петербурга. За его плечами — 15 лет погружений в США и Европе.

- Знаете, ничто не сравнится с тем, когда ты оказываешься там, где до тебя не было людей вообще. Это полный, абсолютный восторг. Я с удовольствием еще раз вернусь сюда. Это особенное место, - говорит он мне.

Первые итоги

Video:Максим Четырин.

Спустя пару дней после завершения экспедиции ее организаторы озвучили нам первые итоги. Во-первых, и это, пожалуй, главное, - в Сакаске нашли белоснежный зал высотой примерно в 20 метров и глубиной до 65-70 метров. По словам дайверов, этот факт говорит сам за себя: место уже достойно пристального внимания спелеологов со всего мира.

- Мы шли под потолком, были моменты, когда кроме потолка и ходовика ничего не было, - поделился впечатлением руководитель экспедиции Евгений Рунков.

Во-вторых, в ходе осмотра пещеры выяснилось, что Сакаска скорее всего связана ходами с так называемым урочищем Кутук-Сумган, как ранее и предполагалось (находится в межгорной котловине между хребами Ямантау и Кибиз на Бельско-Нугушском междуречье, самая сложная и длинная пещера Урала, длина которой достигает до 9860 метров, имеет множество ходов и тоннелей). Это говорит о том, что впереди предстоит тщательная работа по изучению спелеокомплекса республики, в недрах которого такой большой потенциал, - говорит Салават Нафиков.

Исследователями были взяты пробы грунта и воды из глубокой части пещеры. По словам доктора биологических наук, профессора, заведующего кафедрой биологии и биологического образования БГМУ им. М. Акмуллы Марата Мигранова, найденные спелеологами объекты относятся к отряду Бокоплавов (Amphipoda) типа Arthropoda (Членистоногие) подтипа Crustacea (Ракообразные).

- Относительно семейства и рода, к которому они относятся, пока сказать ничего не можем. Необходимо приготовить тотальные препараты, по которым будет проводиться идентификация, - отметил Мигранов Марат Галиханович.

Члены экспедиции отмечают, что первый этап исследования пещеры пройден и они непременно вернутся сюда еще.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter