Шанс измениться для всех: как в Башкирии работает интернат для престарелых и сирот

Шанс измениться для всех: как в Башкирии работает интернат для престарелых и сирот

17 августа 2019, 10:19ОбществоНадежда ВалитоваPhoto: Вадим Брайдов. / Mkset.ru
Корреспонденты Медиакорсети отправились в единственный в стране интернат, в котором под одной крышей живут старики и дети.

Светловолосой Айсылу 16 лет. В руках у девочки плюшевая кукла, которую она собирается укладывать спать. Больше всего Айсылу любит петь и танцевать. Петь — о любимой бабушке, с которой впервые познакомилась в этом году, танцевать — вместе с 50-летним партнером по театру Александром. Сегодня в актовом зале они вместе выбирают мелодии для своего будущего совместного выступления. Пока остановились на романтичной песне Хулио Иглесиаса — пара танцует вальс в инвалидных колясках.

Учиться любить

Старобаишский дом-интернат для престарелых находится в Дюртюлинском районе Башкирии всего в полутора часах езды от Уфы.

Место это действительно уникальное — аналогов в стране нет. Между тем, работает он уже с 2007 года. И если сначала здесь жили престарелые инвалиды, семьи которых оказались не в состоянии их содержать, то позже на полное гособеспечение сюда перевели еще и детей, нуждающихся в постоянном уходе, от которых отказались родители. Большинство их родителей были лишены прав из-за своего аморального образа жизни.

Судьбы каждого из подопечных — в руках специалистов интерната. Их они ласково называют «апа» или «нэнэй» (в переводе с башкирского — сестра, бабушка), а иногда — подругами, сестрами или даже мамами.

Photo:Вадим Брайдов Mkset.ru

— Все произошло как-то само по себе, — начинает рассказывать нам директор интерната Эльза Шайхутдинова. — Это никакой не эксперимент, не решение сверху. Все мероприятия, которые проходят в стенах интерната, мы проводим совместно, будь то турнир по шахматам или занятие по домоводству, скандинавской ходьбе, театру, танцам или кулинарии. Дети и взрослые тянутся друг к другу, ведь каждому из них нужны ласка и внимание.

В интернате живут 31 детей в возрасте от 4-х до 18 лет и 117 людей преклонного возраста, у каждого из них — тяжелый недуг, справиться с которым помогают совместный творческий процесс, общение, постоянная забота друг о друге. По достижении 18 лет дети вновь возвращаются в родные пенаты — во многом из-за тяжелой формы инвалидности, отчасти из-за того, что общество за стенами Старобаишевского интерната пока не готово их принять.

Photo:Вадим Брайдов Mkset.ru

— Это большая боль, — объясняет Эльза Шайхутдинова.

— Наши дети, когда поступают в образовательные учреждения, часто сталкиваются с травлей в свой адрес из-за своей «инаковости». Было много случаев, когда родители школьников возражали, чтобы их «здоровые» дети учились вместе с нашими ребятами. Меня даже пугали увольнением. Некоторые прямо так и говорили: а что, если ваши дети на колясках будут обижать и бить моего ребенка?! А если их заразят? «Чем?» — спрашиваю я. ДЦП? Аутизмом? Раком?!

Мы боремся со стереотипами, убеждая их в том, что все дети, независимо от их недуга и внешности, одинаковы. Никто ни от чего не застрахован, все нуждаются в поддержке, внимании и любви. И эта борьба — шанс измениться для всех нас. Стать более милосердными, чуткими друг к другу.

Photo:Вадим Брайдов. Mkset.ru

Обними меня покрепче, я хочу согреться

Знакомимся с воспитанниками интерната. К нашему приезду они уже успели пообедать и теперь каждый занят своим делом, но все сидят за общим столом, — собирают лего, играют в смартфоне или занимаются с игрушками.

Photo:Вадим Брайдов.Mkset.ru

Самой маленькой девочке в интернате по имени Варвара — 4 года, она попала сюда совсем недавно после несчастного случая, до этого она три месяца лежала в больнице. Из-за травм, полученных в семье, она до сих пор не разговаривает, но, как подсказывают мне воспитатели, всё понимает.

Эльза Шайхутдинова с воспитанницами интерната. В ее руках - маленькая Варя.
Photo:Вадим Брайдов.Mkset.ru

Черноволосая Нина — сирота. На столе у нее собранный пазл с картинкой диснеевской сказки. Она рассказывает мне, что из всех героинь больше всего любит Золушку. На ярких стенах палаты — портреты принцесс, уже настоящих. На них девочки изображены в пышных красивых платьях, — все воспитанницы интерната, улыбающиеся и буквально светящиеся изнутри.

— Это все наши волонтеры придумали, нарядили девочек, устроили им такой праздник! — говорит директор Эльза Шайхутдинова.

В каждой комнате и коридорах — многочисленные поделки ребят из глины, бисера, пластика, дерева. Воспитатели часто делятся успехами своих детей, рассказывая об их увлечениях и достижениях в спорте, искусстве, кулинарии и просто — в общении.

Photo:Вадим Брайдовmkset.ru

— Наших детишек в основном усыновляют жители других регионов, — рассказывает Эльза Шайхутдинова. — В основном это люди, которые уже имеют опыт взаимодействия с детьми-инвалидами. Некоторые потеряли своих детей из-за тяжелой болезни и хотят шанс дать другим детям обрести настоящую семью.

В гимнастическом зале несколько ребят играют в мячи и занимаются на тренажерах. Самый младший из них — Юлиан, которому нет и пяти лет. Увидев гостей, он с любопытством подошел к нам, опираясь на свои крохотные ручки. У маленького Юлиана, как у многих из здешних ребят, ДЦП.

Photo:Вадим Брайдов. Mkset.ru

Сережа Некрасов этой осенью пойдет в четвертый класс сельской школы. Его любимый предмет — физкультура. Позже я узнаю, что мальчик попал сюда из пьющей семьи. В знак протеста школьник спрыгнул с балкона, видимо, желая хоть как-то привлечь к себе внимание родителей.

Photo:Вадим Брайдов. Mkset.ru

Его друг Саша, как и Айсылу, тоже любит петь. Любимая песня, конечно, о маме. Когда Саша поет, то закрывает глаза и расплывается в широкой улыбке.

В мире нет тебя дороже, в моём ты сердце

Обними меня покрепче, хочу согреться!

Век покоя без тоски

У многих взрослых и пожилых обитателей интерната есть семьи, мужья и жены, дети и даже внуки. Есть здесь и те, кто ранее отсидел внушительный срок в тюрьме. К таким здесь особый подход.

В коридоре у лифта встречаю тетю Клаву — бабушка идет к компании играющих в шахматы. Дети и пожилые играют друг с другом.

Меня знакомят с бабушкой Фаей. Бодрая походка, уверенный взгляд, белый аккуратный платочек.

В интернате она с самого его создания — все 14 лет. Здесь ее любят и уважают — за последние два года женщина передала детям и взрослым интерната 100 тысяч рублей — по 50 тысяч на каждое отделение. На эти средства заведующие купили холодильник, термосы, сделали ремонт.

— Вы с Уфы? Надя? — спрашивает она меня и быстро переходит на татарский. — Минем белән барыйк! (Пойдем со мной, — тат.)

— Простите, совсем не знаю татарского, — расстроенно говорю я.

Тетя Фая признается, что за свою жизнь так и не нажила детей.

— Я родом из Киргизии, в Уфу приехала в конце 60-х, работала в троллейбусном депо, пережила страшный пожар. Похоронила своих отца и мать. У меня было много братьев… Но я всех их пережила. Дети здесь и есть мои настоящие внуки.

— О чем мечтаете, тетя Фая? — спрашиваю я.

— Дожить свой век в покое. А что еще нужно? Мне здесь хорошо, весело, — улыбается она.

Тетя Фая.
Photo:Вадим Брайдов. Mkset.ru

На уроке кулинарии, который проходит здесь всегда по желанию и в любое время, знакомлюсь со Светланой Громовой. Хрупкой внешне, но сильной внутри.

Пока она сидит за столом, ее «внучки» готовят оладьи из кабачков. Пробую — вкусно, как дома.

Светлана — женщина трудной судьбы, пережила гибель всей своей семьи в страшной аварии.

Светлана.
Photo:Вадим Брайдов. Mkset.ru

— Не знаю, как я выжила после всего этого. Решила, что пока живу, нужно быть сильной. Дети — моя великая отдушина, я к ним так привязана. Правда, не всегда вижусь с ними, немножко приболела…

У Светланы Яковлевны, как она позже рассказала, целый «букет заболеваний», включая онкологию.

Девочки за плитой рассказывают, что уже научились готовить манты, пироги, плюшки, торты, показывают целый альбом своих кулинарных успехов.

Photo:Вадим Брайдов. Mkset.ru

— Как в ресторане! — думаю про себя.

Александру вот-вот исполнится 50 лет. Работал на уфимской птицефабрике, попал в аварию, стал инвалидом, семья от него отказалась. В интернате он нашел свое вдохновение — бальные танцы. Вместе с юной Айсылу они занимаются в театре танца «Грация».

— Просто люблю делать людям приятное, — говорит он.

Есть в интернате и своя супружеская пара.

Рауль старше Альбины на 18 лет. Красивая, светловолосая, стройная блондинка сразу привлекла внимание крепкого на вид Рауля. Разница в возрасте им не помеха — по словам воспитателей, эти двое всегда и всё делают вместе. И если раньше Альбина, поступившая в интернат в тяжелом состоянии в 28 лет, плохо передвигалась, то теперь ходит и занимается спортом — пока это бег, скандинавская ходьба, маунтинбайк. Среди ее любимых занятий — вышивка и вязание.

В их тесной, но уютной комнате, вижу фотографии с недавнего никаха — мусульманского обряда бракосочетания.

Воспитать и научить

В Башкирии, согласно информации, опубликованной на сайте минтруда РБ, работают 4 дома-интерната для престарелых и инвалидов, Республиканский геронтологический центр «Именлек», 25 отделений по всей республике и пять реабилитационных центров для детей с ограниченным возможностями развития.

Photo:Вадим Брайдов. Mkset.ru

— Практика совмещения детского дома и дома престарелых действительно хорошая. Но распространить ее на всю Башкирию, а уж тем более, на всю страну, практически нереально, — считает Фатима Мустафина, 20 лет проработавшая директором детского дома №9 в Уфе. — Все потому, что здесь мы будем наблюдать конфронтацию двух ведомств — министерства труда и министерства образования. Главная задача минобразования — воспитать и научить этих детей, а у минтруда — накормить и одеть стариков. В республике ранее чиновники предлагали детские дома и приюты отдать под шефство минтруда, но идея так и не нашла поддержки. Здесь есть другое разумное решение, на мой взгляд, — предложить эту уникальную практику инвесторам и ввести форму государственно-частного партнерства, — считает Фатима Мустафина.

Photo:Вадим Брайдов. Mkset.ru

— Если это удачный опыт, а в случае со Старобаишским интернатом это действительно так, его необходимо распространить, — уверен Афруз Миннигалеев, зампредседателя ресурсного центра для пенсионеров «Мои года — мое богатство». — Другое дело, что здесь важна колоссальная психологическая помощь. В рамках нашего проекта «Бабушки — детям» мы учили одиноких людей преклонного возраста быть наставниками детей, выросших в неблагополучных семьях. Из 15 бабушек только 8 продолжили общаться с детьми, другие же просто не выдержали психологически и лишь одна продолжает общаться с ребенком спустя десятилетия.

Photo:Вадим Брайдов. Mkset.ru

Директор коррекционной школы-интерната ЮНЕСКО Альфия Кириллова напротив, считает, что единственного верного решения в этом вопросе быть не может.

- Проживание людей вместе, вообще любых, - это до сих пор задача, которая не имеет решения, алгоритма, системы, критериев. Мое мнение - необходимо индивидуальное решение прежде всего самих участников, то есть тех, о ком говорим, - считает наш эксперт.

Старобаишевский интернат — место действительно уникальное. Ничто не сравнится с особенно теплой атмосферой здесь. Вживую можно убедиться в том, с каким трепетом и уважением относятся здесь друг к другу дети и взрослые, воспитатели и заведующие.

Артем и Эльза.
Photo:Вадим Брайдов. Mkset.ru

«Когда мы вместе, мы не одиноки» — таков девиз учреждения.

Когда прощаемся с подопечными интерната, нас тепло провожает маленький Айдар. Двигаясь на инвалидной коляске, держа меня за руку, широко улыбаясь, он доводит меня до самых ворот, будто не желая расставаться. Крепко обнимает и машет рукой.

Старобаишевский дом-интернат для престарелых и детей примет в дар: книги (детская, художественная, школьная литература), детские наборы для творчества (наборы для бисероплетения, оригами, макраме и т. д.), ткани для праздничных костюмов, а также ждет волонтеров-профессионалов с концертами, мастер-классами о финансовой грамотности, психологии, гигиене, творческими уроками и т. д.

По всем вопросам: директор Эльза Шайхутдинова +7 917 418-30-21.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter