Братья Сафроновы: «Выступить с Акопяном желания не возникает»

Братья Сафроновы: «Выступить с Акопяном желания не возникает»

28 июля 2010, 02:46
Культура
Известность иллюзионистам братьям Сафроновым принес скандальный телепроект «Битва экстрасенсов», где Сергей, Илья и Андрей выступали в качестве экспертов. Именно после этого шоу у трюкачей появилась обширная аудитория и поклонники, хотя на самом деле трио фокусников существует аж с 2002 года. Постепенно, сами того не ожидая, Сафроновы стали настоящими звездами, способными собирать аншлаги. Так на последнем их выступлении в столице Башкирии свободных мест практически не наблюдалось: люди шли на шоу целыми семьями, практически треть зала составили дети всех возрастов.

На зарядку становись

 

Впервые их творчество для всей страны открыл ведущий программы «Что? Где? Когда?» Борис Крюк. А дальше парни работали с различными артистами: выступали на одной сцене с Сургановой, Пушным, Шнуровым, совместно с Цекало разрабатывали трюки для мюзикла «12 стульев». Главной задачей, которую они перед собой ставили, было доказать всему миру, что в России иллюзионный жанр не умер.

Интересно, что и один из братьев – Сергей – во время выступления в столице Башкирии стал отцом. Он объявил об этом событии прямо со сцены: «Я вот сейчас здесь опасные трюки показываю, а моя жена рожает».

- Неужели вы оставили супругу дома, а сами поехали на гастроли? - интересуемся у Сергея.

- Конечно, про жену я чистую правду сказал, с этим не шутят, - заметил артист, указывая на обручальное кольцо.

- Почему же не остались ее поддержать?

- Зрители уже купили билеты, к тому же было заранее известно, что ожидается аншлаг. Мы просто не могли отменить выступление, нельзя так поступать со зрителями. А жена подождет, она понимающий человек. Когда после шоу фотографировался с поклонниками, на мобильный поступил звонок от жены, но я не стал брать трубку – женские голоса на заднем плане ее будут только напрягать. Перезвонил позже.

- Последний раз вы приезжали буквально несколько месяцев назад - зрителей было значительно меньше…

- Отчего это зависит, я не знаю. Наверное, если на афишах написано «иллюзионное шоу», то у людей появляются ассоциации с цирком, а если указано «братья Сафроновы», все думают, что приедут экстрасенсы. Вообще работники касс в городах рассказали нам интересные вещи: люди часто звонят им и спрашивают, надо ли на наши выступления брать с собой воду, будут ли Сафроновы заряжать кремы. Понимаете, зрителям нужно объяснять, рассказывать, кто мы и что делаем. Что мы не последователи Чумака. В Уфе просто сработало сарафанное радио: те, кто был в прошлый раз на нашем шоу, рассказали другим, чем именно мы занимаемся, и в этот раз уже полный зал пришел. Надо отметить, это бывает очень редко.

- Сколько весит оборудование, которое вы возите на гастроли?

- Точно сказать не могу – не взвешивали, но наш грузовик-пятитонник забит под завязку.

- У вас в шоу есть двойники?

- У нас и так очень большой коллектив – мы ездим на гастроли на двухэтажном автобусе, где стоит 13 кроватей, и все очень тесно. Неэкономно возить с собой еще и специальных людей. Наверное, в этом нет необходимости: наши трюки независимы, а каждая площадка специфическая. Знакомясь в каждом городе с площадкой, мы под нее подстраиваемся, именно поэтому используем только те трюки, с которыми можно работать практически на любой сцене.

- Накладки бывают?

- Вы даже не представляете, сколько людей работает на сцене, пока занавес задернут. Ведь буквально за секунды нужно изменить все декорации. Каждый раз в новом городе что-то приходится придумывать: или занавес не так как нужно поднимается, или еще какие-то проблемы. Например, в Уфе в номере «Левитация» нам пришлось многое сократить из-за особенностей вашей сцены, чтобы не облажаться.  Конечно, если ты лажанешься, публика простит, но иллюзия будет потеряна.

 

Обман зрения

 

- Нравится, что вас сравнивают с экстрасенсами?

- Это палка о двух концах. Вообще-то не нравится, потому что нам все-таки хочется, чтобы нас ассоциировали с тем, что мы делаем, мы ведь иллюзионисты. Но, тем не менее, телепередача «Битва экстрасенсов» сыграла очень важную роль в нашей карьере. Этот проект очень успешный, его смотрит одна четвертая всей России. Телевизионная популярность принесла нам узнаваемость и вызвала интерес у зрителей. Безусловно, косвенно наш жанр связан с магией, с чтением мыслей и прочими вещами. Скоро мы  приедем к вам снова и привезем новую программу, где Илья будет читать мысли, Андрей будет своим взглядом делать необычные вещи. Только не подумайте, что надо брать воду и кремы: никто их заряжать не собирается.

- Кто из экстрасенсов телепроекта произвел на вас впечатление?

- Мы пришли на этот проект в момент, когда еще никто из съемочной группы не знал, как работать с экстрасенсами, как с ними общаться, поэтому знакомство происходило непосредственно на съемочной площадке. Мы занимали позицию «пока не увижу, не поверю». За три года, когда на съемочной площадке происходят моменты, которые ты никак не можешь объяснить, приходится верить в способности некоторых людей. Могу отметить Александра Литвина, Наталью Воротникову и других настоящих экстрасенсов, которые нас просто поражали.

- Пользовались служебным положением, пытались узнать, что вас ждет?

- Нет, но в жизни у меня стали происходить необъяснимые вещи. Невольно начинаешь обращать внимание на какие-то символы, на которые раньше ни за что бы даже не посмотрел. Я стал замечать, что вижу вещие сны, и они сбываются. Например, я видел сон, в котором Андрей лежал со сломанной ногой, и на следующий день он действительно сломал ногу. Мне приснились наши российские гастроли, и они действительно случились. Мне приснилась автомобильная авария, и я действительно в нее попал.

- Неужели ничего хорошего не было?

- Ну, почему же? Я видел во сне свою жену и понял, что к моей девушке надо присмотреться получше, что это не случайная встреча и к отношениям надо отнестись серьезно.

- Не страшно, когда столько мистики вокруг?

- Я верующий человек и мне не страшно. В принципе, все эти случаи я могу объяснить и не привязывать их к мистике, но иногда хочется чего-то загадочного.

- Кого из фокусников планируете переплюнуть?

- У нас другая цель: мы просто хотим, чтобы у нас был свой зритель. Первой задачей было доказать всему миру, что в России есть артисты иллюзионного жанра, который на какое-то время абсолютно пропал. Это очень дорогой, сложный и опасный жанр. Сейчас нам уже кажется, что мы его возродили, потому что приходит много писем от молодых ребят, которые просят научить их выполнять трюки, а фокусники из разных городов постепенно возрождают свои выступления. Когда мы только начинали, мы видели артистов нашего жанра с тремя подбородками, вальяжных и ленивых, которые то и дело говорили: «Дайте мне миллион долларов, и я переплюну Копперфильда». Настолько было неприятно на это смотреть... Именно поэтому мы решили, что никого не хотим переплюнуть, лучше делать свое шоу.

 

Факир был трезв

 

- Какой самый сложный трюк вам приходилось делать?

- Мы отличаемся от наших коллег тем, что не боимся экстрима, не боимся шокировать зрителя. У нас есть два профессиональных каскадера, которые следят за всем происходящим на сцене. Сегодня мы показали очень опасный трюк «Смирительная рубашка»: связанный человек висит под потолком головой вниз и за короткое время должен освободиться от веревок. Когда мы снимали проект «Чудо-люди» на НТВ, Андрей сходу придумал один трюк, поскольку там было очень много съемок и приходилось соображать прямо на площадке. Мы быстро побежали в магазин за тканью и взяли из машины бензин.

- Номер получился опасный? 

- Трюк был такой: накрываем Андрея тканью, обливаем бензином, кидаем спичку. Зрители видят, что все сгорает, но его под тряпками уже нет. Во время этого трюка мы чуть не поседели: Андрей действительно мог сгореть, было очень страшно. Однажды был трюк очень похожий на предыдущий: Илья не успел исчезнуть, а Андрей уже поднес факел… Пришлось Илье в самый последний момент выпрыгнуть, и трюк не получился. Мы расстроились, что подвели публику, но оказалось, что эффект был интересный – как в американском блокбастере, когда главный герой выпрыгивает из взрыва. Зрители решили, что все так и должно быть.

- Не возникало желание сделать совместный проект с Акопяном?

- Мы помним его выступления, поэтому не возникало.

- Так как все-таки девушка летала в «Левитации»?

- На такие вопросы мы никогда не дадим ответа. Как-то раз Ури Геллер сказал: «Я себя называю мистификатором, а вы можете называть, как хотите: магом, фокусником или шарлатаном». Вы тоже можете нас называть, как хотите, но секрет мы не станем раскрывать.

- Как относитесь к разоблачению трюков?

- Нас приглашали в один такой проект в качестве ведущих, мы долго думали, но в итоге решили, что это не наша задача – раскрывать наработки коллег. Но вообще-то мы ничего против не имеем, потому что все, как правило, раскрывают старые трюки, которые уже отработали свое. Да и потом такие передачи заставляют иллюзионистов постоянно придумывать что-то новое и держать публику в тонусе. Правда, если честно, зрители все равно не запоминают секреты этих трюков – мы специально опрашивали своих знакомых, никто ничего толком из разоблачений так и не вспомнил

- Есть границы в профессии, которые вы никогда не переходите?

- Когда мы работали над этой программой, сначала хотели добавить побольше крови, но потом приняли другое решение, поняв успех Копперфильда. Он всегда делает шоу на грани, но не переходит ее. В Америке есть фокусники, которые на сцене разрывают людей на части. Но на западе совершенно другой менталитет: там люди могут на такое шоу и с детьми прийти. У нас же, когда Андрей начинает раздеваться на сцене, у меня внутри все сжимается, потому что я понимаю, что в зале дети. Именно из-за присутствия маленьких зрителей мы стараемся не переходить грань. Для нас был своеобразный знак, говорящий о том, что мы на правильном пути, когда в Ижевске на концерт приехал президент Удмуртии со всей своей семьей – с супругой, дочкой и внуками. 

Ксения ЛАПТЕВА.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter