Александр Федеряев поменял «Мегаполис» на «Мегаджунглис»

Александр Федеряев поменял «Мегаполис» на «Мегаджунглис»

29 сентября 2009, 18:57
Культура
В русском драмтеатре актер служит уже четверть века – на его счету более сотни ролей. Хорошо знаком Александр и уфимцам, далеким от театрального искусства. Три года он был соведущим программы «Мегаполис» на БСТ, кроме того, в его фильмографии уже пять кинофильмов. В октябре Александра Федеряева можно будет увидеть в новом спектакле родного театра. Итальянский режиссер Паоло Эмилио Ланди предложил ему роль в комедии Мольера «Скупой».

«Стал актером вопреки семье»

 

- В детстве я мечтал стать то шофером, то геологом, - рассказывает Александр. – Отец был нефтяником, и семье приходилось ездить с ним по всей Башкирии. Потому учиться мне приходилось в разных школах. 

Интересно, что в художественной самодеятельности будущий актер никогда не участвовал, хотя многие его коллеги начинают именно с любительских спектаклей.

- Просто ни в одной школе не было театрального кружка, а выступать приходилось только по праздникам. Правда, все действо ограничивалось советскими речевками, да прочими лозунгами.

Впрочем, родители Александра и представить не могли, что их сын станет актером.

- Мои родственники никак не связаны с творчеством, я один такой. Семья была рабочая, родители смотрели на жизнь реально, потому были против того, чтобы я стал актером. По их мнению, это занятие несерьезное - ни зарплаты, ни жилья. Время-то советское было, а тогда люди нашей профессии копейки получали. Но я все равно доказал своим, что и актером быть престижно, можно и в этой профессии зарабатывать. Потом уже родители смирились с моим выбором и даже посещали мои спектакли. К сожалению, они не застали тех времен, когда я стал более известным.

Желание пойти в актеры у Федеряева появилось в зрелом возрасте. После окончания школы он поступил в Уфимский институт искусств. В то время у Александра, по его собственному признанию, от девушек отбоя не было.

- В молодости девчонки знакомились охотнее со студентами-актерами, чем, например, с  медиками. Я часто выступал в различных юморинах, поэтому в то время мы были очень знамениты среди учащихся других вузов. После окончания института с нашего курса в театр приняли шесть человек.

Очень часто Александру доверяют роли брутальных мужчин.

- Что ж поделать, если режиссеры видят меня в образе мачо, - разводит он руками. - Значит, у меня такая внешность. Были, конечно, роли и помягче, к примеру, ростановский Шантеклер. Когда я признавался в любви, зрители не могли сдержать слез - такой вот у меня получился нежный и ранимый персонаж.

- Какие роли из сыгранных выделяете особо?

- За 25 лет я создал более ста образов, а любимая роль еще не сыграна. Хочется еще играть и играть. Есть масса спектаклей, на которые приходишь как на работу, потому что тебе не нравится роль, но волей режиссера ты был на нее определен. А есть постановки, когда ты растворяешься в персонаже и играешь с наслаждением. И таких спектаклей, к счастью, большинство. А если сыграл любимую роль, то в театре, в принципе, делать-то нечего - потолок свой ты уже достиг. В нашей профессии есть куда развиваться. Если не будешь расти, то можно смело ставить на себе крест и пить горькую. Хотелось бы сыграть Фауста. Но часто наши желания не совпадают с возможностями - мы предполагаем, а режиссер располагает. Хочется, чтобы было равновесие между комедиями и трагедиями, хотя заставить человека смешить труднее, чем заставить плакать.

- С какими режиссерами работать приятнее всего?

- Мне удобно работать с профессионалами. К примеру, с итальянским режиссером Паоло Эмилио Ланди, который сейчас ставит в нашем театре Мольера. Он хотя и требовательный, но знает, чего хочет, а потому с ним легко. Но и у него есть свои правила. Он же итальянец, а у них все строго: шаг влево, шаг вправо – расстрел, никакого простора для импровизации. Он видит картинку, и ты уже не можешь выйти за ее пределы. А нам, русским актерам, необходимо побродить, выкинуть что-нибудь эдакое. Ну, конечно, в рамках спектакля. А этого уже не сделаешь. Литовец Линас Зайкаускас, который поставил у нас «Кавказский меловой круг», тоже профессионал, и когда он тебе доверяет, то с ним работать легко. Хороших режиссеров много, но попадаются и негодяи, которые занимаются не своим делом. 

 

«На съемках подружился с Башаровым»

 

- За столичными постановками следите?

- Безусловно, важно знать, что, где и как происходит. Я слежу за новинками в кино, очень уважаю старых русских актеров, а из молодых мне импонирует Сергей Безруков - от него идет сильная энергия, чего нет у других его коллег-ровесников. 

- В роли телеведущего чувствовали себя комфортно?

- К телекамере мне и привыкать не нужно было - до этого я снимался в кино. Был, конечно, комплекс, когда перед включенной камерой приходилось импровизировать, но потом привык. Тяжело вести прямой эфир: нужно красиво сформулировать мысль, а при этом всегда есть какое-то волнение. Со своими коллегами по цеху Зилей Сагадеевой  и Искандером Урманцевым мы легко нашли общий язык, отлично сработались - у нас был дружный коллектив. Но за три года существования программа себя исчерпала – отсняли огромное количество сюжетов об Уфе и уфимцах, и высасывать события уже было не из чего. Это же не Москва, где каждый день что-то происходит, у нас жизнь потише. «Мегаполис» свернули, но в 2006 году мы успели отхватить премию «Овация» как лучшая ТВ-программа.

Александра Федеряева можно увидеть в фильмах «Медведь», «Серая мышь», «На своей земле». Скоро в прокат выйдет картина «Ловец ветра».

- Озвучка практически окончена – не могут лишь поймать Марата Башарова, который сыграл одну из ролей. И голос под него не могут найти. С Башаровым сработались легко, он же профессионал. К тому же очень компанейский парень, мы даже подружились и устраивали совместные посиделки. В этом году мне удалось встретиться на съемочной площадке с другой известной актрисой – Натальей Бочкаревой, звездой сериала «Счастливы вместе». Она прекрасный человек, и никаких звездных замашек я у нее не заметил. На площадке актеры все равны и сложно работать, когда кто-то «звездит».

Актеры сыграли киношных супругов в дебютном фильме Александра Вахитова «Мегаджунглис». Только семья у них на экране не обычная, а звериная.

- Да и сам фильм детский. Проб мне Саша Вахитов не устраивал – давно предлагал сняться у него, дал мне почитать сценарий, я одобрил. Это его дебютная работа, и я решил, его поддержать. Роль царя зверей он сразу предполагал для меня. Целый час мне делали великолепный грим, который завершали толстенные линзы под кошачьи глаза, от которых все время хотелось плакать. Мы с Бочкаровой  накладывали на глаза мокрые полотенца, да так и сидели, чтобы снять раздражение.

- Чем еще запомнились съемки?

- Был смешной случай, когда нас в гриме везли со съемок. На светофоре машина остановилась и в этот момент нашу львиную семью увидел чернокожий парень, да так и оторопел. Уж в России он никак не ожидал увидеть прайд. По его глазам можно было прочесть: «Пора делать ноги из этой страны». Нужно отметить, что я играл не простого льва, а гламурного. Но своего героя я намеренно не делал манерным – он получился сильным самцом.

 

Градус популярности

 

- Вас часто узнают на улицах?

- Театралы подходили ко мне и раньше, а те, кто на спектакли не ходят, начали узнавать только после появления на телеэкране. Например, чаще всего пристают алкоголики: «Вон идет тот, что из телевизора», бывает, приглашают вместе выпить. Я вежливо отказываюсь, ссылаясь на свою занятость. Иногда люди подходят, благодарят, бывает, что просят автографы. Но такая популярность мне никогда не мешала.

- За время вашей работы в театре зритель сильно изменился?

- Страна стала совсем другой, не говоря уж о людях. Но нам грех жаловаться: в последние годы зал всегда полон, ведь в Уфе зритель особый – разбирается в искусстве, ходит и на оперу, и на балет. Приезжают и из других городов, благодарят за спектакли и очень расстраиваются, что у них таких театров нет. Я рад, что у нас есть такой зритель, который ходит на спектакли даже по нескольку раз.

- Театр способен воспитать человека?

- Он учит элементарной культуре, ведь перед тем, как придти на спектакль, надо элементарно вымыть шею, надеть чистую одежду. Я бы назвал театр «ленивым образованием» - сюда идут по собственной воле, но все равно это воспитывает. Ведь приятно слушать высокую речь, красивую музыку. Когда ставят Горького, то зрители порой не могут понять, что это тот самый автор, который написал «Буревестника»: проблемы-то современные. А потому произведения его бессмертны.

- Считаете современное образование слабым?

- Если сравнивать советский учебный процесс с нынешним, то сейчас все пришло в упадок. Недавно полистал учебник по литературе своего сына и ужаснулся тому, как он оформлен. Там не полноценные тесты, а какие-то вкрапления, будто написано для даунов. Поэтому сыну подкладываю и Баратынского, и Данте, и «12 стульев». Сейчас молодое поколение мало читает, больше сидит за компьютерами. Скоро и книги-то перестанут выпускать, а читать будут на мониторе компьютера.

- Каких авторов сами предпочитаете?

- Я люблю поэзию, преклоняюсь перед декадентами, нравятся японские, китайские и, конечно же, российские поэты - Блок, Саша Черный, Баратынский, Маяковский. Во время студенчества я для самообразования прочитал около двухсот книг самых великих авторов, поэтому определенное представление о литературе у меня есть. Я бы не стал читать  современных авторов, мне не нравится слог, построение фраз убогое, энергетики нет. Перед сном люблю почитать Байрона или «Божественную комедию» Данте, чтобы освежить в памяти некоторые моменты. Нынче, кто хочет, тот и печатается. Я, к примеру, сам издал две книги: выпустил сборник лирики и восточную поэму о страсти. Сделал это не для продажи, а чтобы раздавать друзьям.

- Отдыхать удается?

- У меня почти не бывает свободного времени, а если все же находится, то расслабляюсь дома или с семьей на даче, которую сам строил.

Александр счастлив в браке. Вместе с супругой – известной уфимской радиоведущей Ларисой Смирновой, он воспитывает четверых детей.

- У младшего – Клима - все задатки актера - он придумывает кукольные спектакли, на ходу сочиняет диалоги, сам же их ставит. Создает своеобразный домашний театр. Я совершенно не против, если он тоже захочет стать актером. Главное, чтобы ему это нравилось, не нужно давить на человека. Я счастлив, что пошел своим путем, потому что получаю огромное удовольствие от своей профессии, да еще и зарплату получаю. У меня нет ощущения, что я не на своем месте. Мечтаю, чтобы и мои дети ощущали то же самое.

Айгуль ХАФИЗОВА.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter