Как башкирское село оказалось в изоляции из-за поставок «Кроношпану»

Как башкирское село оказалось в изоляции из-за поставок «Кроношпану»

28 июня 2017, 12:53
Общество
Константин Климов
Наш корреспондент посетил деревню Сарва в Нуримановском районе Башкирии и попытался понять, почему 40 миллионов может не хватить на ремонт десятикилометровой грунтовки.

Дорога до поворота на Сарву занимает около двух часов, из них час едем по идеальному асфальту, положенному в прошлом году в Иглинском районе. В Красной горке сворачиваем в сторону Вознесенского и скорость резко падает, крупный щебень не даёт ехать быстрее двадцати километров в час. На повороте в Сарву встречаем первый лесовоз, водитель останавливается и строго, но с улыбкой отчитывает нас за вышедший на телеканале «Россия 1» сюжет, в котором, по его словам, он «вышел не очень». С ним мы встретимся позже еще раз.

Нас уже ждёт «Нива» председателя сельского поселения Миляушы Идрисовой, за рулём водитель Алексей. Кроме меня в машину садятся случайные попутчики - женщина и двое детей, собравшиеся навестить родственников в Сарве, и первый раз услышавшие, что деревня отрезана от мира, от таксиста, за пару километров до поворота в деревню.

- На эту дорогу выделили 42 миллиона. Контракт выиграл «РегионДорСтрой». Сейчас у них обед, в остальное время они всегда тут, - рассказывает председатель, пока мы едем по укатанной и довольно сносной дороге в сторону Сарвы.

Сарва – деревня в Нуримановском районе Башкирии, по современным меркам немаленькая, постоянно в ней живут 302 человека, естественно 70% из них – пенсионеры. Из Уфы в село ведут два пути, через Красный ключ и Караидель, вторая дорога длиннее на 200 километров. Красный ключ и Сарву связывает дорога регионального значения, на ней находятся ещё две деревни, Первомайское и Терекла. Общая численность трёх сёл – более семисот человек.

- Работать строители начали с первого июня, сразу как закончился сезонный запрет (ежегодно с первого апреля по первое июня по дорогам Башкирии запрещено движение грузовых авто, - прим.), - продолжает Миляуша Фиргаясовна. - Одновременно со строителями появились лесовозы, ездят они чаще всего по ночам, грузят столько, что за такой машиной страшно ехать, бывает, что брёвна падают на дорогу.

За сутки по дороге проезжает до 40 гружённых лесовозов. Машины, вес которых несколько десятков тонн, попросту уничтожают участок дороги, сделанный рабочими. На следующий день вместо того, чтобы взяться за следующий участок, технике приходится возвращаться и восстанавливать то, что уже делалось. Получается такой бег на месте.

- Она у меня надёжная, я за машиной слежу, - отвечает Алексей на моё замечание о странном звуке, раздающемся откуда-то снизу.

Видео не передаёт всей полноты картины. Смею вас заверить глубина колеи 40-50 сантиметров. Таких участков на дороге я насчитал 4.

Через полчаса, преодолев несколько действительно сложных участков и встретив по дороге застрявшую Газель, мы добрались-таки до Сарвы.

- Деревню построили в сороковых годах, тут жили те, кто следил за репрессированными и военнопленными, валившими лес, кстати, именно они построили лежнёвку (дорога в основе, которой брёвна, засыпанные землёй, - прим.), - начинает экскурсию председатель.

Сейчас в деревне около сотни дворов, два предприятия по производству питьевой и газированной воды, хлебопекарня, три магазина. Из-за отсутствия дороги предприятия простаивают, продукты в магазины завозят местные жители, которые по просьбе продавцов, во время поездок в райцентр покупают необходимое. Но самое страшное, конечно же, - не в отсутствии сигарет в ларьках, а в отсутствии возможности попасть в деревню, ведь в случае болезни или пожара к местным жителям не смогут добраться пожарные и скорая.

- Чаще всего жалуются на давление, экстренных ситуаций почти не бывает, стараюсь больше внимания уделять профилактике и постоянно обхожу больных, - рассказывает местный фельдшер. - В группе риска те, кто рубит лес, и охотники - у них бывают травмы.

Местные рассказывают, что охота тут одна из самых разнообразных в регионе, в лесах водится много животных - «от зайца до медведя».

- Вон домик бывшего мэра Нижнего Новгорода, прилетает раз в год на охоту, вертолёт сажает прямо перед магазином, - рассказывает Миляуша Идрисова.

Прогуливаясь по деревне и наслаждаясь тишиной и покоем, сложно поверить, что несколько дней назад у местных жителей лопнуло терпение, и они перегородили дорогу лесовозам, идущим через деревню. Тогда конфликта между водителями и жителями деревни удалось избежать. Но и эффекта никакого не было, единственное, что из этого вышло - это три протокола, составленные прибывшими сотрудниками ГИБДД.

То, что удалось избежать конфликта, можно назвать везением, потому что все в деревне винят в отсутствии дороги именно водителей большегрузов, и сложно представить, что может сделать сотня людей с несколькими дальнобойщиками.

- Ну а что мне делать-то? Я всю зиму без работы сидел, - возмущается Радик, водитель лесовоза, которого мы встретили по дороге в Сарву, и ещё раз попавшийся нам уже с пустым кузовом. - Я двадцать лет по этой дороге езжу, проблема не в нас, проблема в том, что деньги, которые выделили на дорогу, воруют.

При этом он не стесняется говорить, что ездит с перегрузом, и вместо положенных на каждую ось 7,5 тонн берёт до 30.

- Раньше меньше машин было, а как Кроношпан стал покупать лес, грузовиков стало много. Больше всего берут «МАНы»: за раз тонн по 50 увозят, - рассказывает Радик. - У нас договор с Кроношпаном, о поставках, платят немного, вот, например, за 16 кубов заплатили 18 тысяч.

Получается примерно 1100 рублей за кубометр леса, к слову сказать, на рынке вы вряд ли сможете купить лес дешевле чем 7 тысяч за кубометр. Хотя стоит учитывать, что Кроношпан покупает всё подряд, от хорошей сосны до трухлявого тополя, но по одинаковой цене.

- Обычно лес не рубят сплошняком, оставляют ненужное, но те, кто работает для Кроношпана, оставляют за собой чистые поляны, как будто косой рубят, - рассказывает водитель сельсовета Алексей. - Затем приезжают лесовозы, выкупают у них лес и перепродают на завод.

Местным жителям не интересно, кто, кому и за сколько продаёт лес, если рубят, значит, есть разрешение, им важно другое - чтобы дорогу построили.

- Мы разговаривали с дорожниками, они говорят, что могут построить дорогу за 2-3 недели, но для этого надо запретить ездить лесовозам, - говорит Миляуша Идрисова. - Мы просили установить знак "Движение для грузовиков запрещено", но в правительстве нам ответили, что это дорога регионального значения, и у местной власти нет на это полномочий.

В статье 30 Федерального закона «Об автомобильных дорогах и о дорожной деятельности в Российской Федерации» говорится, что ограничение проезда на время ремонта вводится высшим исполнительным органом государственной власти субъекта Российской Федерации, то есть правительством.

Однако по данным наших источников в Белом доме, поставки сырья на "Кроношпан" курируются по традиции вице-премьером, руководителем аппарата Правительства Илшатом Тажитдиновым, и поэтому никакой речи о возможных задержках быть не может - на участников процесса и простых селян оказывается административное давление, которое значительно возросло после того, как отчаявшиеся люди перекрыли дорогу и привлекли внимание съемочной группы телеканала "Россия.Башкортостан" ВГТРК.

Видео:https://www.youtube.com

Мы следим за развитием событий.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter