В Уфе по делу об убийстве топ-менеджера УМПО допросили тайного свидетеля «Штайна»

В Уфе по делу об убийстве топ-менеджера УМПО допросили тайного свидетеля «Штайна»
В Уфе по делу об убийстве топ-менеджера УМПО допросили тайного свидетеля «Штайна»
30 сентября 2020, 21:38ОбществоТатьяна МайороваФото: Наталья Якунина / Mkset.ru
В Верховном суде Башкирии слушания по делу об убийстве топ-менеджера УМПО Юрия Яшина продолжились допросом засекреченного свидетеля, представленного гособвинением под псевдонимом «Саша Штайн».

Сегодня, 30 сентября, в Верховном суде Башкирии после длительного перерыва, связанного с болезнью двух адвокатов и одного присяжного, продолжился допрос свидетелей обвинения. Подробности этого уголовного дела «Медиакорсеть» освещала уже не раз.

«Какая-то папка с какими-то данными»

Максимум внимания сегодня было уделено засекреченному свидетелю, участвующему в деле под псевдонимом «Саша Штайн», который он выбрал себе сам. Как предположили позднее, в перерыве, слушатели, возможно, свидетеля привлекло в этом слове созвучие со словом «тайна». Иначе, если искать прямой перевод, то на ум приходит только немецкое слово «stein», что в переводе на русский язык может иметь два значения: «камень» или «глиняная пивная кружка».

Допрос тайного свидетеля велся по аудиосвязи. При этом сам свидетель находился где-то в другом помещении здания суда. Председательствующий судья Ильгиз Ахметдинов ненадолго отлучился из зала заседаний, чтобы разъяснить засекреченному свидетелю его права и порядок ведения допроса и заодно удостоверить его личность в тайне от остальных присутствовавших в суде.

Фото:Наталья Якунина Mkset.ru

Еще до начала допроса свидетеля «Штайна» практически все подсудимые и их защитники стали возражать против его засекречивания, поскольку ни для кого из них его личность не являлась тайной. Вдобавок у всех у них была возможность ознакомиться с показаниями тайного свидетеля на следствии и убедиться, что они не представляли особой ценности для рассмотрения дела. И только Федор Токарев вместе со своим адвокатом в очередной раз предложили оставить решение вопроса «на усмотрение суда».

Мы знаем, что речь идет о родном дяде подсудимого Токарева, которого зовут Олег Степанкин. Очевидно, что такая форма допроса под псевдонимом — это попытка гособвинения придать значимости его показаниям, которые таковыми на самом деле не являются. И уж тем более никакой угрозы для жизни и здоровья «Штайна» не существует, выразил общее мнение адвокат Айрат Хикматуллин.

Тем не менее гособвинитель Роберт Фаттахов настоял на допросе этого свидетеля именно под псевдонимом, заявив, что он согласился дать показания именно при условии сохранения анонимности. Судья эту просьбу гособвинения поддержал.

Фото:Наталья Якунина Mkset.ru

В дальнейшем показания «Саши Штайна» полностью подтвердили мнение защиты подсудимых. В его словах ценной информации оказалось значительно меньше, чем в показаниях большинства свидетелей, выступавших в суде в открытую. К тому же качество связи оставило желать лучшего, так что участникам процесса приходилось по несколько раз переспрашивать «Штайна», отвечавшего измененным при помощи техники голосом.

Тайный свидетель сразу заявил, что из всех пяти подсудимых он знает только Токарева. Зимой 2018 года он встречался с Токаревым в помещении Центрального рынка Уфы, и подсудимый интересовался у «Штайна», знает ли он кого-нибудь из руководства УМПО. Однако тот сказал, что ни с кем из действующих руководителей предприятия не знался.

Фото:Наталья Якунина Mkset.ru

Отдельно свидетель уточнил, что Токарев спрашивал у него и о Юрии Яшине, но и с ним свидетель оказался не знаком.

Я спросил, с какой целью он интересуется руководством УМПО, но ничего внятного не услышал. Были только общие фразы. Очень обтекаемые. Он сказал, что хочет попасть в квартиру Яшина, я пытался его отговорить. Но он сказал, что его интересует какая-то папка с какими-то данными. Токарев вообще любит приключения, рассказал тайный свидетель.

В ответ на уточняющий вопрос гособвинителя о том, как Токарев объяснил свой интерес к Яшину, свидетель «Штайн» сказал, что Токарева «попросил какой-то коммерс».

«Разыгрывал крутого гангстера»

По свидетельству «Штайна», Токарев в то время ездил на белом автомобиле марки «Субару Импреза» и даже давал ему ненадолго покататься.

У нас не было общего бизнеса. Токарев обещал свести меня с инвестором для развития моего дела. Мы обсуждали с ним этот вопрос несколько раз, но в итоге я убедился, что это только разговоры. Своих обещаний Токарев так и не выполнил, его красивые слова так ничем и не закончились, добавил тайный свидетель.

В ответ на вопрос, зачем Токарев мог ему рассказать о своих планах проникнуть в квартиру Яшина, «Штайн» пояснил, что тот, скорее всего, хотел «повысить оценку в его глазах».

— Но получилось наоборот. Я стал его убежать не делать этого, — напомнил свидетель.

Фото:Наталья Якунина Mkset.ru

Далее гособвинители и адвокаты Сергея Евстафьева единогласно попросили огласить его показания, которые были даны в ходе следствия.

Выяснилось, что в ноябре 2018 года свидетель «Штайн» рассказал следователю, что встречался в январе или феврале 2018 года с Токаревым в помещении Центрального рынка все-таки с целью «обсудить общие бизнес-проекты». Токарев тогда расспрашивал его о Яшине, и «Штайн» рассказал, что напрямую с ним не знаком, но слышал о нем, так как сам тоже занимается бизнесом.

Тогда же Токарев рассказал о своем намерении «бомбануть» сейф Яшина, заявив, что у него для этого «есть все ключики». Он уточнил, что сделать это ему заказал «коммерческий» из руководства УМПО.

В тот день Токарев довез «Штайна», судя по его показаниям, до здания почты по улице Карла Маркса, напротив парка имени Якутова, и показал находившийся неподалеку дом, в котором проживал Яшин.

— Он сказал, что за этим домом нужно присмотреть, а я ему ответил: «Не стучись в тюрьму двумя руками», зачитал адвокат Хикматуллин показания свидетеля «Штайна», данные ранее на следствии.

Засекреченный свидетель согласился, что давал именно такие показания. При этом он не смог прокомментировать слова Токарева о том, как именно тот намеревался «бомбануть сейф» в квартире Яшина.

Что же касается некой «папки», про которую сегодня внезапно стал рассказывать засекреченный свидетель, он признался, что на самом деле во время встречи с Токаревым зимой 2018 года тот не упоминал ни о какой папке, а говорил только про сейф.

— Но откуда же взялась папка? — спросил свидетеля адвокат.

Фото:Наталья Якунина Mkset.ru

— Я читал в СМИ про нее, поэтому и решил так сказать, — признался тайный свидетель, вызвав улыбки у всех присутствовавших в зале.

— А что означают «ключики», которые якобы имелись у Токарева для проникновения в квартиру Яшина? — поинтересовался адвокат.

— Я не задавал уточняющих вопросов. По-моему, он просто блефовал, разыгрывал из себя крутого гангстера, — пояснил свидетель.

Он подчеркнул, что Токарев не предлагал ему последить за домом Яшина.

— Я на это никогда не соглашусь, — даже искаженный техникой голос свидетеля смог передать его возмущение.

Свидетель рассказал, что Токарев при общении с ним не упоминал фамилии Ахмаметьева (это отец бывшей сожительницы Токарева — ред.) и ни разу не заикнулся про Артёма Неволина (псевдоним, под которым Токарев долгое время жил в семье Ахмаметьевых, представившись сотрудником спецслужб).

— Я не знаю, где он работал. Скорее всего, нигде. Чем зарабатывал, тоже не знаю, — дополнил свидетель «Штайн» в конце допроса.

Как пояснил председательствующий судья Ильгиз Ахметдинов, у гособвинения остался только один недопрошенный свидетель — это Ольга Бажина, бывшая сожительница Федора Токарева, находящаяся сейчас в Москве. Она прилетала в Уфу 22 сентября, но тогда, напомним, заседание было отложено из-за болезни трех участников судебного процесса. Теперь Бажина сможет прилететь в Уфу только после 9 октября. По этой причине продолжение судебных слушаний перенесли на 13 октября.

На этом часть сегодняшнего судебного заседания с участием присяжных заседателей закончилась.

«Меру пресечения оставить без изменения»

После того, как присяжные покинули зал заседаний, судья приступил к решению так называемого «процессуального вопроса» о продлении меры пресечения подсудимым в виде заключения под стражу, её срок истекает 6 октября.

На самом деле, этот вопрос оказался вовсе не таким второстепенным, как можно было бы подумать. Судья зачитал собранную в материалах дела информацию о подсудимых и тем самым дал возможность присутствующим в зале вновь задаться вопросом: «Неужели Сергея Евстафьева и остальных четверых подсудимых реально может что-то объединять?».

Сергею Васильевичу Евстафьеву с УМПО дали блестящую характеристику, как авторитетному и уважаемому человеку, профессионалу своего дела, отличному руководителю. Он является заслуженным машиностроителем Республики Башкортостан, награжден орденом «За заслуги перед Отечеством» II степени, медалью «За доблестный труд», множеством почетных грамот и благодарственных писем от руководителей регионального и федерального уровней.

Пока судья зачитывал всю эту информацию, сотрудники УМПО, сидевшие в зале, взволнованно слушали и посматривали на Сергея Васильевича, на лице которого в этот момент тоже отражались глубокие душевные переживания.

Фото:Наталья Якунина Mkset.ru

Про Федора Токарева судья напомнил, что этот 37-летний мужчина ранее был судим, нигде не работал. Про трех молодых ребят — Мингазова, Талипова и Хасанова — что им всем по 25 лет. У Мингазова есть семья — жена, 4-летняя дочка, у Хасанова — пожилая больная мать. Про Талипова со слов участкового известно, что злоупотреблял спиртным, имел нарушения по линии ГИБДД, но в остальном далеко не матёрый уголовник.

В ответ на вопрос об избрании дальнейшей меры пресечения в основном все подсудимые и их адвокаты попросили отпустить их под домашний арест. Кроме Федора Токарева, который неизменно произнес: «На усмотрение суда, ваша честь».

Сергей Евстафьев, заметно волнуясь, заявил, что суд нарушил все разумные сроки рассмотрения дела, даже с учетом пандемии коронавируса, — за полгода состоялось всего семь заседаний, включая предварительные слушания. Он заверил, что не собирается скрыться от суда, тем более, что все доказательства собраны. И воздействовать как-либо на свидетелей обвинения, которые почти все уже допрошены, у него возможности нет. Он сообщил также, что живет на таблетках и нуждается в квалифицированной медицинской помощи в связи с гипертонией, мочекаменной болезнью и еще рядом недугов.

Тем не менее судья после часового перерыва поддержал ходатайство гособвинения и решил оставить всех подсудимых под стражей.

Фото:Наталья Якунина Mkset.ru

— Мы ждем Сергея Васильевича, нам без него никак, — от имени коллег выразила эмоции Альфия Сафина, проработавшая на УМПО 40 лет.

— Мы тоже ждем своего сына, мы уверены, что он невиноват. Всё, что случилось, — это вина только одного Токарева, — поделился эмоциями отец Эрика Талипова — Ришат.

Медиакорсеть продолжает следить за ходом судебных слушаний.

Мнение

Айрат Хикматуллин, адвокат, защищающий Сергея Евстафьева:

— Мы обязательно будем опротестовывать решение суда о продлении содержания под стражей Сергея Васильевича Евстафьева. В прошлый раз, 14 апреля, гособвинение настаивало на содержании подсудимых под стражей, делая упор на свою доказательную базу. И вот мы выслушали почти всех свидетелей и видим, что на самом деле никакой серьезной доказательной базы, подтверждающей вину Сергея Евстафьева, нет. И сегодняшний так называемый засекреченный свидетель — лишнее тому подтверждение. По сути, он опроверг само обвинение в заказном убийстве, подтвердив, что Токарев изначально собирался ограбить квартиру Яшина. Даже засекреченный свидетель это опроверг!

К тому же ранее мы не раз указывали на многочисленные нарушения, допущенные на стадии следствия. Чего только стоят исчезнувшие из материалов дела показания свидетельницы Марины Яшиной о наличии у ее мужа в сейфе второго мобильного телефона! Эти показания из дела были изъяты, и нам пришлось в ходе предварительных судебных слушаний добиваться повторного приобщения их к материалам дела. При этом нам так и неизвестно, где сейчас находятся вышеупомянутые сейф и второй мобильный телефон Юрия Яшина. Мы не исключаем, что эти важные доказательства были утрачены либо уничтожены.

Всё это вновь подтверждает: обвинение против Сергея Васильевича Евстафьева сфабриковано от первого и до последнего слова. Значит, он был незаконно привлечен в качестве обвиняемого и, соответственно, незаконно содержится под стражей уже третий год. Против него не прозвучало ни одного серьезного аргумента, кроме того, что на новогоднем корпоративе Яшина посадили за другой стол, а сам Евстафьев в день гибели своего зама почему-то не надел галстук. Мы считаем это издевательством над правосудием.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter