Топ-менеджеры АО «БСК» рассказали прессе об эффекте домино

Топ-менеджеры АО «БСК» рассказали прессе об эффекте домино

6 сентября 2018, 16:40
Экономика
Разиф Абдуллин
Закроется «Сода» - закроются еще три завода, плюс подрядные организации, которые на них работают, а рынок захватят иностранцы.

Гендиректор и топ-менеджеры «Башкирской содовой компании» встретились с главными редакторами башкирских СМИ. Официальное приглашение главным редакторам башкирских печатных и электронных СМИ сулило откровенный разговор.

«Генеральный директор АО «БСК» Ан Ен Док и топ-менеджеры компании в формате «без галстука» ответят на вопросы по сырьевой проблематике в регионе и расскажут о деятельности предприятия», сообщалось в приглашении.

Встреча прошла в уфимском отеле «Шератон». Вел встречу директор по коммуникациям группы «Башхим» Никита Бекасов. Поскольку формат предполагал отсутствие галстуков, он первым подал пример топ-менеджерам и снял галстук. Остальные последовали его примеру. Гендиректор Ан Ен Док, к которому все обращались «Алексей Дмитриевич», был самым предусмотрительным. Он пришел на встречу сразу без галстука.

Подробную презентацию о сырьевой проблеме «Соды» провела заместитель гендиректора БСК Марина Бортова. На экране один за другим появлялись слайды, а она объясняла, почему Тра-Тау – это единственный вариант сохранения завода по производству соды в Башкирии.

Надо сказать, что презентация выглядела убедительно, были приведены ссылки на заключения различных ведомств и научных институтов, из которых следовало, что только разработка горы Тра-Тау может спасти 9 тысяч работников «Соды» и «Каустика», еще 4 тысячи работников подрядных организаций от безработицы через 4,5 года.

Мешает этому статус памятника природы Тра-Тау. И по словам одного из участников встречи, выбор прост: снять статус и что-то сделать с редкими растениями и сохранить рабочие места – или не снимать и закрыть завод, и тогда надо что-то делать с судьбой минимум 50 тысяч людей (упомянутые 13 тысяч плюс члены их семей).

Если интересно, то «Каустик» закроется по той простой причине, что перестанет получать дешевый соляной раствор с рассолопромысла, который используется как для поставок соли на площадку «Сода», так и на площадку «Каустик» (для производства кальцинированной соды нужны известняк, пар, соль, аммиачная вода, уголь и кокс. А при производстве каустической соды требуются хлор, соль и много электроэнергии - прим).

А содовые заводы в Березниках и в Крыму закроются по той причине, что не смогут выдержать конкуренцию с теми же турками после закрытия завода в Стерлитамаке.

Ведь именно этот завод производит львиную долю пищевой и кальцинированной соды в стране (73% и 62%). И оставшиеся два завода просто не смогут восполнить потребности российской промышленности в соде. На рынок хлынет продукция зарубежных конкурентов сначала по демпинговой цене, что заставит российские содовые заводы закрыть производство, а потом цены поднимутся, и Россия будет вынуждена покупать иностранное сырье за большие деньги.

То есть получится такой «эффект домино». Закроется «Сода», закроются еще три завода, плюс подрядные организации, которые на них работают, а страна получит рост цен на соду, пострадают в том числе предприятия ВПК, химической, стекольной, целлюлозно-бумажной и металлургической отраслей.

Вместо выводов

Встреча с главными редакторами башкирских СМИ – разумный ход в ситуации, когда руководство БСК понимает: времени для решения сырьевой проблемы уже практически нет. Чтобы запустить новое месторождение, надо пять лет, а запасов Шахтау хватит до декабря 2022 года (то есть на 4 года с небольшим).

По словам гендиректора БСК Ан Ен Дока, выйти на такой формат общения со СМИ его вынудила ситуация, когда молчать стало невозможно. Решение о снятии статуса памятника природы с горы Тра-Тау могло быть принято еще в 2015 году. Тогда правительство Башкирии подготовило соответствующий проект постановления и даже согласовало его с минприроды России. Но что-то пошло не так.

Что именно произошло в 2015 году, представители БСК пояснять не стали, сказали только, что все эти годы старались решать сырьевую проблему, не поднимая особого шума, насколько я понял, была именно такая договоренность с властями региона. Но теперь БСК просто некуда деваться, надо решать, что делать. Выбор, напомню, они ставят такой: или гора, или завод с десятками тысяч людей.

Вынеся разговор о судьбе содового производства в Башкирии и России (а также и «Каустика») в публичное пространство, топ-менеджеры БСК сделали, на мой взгляд, следующее: они поставили и руководство региона перед этим вышеупомянутым выбором.

Теперь, как принято говорить, мяч находится на стороне правительства Башкирии.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter