Игра с огнем: возобновление разработки Сибайского карьера в Башкирии оживит тление

Игра с огнем: возобновление разработки Сибайского карьера в Башкирии оживит тление
Мнение

13 марта , 13:15
Марс Сафаров
известный эколог, публицист, профессор, доктор химических наук.
Профессор Марс Сафаров прокомментировал намерение руководства Учалинского ГОК возобновить добычу руды в Сибайском карьере.

Известный эколог и публицист, профессор, доктор химических наук Марс Сафаров в беседе с корреспондентом Медиакорсети прокомментировал заявление, сделанное на днях депутатом Госсобрания РБ Яудатом Биккиновым, который является сейчас советником директора Учалинского ГОК, а ранее сам руководил предприятием.

На днях на заседании профильного комитета Госсобрания РБ Яудат Биккинов сообщил, что сейчас начался четвертый этап заливки карьера. По его словам, если после этого руководители Сибайского филиала УГОК убедятся, что окислительные процессы остановлены, то будет рассматриваться вопрос об откачке воды и возобновлении разработки карьера.

Напомним, сибайский карьер прославился на весь мир после того, как в нем началось тление, из-за окисления руды. Местные жители чувствовали резкий запах серы и жаловались на ухудшение здоровья в ноябре 2018 года. Уточним, что назвать сроки окончании затопления карьера сегодня никто не берется, хотя год назад представители УГОК заверяли, что смогут справиться с тлением за несколько месяцев. Тогда профессор Сафаров в интервью Медиакорсеть опроверг их утверждения и, как показала практика, оказался прав.

И теперь Марс Гилязович также считает, что представители комбината вновь делают безответственное заявление. Аргументы по данной теме он изложил в своей книге «Сибай в беде», которая должна выйти в свет в ближайшее время. Предлагаем небольшой отрывок из нее:

- Понятно, что уходящий 2019 год для руководства Сибайского филиала был не самым удачным и спокойным. Из-за экологической катастрофы, всеобщего внимания к этому событию, срыва всех производственных планов, постоянной угрозы закрытия шахты и социальных потрясений в городе менеджмент предприятия жил как на иголках и чувствовал себя как на горячей сковородке. И… пытался потушить пожар без остановки шахты, в то время как надо было немедленно прекратить добычу руды и затопить все подземные выработки вместе с карьером.

Видимо уже в отчаянии к решению задачи привлекли сразу четыре научно-исследовательских института. Самый серьезный среди них, конечно, Научно-исследовательский и проектный институт обогащения и механической обработки полезных ископаемых ОАО «Уралмеханобр» (г. Екатеринбург) - интеллектуальная жемчужина УГМК. В числе спасителей Сибая от подземного пожара оказались Московский научно-исследовательский центр АО НИЦ «Горный эксперт», Екатеринбургский ООО «Уралгеопроект» и Магнитогорский ООО «Маггеоэксперт» с числом сотрудников 3 человека. В связи с этой информацией бросается в глаза отсутствие среди проектантов и экспертов научных сил нашей республики. А ведь в Уфе целый Институт геологии АН РФ, сильные кафедры геологии в УГНТУ и БГУ.

Проектирование работ по ликвидации подземного пожара в Сибае происходило в полнейшей тайне от всех, проектанты и эксперты никогда и ни разу не встречались с сибайцами, с общественностью и с республиканскими специалистами. Невольно думаешь, что, если от тебя что-то так старательно скрывают, следовательно, есть что утаивать. Попытаемся разобраться.

Как мы уже знаем – подземный пожар в Сибае пытаются тушить по проекту, разработанному екатеринбургским институтом «Уралмеханобр». Если пожар не удается ликвидировать, это вовсе не означает, что плох был проектант. Он ведь не свободен в выборе конечных целей, заложенных в проект. Он реализует то, что предписан заказчиком в так называемом «проектном задании». Задание: «тушить пожар, непременно сохранив работу шахты» – это одно, и совсем другое: «тушить пожар даже ценою потери шахты».

На данном рисунке (Башинформ, 27.03.2019 г.), «Как тушили Сибайский карьер») видно, что проект направлен не столько на ликвидацию пожара, сколько на спасение работоспособности шахты. Видимо, главным пунктом в проектном задании было спасти от затопления горизонт 629 м. Похоже, что именно там, в настоящее время, ведутся работы по добыче руды. Для этого проектант предусмотрел создание двух заглушек (перемычек, пробок) на двух вертикальных подземных ходах (возможно, - это наклонные съезды между горизонтами), связывающих горизонт 549 м с горизонтом 629 м.

По схеме видно, что при подтоплении шахты (а не карьера!) вода должна была подаваться по вертикальному стволу шахты «Клетевая» и горизонту 549 м. По какой-то причине проектант предусмотрел создание и третьей перемычки между упомянутыми горизонтами. На создание этих заглушек и ушел весь год. Ведь надо было разработать проект, залить бетоном 4-ых метровой толщины заглушки, подождать, пока бетон схватится и наберет максимальную прочность. Вместо немедленного тушения пожара, время и все силы ушли на спасение шахты – горизонта 629 м!

Первоначальный проект свое назначение не выполнил: некоторые очаги пожара оказались расположены выше, чем уровень затопления. Это обстоятельство говорит о многом. Похоже, что руководство Сибайского филиала представления не имело, где у них горит. Почему оно, это руководство, руководя опаснейшим горным предприятием, в котором более десяти лет полыхает подземный пожар, не удосужилось хотя бы оконтурить очаги возгораний? Все это, безответственность и безграмотность, уже не спишешь на бенефициаров.

Не сумев потушить пожар по проекту, СФ запросил еще 147 дней на борьбу с тлением. Здесь автора умиляет точность в сроках. Она должна видимо показать всем, что ситуация под полным контролем и потрясенные сибайцы, которым нечем дышать, должны поверить, что уже через 147 суток можно будет задышать полной грудью.

Можно предположить, что обозначенное время запрашивается СФ УГОК на укрепление имеющихся заглушек и на установку дополнительных. Если на ликвидацию пожара требуется затопление горизонта 389 м, то для спасения 629 м горизонта при этом необходимы заглушки, выдерживающие давление воды не менее 24 атм. (629-389=240 м; каждые 10 м водяного столба – 1 атм.). На горизонте 629 м идет добыча руды, трудятся шахтеры и если, не дай Бог, прорвется заглушка, то будет как на Саяно-Шушенской ГЭС в августа 2009 года.

Поэтому борьба с огнем в Сибае – это игра с огнем! Неужели хозяевам Сибайского филиала УГОК до сих пор непонятно, что пора уже прекратить борьбу с затянувшимися попытками спасения бесперспективной по сырьевой обеспеченности Сибайской шахтой и залить пожар водой.

Описанное выше развитие происходящего в Сибае по тушению пожара в руднике – это реконструкция событий на основании изучения доступных информационных источников, так сказать, авторская интерпретация. А вот трактовка более чем информированного человека и большого начальника в «империи» Уральской горно-металлургической компании директора Григория Рудого. Он озвучил свое видение происходящего на публичной встрече с мэром Сибая Рустемом Афзаловым и членом президиума СПЧ РФ Сергеем Цыпленковым:

- Несмотря на все возмущения, мы приняли решение сделать перемычки, дать время им схватиться и посмотреть на уровень воды в карьере. Могу сказать, что сегодня вода полностью перекроет тела, которые дымили, к 10 часам утра 26 марта она заполнит все пространство. Остывание руды в карьере займет еще 26 дней. По нашей оценке остывание руды вызывает не смог, а пар, как при жарке шашлыка.

В настоящее время компания разрабатывает три проекта:

- Основной проект – принять правильное решение по откачке воды, чтобы возобновить производство;

- Проект номер два – очистка воды, которая будет сбрасываться в отстойник, проходя через очистные сооружения. Очищать воду предприятие хочет по двум причинам: чтобы собрать цветмет и при этом не потерять нормальную воду для технологий;

- Третий проект – установка еще четырех перемычек, чтобы через десять лет поднять воду до другого горизонта. Этот этап направлен на безопасность будущего поколения».

У меня нет ни малейших сомнений в том, что проекты УГМК могут быть реализованы, а технические решения могут оказаться целесообразными. Только вот речь ведь должна идти не о них. А о людях, которых компания отравляет уже целый год. Пожар в Сибае надо тушить немедленно и без всяких проектов! Особенно кощунственным выглядит заявление Рудого, что проект направлен на безопасность будущего поколения. Отравляя хронически настоящее поколение говорить о безопасности будущего поколения – это уже ни в какие ворота! Лучше бы уж господин Рудой не задевал эту тему. Ведь в русском фольклоре имеется мудрая поговорка: «В доме повешенного не говорят о веревке»!

На встрече господин Рудой сообщил еще, что в целях безопасности работы на руднике сейчас полностью остановлены. Отметим, что это половинчатое решение, вызванное паническим страхом. Нетрудно предвидеть, что в случае, если перемычки не выдержат напора воды, то это приведет к гибели всех, кто находится в штольне на горизонте 629 м и ниже. Речь должна идти не о временной приостановке работ на этом горизонте, а о полном прекращении работы шахты.

Между тем, жители Сибая продолжают отравляться сернистым газом. Это, ведь, происходит и тогда, когда запах газа не ощущается. Человеческое обоняние чувствует сернистый газ только тогда, когда его концентрация превышает ПДК в 3-5 раз.

…Нельзя не обратить внимания на ряд странностей тушения пожара в Сибайском месторождении, в том числе, на то, что не привлекаются федеральные силы и средства, хотя сам филиал с этим явно не справляется. Ответ на это дал технический директор комбината Ильяс Ахмедьянов. По его объяснениям, все дело в особенностях сибайского пожара:

- Это не обычный пожар, а химическая реакция, она происходит на дне карьера. Просто так прилететь и залить водой не получится.

К сведению уважаемого Ильяса Харисовича: до сих пор считалось, что любой пожар – это химическая реакция окисления, протекающая необязательно на ровной поверхности. Так что сибайский случай никак не тянет на исключительность, которая не по силам МЧС России.

Читателю интересными могут показаться и другие фантазии технического директора: «С 2003 года обрушились борта карьера, у нас нет туда дороги, чтобы спуститься на дно карьера. Борта обрушены и примерно 100 метров дна карьера (в высоту) завалены горной массой. Под этой массой находятся бортовые запасы, оставленная когда-то часть руды. Вот эта руда окисляется и выделяет тепло, газ».

Комментировать такого рода высказывания – пустая трата времени, настолько они несостоятельны. В таких случаях студентам на экзаменах приходилось говорить: «неуд., придется нам встретиться еще раз».

Все-таки мне грустно: оказывается, технический директор УГОК, как раз реально занимающийся тушением пожара путем подтопления подземных выработок, не знает, что горит не в карьере. Тогда что же он тушит?

У Ильяса Харисовича имеется и своя оригинальная позиция по поводу причин пожара в Сибае. Оказывается, «из-за воздействия эрозии, ветра, воды, температур происходит разрушение бортов карьера, в которых находятся остатки медно-колчеданных руд, имеющих большое содержание серы. Это послужило причиной начала окислительных процессов с выделением тепла и газа. Ситуацию в городе усугубила штилевая погода в январе, способствовавшая увеличению концентрации серы в воздухе в районе жилых домов».

Позвольте не согласиться с вами, Ильяс Харисович: пожару и «увеличению концентрации серы…» способствовали именно вы, отказавшись с 2008 года от проведения обязательных противопожарных профилактических мероприятий. Возгорания бы не было, если бы вы камеры после выемки руды закладывали быстротвердеющими закладками или заиливали.

В очередной раз при обсуждении поведения очередного служителя империи УГМК приходится повторять: автор уверен, что кандидат наук Ахмедъянов все знает и все понимает. Просто при заданных обстоятельствах он не может вести себя по-другому и говорить другие слова. Он вынужден врать и говорить глупости типа «штилевая погода в январе» усугубила ситуацию в декабре.

Линия поведения менеджмента УГМК на случай наступления событий, подобных катастрофе в Сибае, давно уже отработана. Так, намек на то, что во всех несчастьях Сибая виновато, кроме природных явлений, советское прошлое, содержится в высказываниях директора по горному производству «УГМК-холдинг» Григория Рудого. Со ссылкой на ученых из Москвы и Санкт-Петербурга господин Рудой пояснил, что «окисление руды в Сибайском карьере (?) стало результатом того, что происходило в нем много лет назад. В советские годы разработчики оставляли в бортах высокосернистые руды. Они не представляли никакого интереса из-за низкого содержания меди».

Тему «слова и дела» хозяев и менеджмента УГМК, УГОК и СФ в условиях Сибайской экологической катастрофы можно было бы рассматривать с привлечением множества других примеров. Однако картина ясна: компания во имя сохранения своих прибылей вот уже год отравляет сибайцев сернистым газом, скрывает и искажает информацию и масштабы беды. Компания скорее занимается спасением своей шахты, чем тушением пожара в ней.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter