Люди против Руди. Великий танцовщик вернулся в Уфу в гипсе

Люди против Руди. Великий танцовщик вернулся в Уфу в гипсе

21 сентября 2008, 17:41
Культура
Рудольф Нуриев – персонаж, хотя и всемирно известный, но к пантеону наших знаменитых земляков причисляется как-то не особо охотно. Несколько лет ведутся разговоры о том, чтобы увековечить танцовщика в мраморе или в бронзе, но до сих пор памятника Нуриеву в столице Башкирии нет.

70 лет без прописки

 

Да, в Уфе ежегодно проходит международный нуриевский балетный фестиваль. В этом году масштабное мероприятие состоялось в 14-й раз. Фестивальную площадку – башкирский оперный театр - украшает бронзовый барельеф Нуриева, разместившийся в нише здания, а театральный музей - старые чешки и щегольской шарфик. Вот, собственно, и все. Не нашлось в Уфе даже улицы, которая могла бы носить имя Нуриева. Ходят слухи, что таковая появиться в новом микрорайоне Южный, но это только в планах. Зато комиссия по переименованию улиц и площадей мэрии Парижа решила присвоить имя великого танцовщика одной из площадей возле Парижской оперы. А в Австрии, например, есть улица, названная в честь Рудольфа Нуреева, которого там называют «австрийским татарином».

Да и настолько ли большую роль сыграл уфимский период в жизни «гения танца»? Ведь даже место рождения, которым вроде бы считается Уфа, оспаривается в пользу станции Раздольной Иркутской области. Недолго позанимавшись в самодеятельном кружке, юный Руди по совету руководителя был отправлен в Кировский театр Ленинграда. Затем, как известно, он жил и умер во Франции.

Поклонники таланта танцовщика надеялись, что открытие памятника у оперного театра произойдет еще в прошлом году и будет приурочено к 450-летию добровольного вхождения Башкирии в состав России. Но в министерства культуры и национальной политики РБ сообщили, что «вопрос установки  памятника всемирно известному артисту Рудольфу Нурееву в Уфе напротив Башкирского государственного театра оперы и балета не раз поднимался общественностью. Однако, специалисты – архитекторы и скульпторы – отвергают данное месторасположение в качестве пригодного для  памятника  в связи с тем, что площадь перед театром является пешеходной зоной и имеет недостаточно места для возведения объемной скульптурной композиции, требующей определенно большего пространства. Местом его расположения, возможно, будет другая площадка».

Между тем, другие города не особо мучаются вопросом причастности к великому танцовщику. Например, в Лондоне памятник Нуриеву установлен у входа в национальную академию танца. У студентов академии считается доброй традицией постоять под изваянием перед ответственным концертом. В соседней Казани перед зданием татарского оперного театра в прошлом году появился пусть не памятник, но пятиметровая скульптурная композиция из белого мрамора известного московского ваятеля Александра Бурганова. К слову, то же произошло и с Федором Шаляпиным – пока Уфа только задумывала увековечить, наконец, певца в мраморе, казанцы уже девять лет любуются фигурой знаменитого земляка на главной улице города.

В нынешнем году ситуация потребовала решительных мер - 70 лет со дня рождения и 15 лет со дня смерти одновременно – повод нешуточный. Случайно ли, намеренно, но Артем Никулочкин, единственный в этом году выпускник отделения скульптуры УГАИ, представил дипломной комиссии гипсовую скульптуру Рудольфа, благодаря которому маленькая Башкирия существует в сознании европейцев.

Образ родился из маленького эскиза в пластилине, которые студенты-скульпторы обычно выставляют на просмотрах в качестве свободной композиции. Собирательный образ балеруна постепенно оформился в личность самого известного танцовщика современности. Разумеется, молодому скульптору для погружения в тему пришлось основательно изучить биографию Нуриева, сходить в Хореографическое училище, чтобы  понаблюдать за движениями и пластикой танцовщиков, а также узнать множество тонкостей незнакомой для него профессии. Так вначале, пуанты, которые применительно к мужчинам балерунам называются просто тапочками, выходили похожими на галоши. Только взглянув на них «вживую», скульптору удалось придать им должное изящество.

 

«Тело Нуриева лепил с себя»

 

Проблемы возникли лишь с натурой – художникам часто бывает сложно найти натурщика подходящей внешности, чтобы воплотить задуманный образ. Здесь задача была сложной вдвойне: мощные мускулы ног, которыми обладают танцовщики, трудно найти среди обычных людей, а у профессионалов слишком мало времени для многочасовой процедуры позирования.

- Пришлось телесный облик знаменитого балеруна собирать по частям: сильные кисти рук лепить по однокурсникам-скульпторам, ноги за одноразовый сеанс по студенту Балетки, гордую осанку и портретные черты по фотографиям Нуриева, а торс – по самому себе, - признается Артем.

Постепенно перед заинтересованными зрителями, заходившими в мастерскую дипломника, вырисовывался образ Рудольфа Нуриева – он не парил как обычно в танце, а спокойно сидел на своем постаменте, вытянув перед собой одну ногу, а в руке сжимая полотенце. Его взгляд устремлен выше голов зрителей, волосы приглажены и на лице, кажется, нанесен толстый слой сценического грима.

- Работа, которую я назвал «Перед выходом», изображает Нуриева именно в этот ключевой момент – в короткий перерыв между выступлениями, когда, только успев отереть пот с лица, артист должен вновь сконцентрироваться, чтобы продолжить свой полет, - рассказывает юный скульптор.

Когда скульптура была закончена, Артем с помощью формовщика перевел скульптуру из теплого и «человечного» материала – глины - в более отстраненный гипс, согласно требованиям дипломной комиссии. Но самому ему работа полюбилась именно в глиняном исполнении – настолько живой она ему показалась.

Безусловно, каждому художнику хочется, чтобы его работу увидело как можно больше людей. Тем более скульптору, чей тяжелый и часто вредный для здоровья труд требует такой же большой отдачи.

- Моя мечта – установить свою скульптуру в Башкирском хореографическом училище имени Рудольфа Нуриева, где сейчас висит лишь его изображение в полный рост. А при желании, увеличив скульптуру раза в два, можно было бы поставить ее и во дворе училища.

Тем более, что такие прецеденты уже случались. Например, дипломная работа из двух фигур ныне известного скульптора Рустема Хасанова давно украшает корпус БГМУ, а скульптура Федора Шаляпина - дипломная работа Фирданта Нуриахметова – улицу Ленина.

- Но пока это только мечты, - разводит руками Артем. - Достаточно сложно найти заказчика, который смог бы оплатить такую дорогостоящую вещь, как памятник, да и в плотной застройке Уфы часто не хватает должного простора.

По мнению же молодого ваятеля, Уфе не хватает пикантных статуй. 

- Мне бы хотелось видеть Уфу привлекательной для туристов, - рассуждает Артем. - А для этого нужна особая изюминка - не только мемориальная, но и более живая – малая - скульптура, примеров которой достаточно в других городах. Такие небольшие скульптурные изображения сделанные безо всякого пафоса, зато с юмором, очень хорошо смотрятся в городских парках и скверах. Нам пока такие вещи почему-то не удаются – слишком глобально мыслят скульпторы старшего поколения, работая в основном в классическом жанре монументализма.

Кристина АБРАМИЧЕВА.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter