После папы: как маленький уфимец после странной смерти отца пытается выжить

После папы: как маленький уфимец после странной смерти отца пытается выжить

25 декабря 2017, 13:39
Общество
Лида Богатырева
Photo: Артур Салимов.
Прошло несколько месяцев с того дня, как странным образом покинул этот мир отец девятилетнего Алмаза Альфред. Что думает мальчик, сказать не может никто, даже он сам. Но одно известно точно – теперь ребенку с серьезным диагнозом придется справляться с трудностями и пытаться встать на ноги уже без папы.

«Как тяжело без папы. С каждым днем все сложнее осознавать, что его нет. И время совсем не лечит. Только становится больнее. Все больше понимаешь, как он нас любил и заботился»,- в последнее время Гузель думает об этом постоянно. Прошло несколько месяцев с того дня, как странным образом покинул этот мир ее муж и отец девятилетнего Алмаза Альфред. Что думает мальчик, сказать не может никто, даже он сам. Но одно известно точно – теперь ребенку с серьезным диагнозом придется справляться с трудностями и пытаться встать на ноги уже без папы.

Долгожданный Алмаз

Альфред и Гузель были знакомы всю жизнь, с самого детства. Просто так получилось, что на некоторое время их развела судьба. Они сошлись спустя десятки лет, когда у Гузель уже была взрослая дочь от первого брака. Завести второго ребенка у Валеевых получилось не сразу. О том, что они ждут мальчика, Альфред и Гузель узнали, когда ей было 39 лет. Беременность проходила нелегко. Чтобы выходить долгожданного ребенка, Гузель пролежала на сохранении почти полгода.

При встрече она нам рассказала, что крошечный мальчик родился на седьмом месяце. Ребенок был очень слабый, и первые несколько дней пролежал в кувезе. Врачи ждали, пока раскроются его легкие и уже потом подпустили к нему мать. Тогда взволнованный Альфред пошел в мечеть, помолиться за своего сына. Мулла спросил, как зовут ребенка, и имя само как-то пришло ему на ум. Маленький драгоценный Алмаз. Мальчик выкарабкался, и всю его дальнейшую жизнь Гузель коротко описала в нескольких словах «борьба длиною в девять лет».

- Все настолько смешалось, что я уже и не помню, как началась борьба. Помню, что диагноз ему поставили в 6 месяцев. А на момент выписки из больницы, врачи только сказали, что с ним ничего страшного не произошло, что его состояние легко объясняется недоношенностью. Через месяц после того, как нас выписали, Алмаз начал плакать. Это даже был не плач, это был надрывный крик. С этого момента мы начали обращаться к разным специалистам. Куда только не ходили, но меня просто никто не услышал. В шесть месяцев у сына начались судороги. Врачи сказали, что я была права и поставили ему два диагноза – органическое поражение ЦНС и ДЦП. Но мне-то от признания своей правоты легче не стало, - Гузель заканчивает рассказ и замолкает.

Похоже, что время не лечит

После того, как она замолчала, в маленькой заставленной комнатке наступила тишина. Алмаз тоже затих и начал внимательно смотреть на маму большими голубыми глазами. Она тяжело поднялась с дивана и достала фотографию, где в кругу семьи запечатлен высокий, улыбающийся мужчина.

- Это мы год назад. Вы знаете, Алмаз очень сильно похож на папу. Они много времени проводили вместе. Альфред возился с ним каждый вечер, как только приходил с работы. Они занимались на велотренажере, беговой дорожке, играли, - Гузель снова замолчала, а потом отвлеклась на сына. На ее лице появилась улыбка. Мальчик тут же начал улыбаться в ответ.

- А чего ты там обрадовался то? - Гузель подошла к малышу и, тяжело вздыхая, опустила его с инвалидного кресла на ковер, после этого подошла к ящику с игрушками и вывалила оттуда все содержимое. Когда ребенок, наконец, заинтересовался фонариком, она снова вернулась к нам и рассказала, как так получилось, что отца Алмаза больше нет.

- Никто никогда не думал, что так случится. Я прекрасно помню этот день. Это было 17 сентября. Мы планировали продать квартиру и переехать в свой дом. Альфред днем ездил смотреть один вариант в Кармаскалинском районе. В восемь вечера он позвонил и сказал, что съездил, и что этот дом определенно нам подходит. Он так радостно описывал то, что там увидел. Говорил, что во дворике асфальтированная площадка, и вообще там много пространства для Алмазика.

Перед тем, как попрощаться, он сказал, что вечером пойдет в гараж. Я пошла к своим родителям, которые живут на несколько этажей ниже, и начала ждать звонка. Около 12 часов ночи мне стало не по себе, я дождалась свою дочь, оставила Алмаза с родителями и мы поднялись в нашу квартиру. Открыла дверь, а он там мертвый, прямо в прихожей. Я сразу вызвала милицию и скорую помощь. Моя дочь пыталась его спасти, но безуспешно. А потом начался какой-то ад. Полиция до утра пыталась разобраться, что случилось, задавала какие-то вопросы, то приходили, то уходили незнакомые люди, а он все лежал на полу. Утром я как будто не на своих ногах ушла, продолжать находится там, с ним, больше не было сил, - вспоминает Гузель.

Время не лечит

После этого дня она так ни разу обратно не поднялась. Решила сдать злополучную квартиру и со всеми вещами перебраться к родителям. Теперь Гузель с Алмазом, дочерью Аделей и родителями ютятся все вместе.

Малыша на похороны не возили, но решили все-таки сказать, что его любимого папы больше нет. Гузель вспоминает, что в первое время было очень сложно. Ее сын каждый день ждал, что вот-вот через входную дверь зайдет отец, постоянно ближе к вечеру начинал тревожиться и переживать. Со временем успокоился и совсем притих.

- Сейчас мы пока пытаемся понять, что вообще произошло. Все перевернулось с ног на голову. Нужно как-то восстановиться, вернуться в колею. В моем сыне что-то сломалось. После смерти отца он так ни разу и не притронулся к тем игрушкам, с которыми они играли вместе. Альфред был единственный работающий человек в семье, обеспечивал нас с Алмазом, мою дочь, помогал родителем. Сейчас мы буквально осиротели, совершенно не понимаем, как жить дальше. Пока решили сдать квартиру и поселиться у моих родителей, чтобы хоть как-то собирать на жизнь и реабилитацию, а потом ее продадим и уедем подальше от этого района. Время совершенно не лечит, правильно все же говорят, - подводит итог Гузель.

Сейчас семье Алмаза как никогда нужна поддержка. Мальчик совсем не разговаривает и не ходит. Только вот совсем недавно произнес свое первое слово: «Папа». Гузель смеется, что некоторые его называют советским шпионом, потому что он может передвигаться, только ползая по-пластунски. Мальчик очень любит рисовать и заниматься вместе с учительницей. Алмаза курирует благотворительный фонд «Резиденция добра». Чтобы встать на ноги, ребенку постоянно требуется реабилитация. Помочь этой семье можете и вы.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter