Маска печали: Уфимцы просят признать недееспособной дочь, но та объявила больными их

Маска печали: Уфимцы просят признать недееспособной дочь, но та объявила больными их

5 октября 2018, 14:18
Общество
Татьяна Майорова
Photo: luxfon.com
Выяснение отношений между взрослой женщиной и ее родственниками дошло до суда.

Для нас данная история началась с тревожного звонка в редакцию Медиакорсети уфимки Марии Голубевой (имя изменено по этическим соображениям). Взволнованная женщина попросила помочь ей защититься от произвола судебной системы, которая поддерживает ее корыстных родителей. Те же хотят объявить ее недееспособной, чтобы отобрать долю в их квартире. Однако более подробное изучение темы заставило взглянуть на ситуацию иначе.

Версия первая. Дочь

Возмущению 36-летней Марии не было предела. По ее словам, неблагодарные родители, которые попали под влияние стервозной снохи ее брата, намерены через суд объявить ее недееспособной, чтобы упечь в психбольницу и отобрать долю в родительской квартире.

- Я вывезла из их квартиры три «КамАЗа» всякого мусора, выкинула старую мебель, сделала ремонт, купила мебель, технику, но они все время всем недовольны были, пилили меня. Потом там появилась жена моего брата, которая старше его на 20 лет, и стала настраивать родителей против меня и постоянно цепляться ко мне. Сначала они аннулировали дарственную, которую мама написала на моего мальчика, а теперь хотят оставить и меня ни с чем. Я решила уйти из дома, теперь мы с сожителем и тремя детьми снимаем квартиру. Я пришла недавно в квартиру родителей, чтобы забрать оставшиеся вещи, там был нетрезвый отец, который материл меня и мужа. Так мы и ушли со скандалом. В квартире бардак как на свалке! – рассказала позвонившая женщина.

По словам Марии, она живет сейчас со своим родным шестилетним сынишкой, также двумя детьми сожителя, жена которого умерла. С первым мужем Мария рассталась, по ее словам, потому что он над ней издевался, сейчас он находится в заключении. Подрабатывает тем, что оказывает юридические консультации при сделках с недвижимостью. Одна из ее клиенток, с которой они сдружились, даже пришла в суд, чтобы заступиться за нее, однако судья не стал ее даже слушать.

Во время своего недавнего визита в квартиру родителей Мария и ее спутник Александр записали общение с отцом на видео. На нем видно, что в квартире и в самом деле царит жуткий беспорядок и в комнатах, и на кухне. Хозяин, не стесняясь в выражениях, посылает нежданных гостей куда подальше и оскорбляет дочь, тем самым косвенно подтверждая ее мнение о себе. Спутник Марии заступается за нее, очевидно, что мужчину в ее поведении ничего не смущает.

По словам Марии, отец ненавидит ее с детства, потому что, будучи 14-летней девочкой, она пыталась отправить его на лечение в наркодиспансер. Мама тоже с головой не дружит, убеждена Мария, иначе они не стали бы выгонять дочь с внуком из дома.

- Вся моя жизнь была полна проблем, с самого детства. У меня даже есть с юности такая складка на лбу, которую называют маска печали, которая никак не удаляется. Я даже в косметологическую клинику устраивалась работать, чтобы со скидкой процедуры получать, но так и не смогла от этой «маски печали» избавиться, даже при помощи специалистов, - сообщила Мария.

Женщина искренне возмущена «судебным произволом» и «продажными экспертами», которые определили у нее наличие психического расстройства, несмотря на то, что она успешно справилась со всеми предложенными ей медиками тестами. Свое заключение они выносят, по мнению Марии, главным образом на основании справки из Републиканкой клинической психиатрической больницы, в которой сообщается, что Мария стоит на учете по причине хронического психического расстройства.

- Но это не так! – горячилась наша собеседница. – Я действительно проходила там лечение, но это было не расстройство, а депрессия после развода с первым мужем.

Общение с Марией далось нелегко. Она умеет быть убедительной, выплескивая на собеседника всю свою энергию. Однако что-то в ее повествовании настораживало – например, три «КамАЗа» мусора, вывезенного из родительской квартиры, а также реплики про маску печали и депрессию.

Общаться с «неадекватными», по ее словам, родителями было жутковато, но, тем не менее, мы решились сделать им звонок.

Версия вторая. Родители

Оксана Викторовна Голубева (данные также изменены из этических соображений) в отличие от дочери разговаривала очень спокойным голосом. При этом у нее оказалась очень грамотная речь, практически без речевых ошибок. Узнав о поводе для беседы, она тяжело вздохнула. Чувствовалось, что эта тема для нее очень тяжела.

- Вы знаете, у Маши очень бурная фантазия, она сама придумывает себе какие-то обстоятельства и потом в них верит, а также старается убедить в них других людей. Врачи говорили, что именно так поступают люди с психическими расстройствами, - пояснила Оксана Викторовна. – Мы с мужем - пожилые люди. Он – мастер, занимается ремонтом электроники, я – техник-математик и программист, работала раньше культорганизатором. Я понимаю, что Маша представила вам нас как чудовищ. И на том видео сняла отца как хулигана, но она в тот момент просто довела его до белого каления своим поведением вместе с сожителем.

По словам Оксаны Викторовны, они с мужем очень любят и дочку, и сына, скучают без них, очень волнуются. А этот суд понадобился для того, чтобы защитить их же права.

- Дело в том, что Маша набрала кучу кредитов почти на три миллиона рублей, при этом продолжает транжирить деньги. За квартиру она не платит. Никакого ремонта не делала дома, это ее фантазии. Иначе это было бы видно, а на стенах у нас висят старые-престарые обои. При этом она сделала много покупок в кредит, за которые вынуждены расплачиваться родители. Она вам, судя по всему, не сказала, что хотела продать свою долю в квартире, чтобы рассчитаться с кредитами. Не знаю точно, сама она решила так поступить или по настоянию сожителя. Но у нас есть подозрение, что ее постоянно кто-то настраивает против нас, - рассказала пожилая женщина. – Мы готовы хоть сегодня отозвать этот иск из суда, однако нет никакой гарантии, что она снова что-нибудь не отчудит. Этот иск – наша попытка защитить имущественные права, в первую очередь, внука, который также как и Маша может остаться без жилья. Пусть возвращается к нам и живет у нас с сынишкой. Мы даже и сожителя ее готовы принять в нашу квартиру, если бы были уверены, что это не обернется ежедневными скандалами.

Оксана Викторовна подтвердила, что ее взрослая дочь, к сожалению, страдает психическим расстройством, но называть ее диагноз не стала. А «чудить» Маша начала после того, как родителям показали в психиатрической больнице ее медицинскую карточку. Видимо, всем своим поведением Маша старается доказать, что врачи не правы, и она психически здорова.

Напоследок Оксана Викторовна со слезами в голосе попросила передать Маше, что папа, мама и брат ее и внука очень любят и будут рады, если они вернутся домой.

Мнение эксперта. Врач-психиатр

После общения с Марией и ее родителями мы припомнили расхожую фразу о том, что «началось сезонное обострение», которой в наши дни люди привыкли объяснять многие странности в поведении окружающих. Но шутки – шутками, а кто на самом деле может точно сказать, сколько в нашем обществе проживает людей с психическими расстройствами, кто умеет их определять и чего ждать от таких сограждан?

В данном случае без психиатра явно было не разобраться. Мы обратились за консультацией к врачу-психиатру, психотерапевту, председателю регионального отделения Российской психотерапевтической ассоциации Наталье Шестаковой.

- У героини вашей истории Марии практически нет признаков, которые явно указывали бы на психическое расстройство. Но психические расстройства могут иметь приступообразный характер. И тогда если пациент находится в состоянии ремиссии (то есть у него временно нет признаков болезни), отличить его от здорового человека в некоторых случаях не представляется возможным. Если действительно имеется справка из диспансера о том, что она страдает хроническим психическим расстройством, то нет сомнений, что заболевание есть. Судя по вашему описанию, она имеет как минимум неадаптивное поведение, как максимум - асоциальное, то есть не может уживаться с близкими и не признает их требований.

- Расскажите, пожалуйста, о том, какие психические расстройства распространены сегодня.

- Психические расстройства делятся на два уровня поражения - невротический регистр и психотический. К невротическому уровню относятся временные и обратимые психические нарушения, характеризующиеся критичностью к собственным переживаниям и стремлением от них избавиться. Психотические же расстройства имеют более глубокий уровень поражения психики с отсутствием критики и признаками социальной дезадаптации, то есть частичной или полной утратой человеком способности выстраивать отношения с окружающими людьми. В настоящее время уровень невротизации постоянно растет и распространенность невротических расстройств исчисляется десятками процентов. Доля же психотических расстройств исчисляется единицами процентов. Распространенность шизофрении, например, всегда составляет примерно 1% среди населения.

- Как же быть, если вдруг возникают устойчивые подозрения в том, что рядом с вами оказался человек с психическим расстройством? Куда обратиться?

- Деятельность врачей-психиатров регламентируется законом РФ об оказании психиатрической помощи. На основании данного закона освидетельствовать гражданина можно только в добровольном порядке. Имеются три пункта, по которым возможно провести обследование в недобровольном порядке, но только с санкции суда. По закону только близкие родственники могут подать заявление о таком освидетельствовании. Вообще, случай, о котором вы рассказали, по своему уникален. Исходя из моей практики, крайне редко родственники обращаются в суд с требованием признать недееспособным молодого и полного сил человека. Чаще такие претензии возникают у детей, которые просят признать недееспособными пожилых родителей, чтобы избежать принятия ими тех или иных решений об имуществе.

- Получается, что человек с психическим расстройством может сотворить всё, что ему взбредет в голову, вплоть до убийства, но ничего ему за это не будет? Лет 20 назад мне пришлось судиться с типом, который обвинил нас в клевете за то, что мы рассказали о его "подвигах". Мужчина запер в чулане с земляным полом психически больную жену и ее сестру и издевался над ними, утверждая, что таким образом изолирует их от общества. Суд встал на нашу сторону. Во время процесса я все время боялась, что он может проявить свою агрессию как-то, и в итоге ничего ему не будет, поскольку у него есть диагноз «шизофрения», а я могла остаться инвалидом.

- Это большое заблуждение считать, что если психически больной человек совершает преступление, то ему за это ничего не будет. Для таких пациентов имеются стационары тюремного типа, куда они отправляются после судебно-психиатрической экспертизы принудительно. На самом деле люди с психическими расстройствами вовсе не так опасны, если не провоцировать их на конфликт и не делать акцент на их заболевании.

Продолжение следует?

До финала этой истории, к сожалению, далеко и сложно предугадать, каким он будет. Многое в данной ситуации зависит от отношения людей, окружающих Марию. Пока она чувствует поддержку других, и это укрепляет ее в вере в свою правоту. Мария все-таки намерена пройти независимую экспертизу и доказать свою дееспособность. А ее родители надеются, что дочь вернется домой, и в их семью вернутся мир и порядок.

Медиакорсеть будет следить за ситуацией.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter