«Вне морали». Как уфимская художница заставила всех говорить о современном искусстве

«Вне морали». Как уфимская художница заставила всех говорить о современном искусстве
25 января , 00:55ОбществоТимур АлмаевФото: Facebook
Травля уфимской художницы Алены Савельевой возобновила дискуссию в обществе о «свободе искусства», «границах дозволенного» и «оскорбленных чувствах». Вспоминаем хронологию событий и вместе с искусствоведами ищем границы.

Сразу после новогодних каникул общественность всколыхнула новость об «эротических рисунках с башкирами» уфимской художницы Алены Савельевой. Савельева опубликовала рисунки еще в декабре прошлого года на свой странице в Facebook, но известно о них широкой публике стало совсем недавно.

Фото:Алёна Савельева

Общество сразу разделилось на два лагеря. Одни яро осуждали уфимскую художницу, заявляя о том, что своей «мазней» она оскорбила весь башкирский народ. Другие обвиняли оппонентов в «дремучести» и «дикости», отстаивая право художницы на свободу творчества.

Постепенно история вышла за пределы республики. Свое отношение к творчеству Савельевой начали высказывать известные в стране люди. Так, например, Сергей Стиллавин заявил о том, что в настоящее время идет процесс разрушения в людях уважения к основам жизни, традициям.

— Если ты ржёшь над собственной культурой, то утрачиваешь её как опору — ты становишься человеком без нации и традиции, болтаешься в глобальной проруби вместе с другими такими же кусками,написал в соцсетях ведущий.

Фото:Алёна Савельева

С развитием дискуссии о творчестве Савельевой стали поступать угрозы, и она была вынуждена обратиться с заявлением в полицию. Чуть позже известная блогер и телеведущая Ульяна Тригубчак снялась в фотосессии в поддержку художницы. На ней она предстала обнаженной, используя элементы башкирского национального костюма.

— На самом деле происходит что-то страшное, и если мы не будем обращать на это внимание, то превратимся в Сирию, Палестину, Ирак. Экстремизм не имеет национальности и религии, его цель — создать раскол в обществе. Я этого не хочу,объяснила свою позицию Тригубчак.

Свою оценку высказал и глава региона, назвав работы Савельевой «довольно оскорбительными».

— Моё мнение — это по-скотски. Это глубокое оскорбление. Я цензурой не занимаюсь, Бог судья этому человеку, но национальные отношения — очень тонкая грань. Кто этого не понимает, тут не достоин сидеть. Я ни к чему не призываю, но считаю, что это очень плохо. Поэтому попрошу быть аккуратнее с этими вещами,сказал Хабиров.

Позднее Радий Хабиров на заседании Общественной палаты Башкортостана осудил травлю, которой подверглась художница, отметив, «если за видение мира таким образом мы начнем глаза выкалывать и пальцы отрубать, не туда мы пойдем».

Сама Савельева в разговоре с Mkset заявила, что не ожидала такого эффекта, однако намерена продолжить заниматься творчеством.

Фото:Алёна Савельева

— Я, конечно, на время, пока люди успокоятся, закрыла свои страницы [в соцсетях], но я, сама того не желая, вскрыла крупную проблему в Башкирии, — объясняет художница. Это показатель того, что здесь есть мощный нерешенный вопрос, — в 2021 году такая реакция?! Это как 19-й век. Я думала, что «Девушки с шихана», — это последняя работа в серии, но раз поднялась такая волна, придётся ещё придумывать, — заявила Савельева

Наряду с этим в социальных сетях продолжает набирать обороты флешмоб с публикацией художественных работ традиционного направления.

Худсовет

В минувший четверг, 21 января, депутаты Курултая провели круглый стол с деятелями искусства «Духовная культура современного общества. Проблемы и противоречия развития». Участие в нем было ограничено: несмотря на то, что желание поучаствовать в обсуждениях изъявили 80 человек, допустили до мероприятия только девять. Не пригласили на него и саму художницу.

Кинорежиссер Булат Юсупов во время обсуждения заявил, что увидел в разгоревшейся дискуссии признаки «зарождающегося гражданского общества». Поддержал Савельеву и художник Расих Валеев.

— Если есть желание продолжать свою этнокультуру, это прекрасно. Но, с другой стороны, если мы современной жизнью жить не будем, это будет резервация американских индейцев. Там сидят они в своих национальных костюмах, и у них нет развития,— цитирует слова Валеева «Ъ-Уфа».

Фото:Алёна Савельева

Однако большинство участников импровизированного «худсовета» осудили деятельность уфимской художницы Савельевой, снабжая свою речь красноречивыми эпитетами. Так, искусствовед и заместитель директора музея имени Нестерова Светлана Игнатенко назвала Алену Савельеву «несчастной женщиной», «[человеком] духовно неразвитым, необразованным» и обвинила ее в том, что она «смог[ла] поднять руку на то, что является сакральным».

Работы Савельевой сравнили с французским сатирическим журналом Charlie Hebdo и напомнили о последствиях, которые могут коснуться художницу. Напомним, издание опубликовало карикатуру на пророка Мухаммеда, после чего в редакцию ворвался террорист и расстрелял десять сотрудников журнала.

Так было всегда

В России не редки случаи, когда казаки, православные активисты и просто неравнодушные люди устраивали погромы выставок, срывали показы спектаклей или кинопоказы, жаловались в правоохранительные органы, аргументируя свои действия тем, что были «оскорблены их религиозные чувства или их самоидентичность».

Фото:Алёна Савельева

Художник и теоретик искусства Анатолий Осмоловский объясняет, что подобное происходит не впервые, и напоминает о случае с древнегреческим скульптором Фидием. Афиняне были разгневаны, когда узнали, что скульптор придал древнегреческой богине Афине облик своей любовницы. Когда Микеланджело «сдавал свою работу» Папе Римскому, тот был в ярости, потому что на потолке Сикстинской капеллы Иисус и другие персонажи были изображены обнаженными. Впоследствии им были дорисованы драпировки, и лишь в конце ХХ века работа мастера приобрела первозданный вид.

— Искусство не имеет никакого отношения к законам морали. Как и наука. Разве что в медицине существует кодекс. А что касается науки абстрактной, то у нее моральных законов нет: это личный выбор ученого — заниматься или не заниматься созданием атомной бомбы. То же и в искусстве. Оно вне морали. Оно от морали открепилось еще в XVII веке. Художник выбирает сам. Если искусство не связано с человеческим телом — не перформанс, например, — это работа с образами, какие тут могут быть запреты? Никаких!подчеркнул Осмоловский

По мнению основательницы центра современного искусства «Винзавод» Софьи Троценко, современное искусство как любое другое - это форма самовыражения, особенный художественный язык, способ донести свою точку зрения на происходящие в мире процессы.

Историк и художник Георгий Литичевский считает, что тот, кто хочет быть оскорбленным, найдет повод для того, чтобы себя таким почувствовать. По мнению художника, дело не в работах, а в тех, кто их смотрит, и в их психике.

— Если художники будут думать обо всех желающих оскорбиться, им придется связать себе руки, — говорит историк, однако отмечает, что для «считывания» произведения искусства необходима определенная подготовка.

Фото:Алёна Савельева

Литичевский соглашается с Осмоловским, заявляя, что мораль не может диктовать, какие темы освещать в искусстве, а от каких стоит отказаться. А самым простым решением в подобных ситуациях он считает просто отказ недовольных зрителей от просмотра объекта ненависти.

— Да, есть запреты в разных культурах на изображение чего-то или кого-то, но эти запреты условны и рассчитаны на определенную группу людей. Если мы будем все их держать в голове, то окажется, что ничего нельзя изображать, кроме орнаментов,объясняет Литичевский.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter