Сергей Михалок: «У башкирского народа – своя миссия»

Сергей Михалок: «У башкирского народа – своя миссия»

Сергей Михалок: «У башкирского народа – своя миссия»

28 июля 2010, 03:05
Культура
«Ляпис Трубецкой», пожалуй, единственная группа, сумевшая полностью изменить представление о себе буквально за несколько лет. Лидер коллектива Сергей Михалок не раз заявлял, что имидж подвыпивших балагуров и клоунов порядком надоел ему и его соратникам по команде. Решив полностью изменить не только свою жизнь, но и всей группы, музыкант ни разу не остановился перед поставленной целью. Сначала команда вышла из-под крыла продюсерской компании, которая, по словам музыкантов, зарабатывала на них огромные деньги, а затем медленно, но верно Михалок стал менять свою жизнь. Приехав в Уфу с презентацией нового альбома «Культпросвет», музыкант еще раз всем доказал, что находится в прекрасной форме.

«Люди устали жить в хаосе и стремятся в загон»

 

Как он сегодня иронично признается: «Был алкаш и торчок - стал боксер и качок». Репертуар команды тоже изменился – теперь это упор на ска-музыку и социальные тексты. Кроме того, «Ляпису» есть чем похвастаться – группа отправляется в свой первый европейский тур. И вовсе не по собственной прихоти. Повод достойный: в Германии на берлинском лейбле вышел их сборник Agitpop. Ко всему прочему, «Трубецкой» споет в этом году на площадке одного из самых интересных и массовых музыкальных фестивалей Siget в Венгрии. На сцену феста уже много лет подряд поднимаются только самые крутые и востребованные заграничные команды.

- Сергей, где успели так загореть? – интересуемся у музыканта.

- Как-то само собой получилось. Я никогда не отдыхаю, не лежу под солнцем специально. А загар приобрел  просто: катаюсь на велосипеде, хожу по улицам. В Киеве недавно были, там жара 32 градуса.

- А творческий отпуск тоже себе не позволяете?

- Я рассматриваю жизнь как перформанс. Любой творческий человек должен находиться либо в состоянии тотального творческого напряжения, либо должен к этому состоянию идти. То есть жить как профессиональный спортсмен – это одна из концепций нашего неофутуризма. Мы считаем, что творческая потенция напрямую зависит от уровня тренировки. Многие люди говорят о вдохновении, но в то же время никто не отменял трудолюбие и дисциплину. Посмотрите на творческую потенцию поэтов серебряного века. Даже не самые первые имена в любом сборнике символистов или футуристов оставили после себя громадный багаж. Сейчас же почему-то человек с одним хитом или просто удачной композицией, не говоря уж про единственный удачный альбом, считает, что может на протяжении двадцати лет эксплуатировать свое достижение. Я считаю, что это неверно. Каждый человек должен доказывать каждодневным трудом право называться поэтом, музыкантом, артистом.

- В Белоруссии происходят марши несогласных, или это невозможно?

- То, что происходит в творческой среде, это и есть марш несогласных. Я считаю, что современный художник должен выражать свои собственные идеи, а идеи любого современного художника должны идти в разрез с государственной политикой. Причем, совершенно неважно, что это за государство: Китай, Доминикана или Россия.

- В Европу не хотите перебраться?

- Мы живем в Белоруссии, потому что это страна наших предков. Такова моя принципиальная позиция. Безусловно, не все так хорошо, как хотелось бы. Мы живем в пространстве, где сейчас идет очень серьезный реваншизм. Мы почему-то забываем о таких писателях как Солженицын, забываем о реалиях советской действительности. Я сам вырос в СССР и помню, сколько было хороших вещей, но почему-то выживают самые гадкие, страшные и тоталитарные скелеты. Мне не нравится объединение по военно-промышленному сценарию. Сегодня люди устали жить в хаосе и стремятся назад в загон.

 

«Я могу рассмешить и заставит плакать»

 

- Что думаете о Башкирии?

- Я космополит и интернационалист. Каждый народ по-своему гиперборей и титан, у каждого - своя миссия, поэтому я против имперского национализма. У каждого народа есть свой собственный путь, каждый обогащает планету своими, совершенно разными знаниями. Каждый по-своему несет духовное знание и обогащает нашу жизнь, поэтому выделять кого-то конкретно я не хочу. Я встречаю в Башкирии таких же ребят, как я, мы живем в одном информационном пространстве, мыслим одними и теми же категориями.

- Что для вас счастье?

- Это фата-моргана. Счастлив может быть только сумасшедший или ребенок. Мы должны чувствовать, что где-то существует идеальный мир. Тем не менее, я считаю, что абсолютное добро может сослужить человеку плохую службу, как и абсолютное зло. Счастье – это постоянное движение, когда ты находишься в гармонии и чувствуешь в себе внутренний ротор, а застывшая форма – маленькая смерть.

- Как ваш сын относится к творчеству «Ляписа»?

- По-моему, хорошо. Он умный мальчик, играет на гитаре, занимается боксом. Некоторые музыкальные и литературные пристрастия я с ним разделяю. Мне тоже нравится группа Arctic Monkeys, мы поклонники пост-панка, инди, можем вместе послушать музыку или посмотреть концерт.

- Он еще не говорит, что тоже хочет стать музыкантом?

- Он не говорит, он действует. Я считаю, что человек – это сумма поступков. Я не хочу фокусировать внимание читателей на этих вопросах. Потому что все это может повлиять на сына не очень-то хорошо. Он живет собственной жизнью, я с ним дружу. У меня нет проблемы «отцов и детей».

- Вы окончили белорусский институт культуры по специальности «режиссер». В музыке вам это как-то помогает?

- Есть такой грех, закончил. Современный музыкант – это человек, который владеет тысячами специальностей. Если говорить о нашей группе, то это смесь жанров: много клоунады, кича, буффонады. Поэтому я считаю, что азы театрального творчества, массовых праздников позволяют намного интереснее мыслить в своих художественных концепциях.

- Считаете себя профессионалом?

- Я профессиональный меломан, поклонник поэзии и литературы, независимого искусства. Профессионализм, на мой взгляд, это громадный багаж знаний. В наш век любое искусство является пост-постмодернизмом. Как раз наше искусство соткано из тысячи молекул и отголосков современных творцов. Сегодня художник, чтобы быть профессионалом, должен свободно разбираться в литературных течениях, интересоваться современным искусством. Я на сцене порядка 20 лет, в моем актерском и режиссерском багаже существует тысяча масок.

- Насколько глубоки ваши знания?

- Я знаю тысячи направлений, меня не смутит понятие дадаизм или что-нибудь подобное. Я владею фарсом, умею смешить людей и заставляю плакать. Мне кажется, для того, чтобы стать профессионалом, образование абсолютно не важно. Я вообще не люблю все эти понятия «начальное», «высшее» образование. Все это ерунда. Каждый день мы формируем для себя новую вселенную, новую галактику. Я не верю в образование, оторванное от жизни. Для меня аксиомой является то, что теория и практика - едины. Каждый день по крупицам мы впитываем в себя какие-то знания, которые помогают нам выжить в этом хаосе.

Ксения ЛАПТЕВА.

 

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter