Маленькая мама: История девушки из Башкирии, которая пытается спасти сына

Маленькая мама: История девушки из Башкирии, которая пытается спасти сына

15 октября 2018, 10:13
Общество
Лида Богатырева
Photo: Артур Салимов
Когда Карина забеременела, ей много пришлось противостоять. Тимашево – небольшой поселок, и все здесь друг друга знают. Принять несовершеннолетнюю маму местные жители оказались не готовы.

Карина говорит, что страшно было не это. Страшно было, когда при рождении ее сына буквально вытащили с того света, когда она узнала, что тяжелые роды не прошли без последствий и у Ярослава детский церебральный паралич (ДЦП) вкупе с инвалидностью. Сегодня ей страшно, что борьба за будущее сына не будет успешной.

Мама Карина

Поселок Тимашево находится недалеко от Уфы. Как бы это парадоксально не звучало, возможность жить и зарабатывать местным дает кладбище. Семья Парамоновых – не исключение. Мама Карины Ольга каждый день выходит торговать цветами и венками, а вне сезона работает в магазине, отец устанавливает памятники. Ярик и Карина живут в Тимашево вместе с бабушкой, мамой, папой и младшим братиком Карины. Ярославу почти три года, его маме почти 18.

Карина всегда была обычным ребенком, может, чуть усидчивее остальных. Староста класса, хорошистка – она любила выступать на спектаклях и концертах, занималась танцами, а в последнее время помогала волонтером детям с инвалидностью. С Владом встретились, когда ему было 19, а ей 14. Вместе гуляли в одной компании, проводили время, вместе отпраздновали Новый год. Какое-то время о своей беременности не знала – не показывали ни одни тесты. Списав все на гормональный сбой, мама Карины решила отвезти ее к детскому гинекологу.

– Первая реакция была шоком, мыслей об аборте не было. Сразу подумала, что ничего страшного – возьму дополнительную работу, помогу поставить внука на ноги, – рассказывает Ольга. Родители Карины поговорили с отцом и матерью Влада и решили, что лучшим выходом из ситуации станет свадьба.

Через некоторое время они расписались, и за месяц до родов Влад переехал в родительский дом Карины. Некоторое время семьей интересовались органы опеки, приходили, проверяли условия проживания, параллельно шли суды над Владом за совращение несовершеннолетней. Когда Карина была уже на большом сроке, ее отправили в Базилевку для оценки вменяемости. Там задавали много вопросов, показывали кляксы Роршаха, проводили тесты. В результате, ее признали вменяемой, дали права совершеннолетней и отправили домой. Владу дали условный срок и часы отработки.

– Я долго скрывала в свою беременность в школе – до того момента, пока живот не вырос так, что его невозможно было скрыть. Многие одноклассники тогда подходили ко мне со словами: «Ну ты даешь». В лицо мало что говорили, все обсуждения шли за глаза. Учителя комментировали, что в тихом омуте черти водятся. В школе прокатилась волна классных уроков, где объясняли, что «спать» нужно в презервативах, – рассказывает Карина. Под конец срока она перешла на домашнее обучение, в восьмом классе ее попросили перевестись на семейное образование, она закончила девять классов и поступила в техникум.

– От меня отвернулись подруги, – вспоминает Карина. – Я живу в поселке, где все друг друга знают, кто-то меня обзывал, кто-то мог толкнуть в магазине. Видимо всех задевал тот факт, что я беременна. До сих пор кто-то косится, кто-то улыбается через силу.

Отец Ярика и роды

Схватки начались около одиннадцати утра. Карина проснулась, попила чай и легла обратно в постель. Позже почувствовала, что сильно болит низ живота. Она подошла к маме и спросила: «Это оно?». Ольга сказала дочери между приступами боли засекать время, объяснила, как это делать. Как стало понятно окончательно, что боль вызвана схватками, Карина с мамой и Владом поехали в роддом, позже он уехал домой.

Из-за возраста Карины ранее врачами было показано делать кесарево сечение. Когда стало понятно, что пришло время рожать, Карине стало плохо. Ольга побежала к медикам и просила, чтобы дочери сделали кесарево, но врачи отказали.

– Ночью, в пять минут первого показался Ярик, а потом застрял. Недолго думая, врачи просто вытянули его за головку. У сына было кровоизлияние в мозг, его достали мертвым, начали реанимировать. Я не знаю, как им удалось его спасти. Через несколько дней в больницу пришел начмед и поднял всех на уши, так как я после родов не могла ходить, а Ярослав был в критическом состоянии в реанимации, – вспоминает Карина.

После родов Карину положили в отдельную палату, чтобы Ольга могла за ней ухаживать. Вместе с девушкой лежала женщина из Узбекистана, у которой ребенок умер во время кесарева сечения. Ольга бегала между ними двумя и старалась помочь. На десятые сутки Карину выписали, а Ярик еще около месяца лежал в больнице. Благодаря заботе Ольги оклемалась и женщина. Карина навещать сына не могла – постоянно теряла сознание и по-прежнему толком не могла ходить. Карина рассказала, что в этот же период Влад начал гулять и приходить домой только под утро. Своего ребенка признавать он тоже перестал, сказал, что сын-инвалид ему не нужен, и что такой ребенок у него родиться не мог. Карина подала на развод и сосредоточилась на здоровье сына.

Ярик

В первый раз Карина взяла Ярика на руки в отделении патологии новорожденных, когда ему было три недели. Тяжелые роды оставили след в виде смещения шейного диска и повреждения черепа – на лбу до сих пор виден след, который как шов проходит прямо посередине. Диагноз Ярика – ДЦП. Его поставили не сразу – в девять месяцев, долго не могли разобраться в чем причина. А когда разобрались, врач сказал, что если не начать лечение сразу, то ребенок останется «овощем». В три года малыш почти не разговаривает – общается звуками, жестами, мимикой. Четко произносит несколько слов, среди которых есть «мама» и «Оля».

Психически он здоров, просто отличается от других. Из-за спастики – состояния, когда мышцы находятся в постоянном напряжении, он не может разогнуть руки и самостоятельно ходить. Из-за сколиоза врачи запретили ему делать шаги и при посторонней помощи. Он не может сам есть, потому что опрокидывает ложку по дороге, но очень хочет. У Ярика интерес ко всему, что находится в поле его зрения, он всегда пытается преодолеть то, чего не может. Он вообще не любит сидеть спокойно, Карина говорит, что у него очень много энергии.

– Когда Ярослав родился, я не понимала, что мне делать с ним. С маленьким человеком, который выжил с горем пополам. Мне было плевать, что я родила так рано и лишилась детства. Самое сложное было признать, что у сына болезнь, и что это навсегда. Сложно было признать, что нужно работать, работать, что впереди нас постоянно ждут курсы реабилитации. Страшно, что не поставишь на ноги. Страшно, что может быть хуже, – говорит Карина. Она рассказала, что на реабилитацию нужно 256 тыс. рублей в клинике «Любимый малыш». Мы оставим в конце материала реквизиты, чтобы каждый желающий мог помочь.

Карта Сбербанк 5469 0600 2647 2966 оформлена на Парамонову Карину Раисовну, номер телефона +7 987 606 60 86.

Альфа-Банк: 5486 7328 1537 5159

QIWI кошелёк: +7 987 606 60 86

Яндекс деньги : 4100 1574 2495 504

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter