Татьяна Буланова: «Эмоции захлестывают меня прямо на сцене»

Татьяна Буланова: «Эмоции захлестывают меня прямо на сцене»

Татьяна Буланова: «Эмоции захлестывают меня прямо на сцене»

20 июля 2010, 19:56
Культура
«Плачу, снова, слышишь, о тебе, любимый, плачу, /Слезы я наверно наревела из-за всех. /Пусть удачу, мои слезы принесут тебе удачу», - выводила в начале 90-х Таня Буланова. Правда, песенные рыдания принесли успех самой артистке, эксплуатировавшей лирический образ страдающей брошенки. Группа «Летний сад», в которой много лет солировала Буланова, стала дамским вариантом суперпопулярного тогда «Ласкового мая», специализирующегося на жалостливых сиротских песнях. Но, несмотря на приклеившийся образ, в жизни Татьяна - на редкость жизнерадостный и неунывающий человек. 41-летняя поп-дива любезно согласилась на встречу с корреспондентом «МКС» в питерском «Кафе Звезд» на Васильевском острове.

«В бандитские 90-е было и сытно, и голодно»

 

Интересно, что прославилась Татьяна с песней-утешением «Не плачь», которую, впрочем, оптимистичной не назовешь. И хотя певица не раз пыталась сменить сценическое амплуа, пробуя стать и рок-дивой, и звездой танцполов, но народ по-прежнему воспринимает ее как плакучую иву отечественной эстрады. Прозвище «королева слез» Буланову преследует до сих пор. Например, на недавнем концерте, где рок-звезды исполняли песни примадонны, Пугачеву спросили, часто ли она плакала во время выступлений.

- Не надо путать меня с Таней Булановой, - язвительно проехалась по артистке Алла Борисовна, которая, кстати, творчество Татьяны в свое время очень хвалила.

- В 90-х ко мне действительно приклеилось такое прозвище, - признается сама певица. - Честно говоря, мне все равно: ну, назвали и назвали. Хотя был момент, когда очень много об этом говорили. Я понимала, что это уже смешно, и думала: все, нужно завязывать с этими слезами. Особенно во время телеэфиров. Но понимаете, я же плакала не потому, что ставила себе задачу непременно прослезиться. Просто вдруг накатывал настолько сильный эмоциональный всплеск, что ничего не могла с собой поделать: эта предательская слеза выкатывается. Все было абсолютно естественно, на эмоциях.

- А в жизни вы тоже такой впечатлительный человек?

- Я могу о чем-то подумать, и если это сильно трогает, то меня просто переклинивает. Но я не считаю это отрицательной чертой моего характера. Мало у кого из артисток есть такая естественность. Некоторые во время выступления могут прослезиться, и если эти эмоции не фальшивые, не на публику, то это очень трогательно. Наверное, если б я была актрисой, то могла бы свои эмоции сдержать, но у меня так не выходит.

- Татьяна, какие у вас воспоминания о 90-х и что для вас значит это десятилетие?

- Тогда я не ощущала «бандитское» время, хотя были не то чтобы столкновения, но пересечения с преступными группировками. Только сейчас, оглядываясь назад, я понимаю: действительно, это были смутные годы. Но наша группа «Летний сад» все время находилась в стороне. Видимо, это и спасло от каких-то проблем. Хотя время было очень интересное, ведь это была моя молодость. С одной стороны, все было для меня ново и  интересно, а с другой стороны - сложно. Если честно, вернуться туда я бы не хотела. Только если в 90-й год, когда группа только зарождалась.

- И когда был пик вашей популярности?

- Я тогда не ощущала этого. Не сказать, что у нас было много работы. В самые, что называется, жирующие времена, тот же 95-й год, все было замечательно: артисты собирали стадионы и получали астрономические гонорары. Иногда так было и у нас. Но и тогда был период, когда мы жили впроголодь. Однажды опоздав на самолет, мы не вылетели на концерт и лишались средств к существованию. Вот такие были сложные времена. Знаете, у нас ведь никогда не было спонсоров. Может, мы просто не умели их искать. И я всегда удивлялась, как мои коллеги умудрялись снимать клипы стоимостью сто тысяч долларов. Может, у кого-то были сбережения, у кого-то папы, мамы или богатые мужья, но у меня такого никогда не было, и мы пятнадцать тысяч выцарапывали, как могли. Сейчас тоже кризис, и это чувствуется. Но главное – не опускать руки. Просто иметь какую-то цель, идею и следовать ей.

 

«Многим коллегам слава снесла крышу»

 

Через десять лет, в 2000-м, Татьяну накрыла новая волна успеха: совместный проект г-жи Булановой и ди-джея Цветкова альбом «Мой сон» попал в танцевальную струю того времени.  

- Время было очень хорошее, замечательное. Что касается этого проекта, это было коллективное творчество: хорошая композиторская песня, прекрасная аранжировка, мое исполнение и, конечно, профессиональная работа саунд-продюсера Коли Тагрина. Честно говоря, никто не ожидал, что будет такая бешеная популярность. Испытание медными трубами - самое сложное, его не все проходят. Вот и Леша Цветков тогда тоже не смог выдержать. До нашей совместной работы его никто не знал, а после такого успеха у него снесло крышу, он и сам это понимает. Это даже не было звездной болезнью – этот недуг более затяжной. А у Леши было просто какое-то помутнение. Мы готовили следующий проект, который из-за этого не получился. У него еще был продюсер, которому тоже снесло крышу. Поэтому мы прервали работу на какое-то время, но потом не выдержал композитор, который все это написал. А с Лешей Цветковым мы сейчас в нормальных отношениях.

- У вас этого заболевания даже в 90-х не наблюдалось?

- Знаете, мне словно прививку сделали: за мою творческую деятельность никогда этой звездности не появлялось. Но многих людей, которые были рядом со мной, это срубало. В первую очередь это касается композиторов, к сожалению. Это очень печально: именно из-за этих проблем со славой потеряны связи со многими талантливыми людьми, не появилось много интересных песен и проектов. Оказывается, Бог дает дар, а если ты испытание медными трубами не проходишь, он его забирает. Может быть, меня спасало то, что к себе и к возрасту я всегда относилась с огромной иронией. Когда не видишь себя в зеркало, кажется, что тебе максимум 25. Надо стараться относиться к себе естественно, без какого-то пафоса, ни в коем случае не строить из себя звезду.

- В телепроекте «Суперстар» вы исполнили песню Дианы Арбениной «Ты дарила мне розы». Как чувствовали себя в лесбийском образе?

- Я все время пою чужие песни. В этом случае мне очень понравилась идея, хотя знаю, что некоторые были недовольны, что я исполнила ее в стиле танго в образе Марлен Дитрих, да еще с танцующими мужскими парами. Честно говоря, я не ожидала, что получится именно так. Но мне эта версия понравилось даже больше, чем оригинал. Хотя Диана поет эту песню отлично. Кстати, потом эту композицию спел еще и Валерий Леонтьев. Но у него, честно говоря, мне меньше понравилось. Хотя, когда песня хорошая, как ее ни интерпретируй, она все равно будет звучать. Я знаю, что Диана родила двоих детей: так здорово, что сразу и мальчик, и девочка. Она просто молодец. Не скажу, что мы дружим, но когда встречаемся, конечно, здороваемся и общаемся.

 

«Бог проверяет нас на вшивость»

 

- Шоу-бизнес – мир интриг и сплетен?

- А какие могут быть интриги между мной и Аней Семенович, Таней Овсиенко или Анжеликой Варум? С Анжеликой, Таней и Аленой Апиной я знакома давно. Встретимся, поговорим по-дружески. Ведь все они артистки моего возраста, моего поколения. Я никому ничего плохого не делала: песни не воровала, финансово тоже никого не обманула. Да и мне тоже никто дорогу не переходил. Другое дело, что артисты очень эгоцентричные люди. Поэтому дружить нам сложно. Честно говоря, я тяжело сближаюсь с людьми. Но если уж с кем-то сдружилась, то это надолго. Но таких людей не очень много: их можно по пальцам пересчитать. Они не из шоу-бизнеса. Одна подруга недавно уехала в Москву, она там живет и работает. Остальные девчонки в Питере: с одной дружим с трех лет, с другой - с первого класса. А что касается интриг, их полно в любой сфере. Но мне кажется, артисты более честные люди, потому что они труженики.

- У вас тяжелая профессия?

- Это очень сложная работа: постоянные переезды, гастроли. При этом ты не имеешь права показать, что устал. Например, футболист, если утомился, может себе позволить не дать интервью. Но я понимаю, что это – часть моей профессии. Еще артистическая профессия сложна тем, что нужно хорошо выглядеть. Всегда. После концерта ты не имеешь права выйти даже на интервью с потным лицом или после душа с полотенцем на голове. Нужно всегда держать себя в тонусе. Но это, наверное, уже сила воли и привычка, выработанная годами.

Несмотря на активную гастрольную деятельность, Татьяна успела сняться в кино, сыграв главную роль в картине «Любовь еще быть может», написала откровенную автобиографию «Территория женщины», а сегодня она еще и теледива: на питерском канале 100 ТВ она ведет еженедельное ток-шоу «Не мужское это дело».

- Честно скажу: вести ток-шоу - не мое это дело. Наверное, какая-нибудь актриса или ведущая была бы счастлива, но мне это довольно тяжело психологически. Но я каждый раз перешагиваю через себя.  

- Много трагедий пришлось пережить?

- К сожалению, когда случается что-то непоправимое, это действительно трагедия. В конце 90-х умер отец. И жизнь разделилась на до и после его смерти. Как бы страшно это ни звучало, но смерть моего отца сблизила меня и брата Валентина, который старше меня на 12 лет. Он больше времени проводил со своей семьей, и мы общались достаточно редко – по большим семейным праздникам. Но после трагедии брат стал мне вместо отца, маме старался заменить мужское плечо, появилась поддержка. Когда нам посылают испытание, ни в коем случае не стоит роптать и жаловаться на судьбу. Нужно с честью из него выйти. Просто Бог проверяет нас на вшивость. И главное – не опускаться до какого-то недостойного уровня. 

 

«Я привыкла к мальчикам»

 

Первый супруг Татьяны Николай Тагрин не только являлся продюсером группы «Летний сад», но и автором многих песен группы, а также выходил на сцену с гитарой. Вместе они прожили 13 лет, вырастили сына Сашу, которому теперь 17 лет.

- Коля, пожалуй, один из главных людей в моей жизни, - признается Татьяна. – Именно он пригласил меня солисткой в свою группу. Не могу сказать, что сегодня мы в дружеских отношениях – скорее, в рабочих. Без его участия я не записала и не записываю практически ни одну песню, потому что очень доверяю его музыкальному вкусу. Он закончил консерваторию, разбирается в этом и слышит, как будет лучше. 

Вторым мужем певицы стал начальник футбольного клуба «Зенит» Владислав Радимов, вместе он уже пять лет, растят сына Никиту.

- Вы, как много гастролирующая певица, чувствуете вину перед детьми? 

- В последнее время мы и с мужем-то видимся очень редко, потому что у него какие-то сборы, а у меня гастроли. К тому же я живу на две столицы, что, конечно, тяжело. Что касается сыновей, старший у меня натерпелся, когда был маленький, потому что он безумно страдал, когда я уезжала. Еще так получалось, что мы вместе с его отцом уезжали одновременно. Младшему в этом плане сейчас легче: то я приезжаю, то папа - не одновременно покидаем дом. Но все равно каждый раз, когда я куда-нибудь уезжаю, он плачет. Поэтому теперь стараюсь свое время как-то рассчитывать. Например, встречи назначать, когда он спит, чтобы не видел, как я ухожу, потому что для него это тяжело.

- Какие отношения со старшим сыном?

- У нас тесная взаимосвязь, мы с ним друзья. Когда остаемся вдвоем, едем куда-то, можем пообщаться на любые темы, доверяем друг другу. Так получилось, что мои сыновья – и старший, и младший – рыбки по гороскопу. Надеюсь, и с младшим будет так же. Хотя он еще совсем маленький, ему всего три годика.

- Тяжело было решиться на второго ребенка?

- Признаюсь: решиться было действительно сложно, а вот рожать – нет. Как ни странно, беременность протекала легче, чем первая. Не знаю уж, почему. Если первого ребенка я рожала в первую очередь для себя, то второго – для моего старшего сына, чтобы он по жизни не был один. И, конечно, для мужа.

- Девочку не хотели?

- Наверное, для разнообразия было бы интереснее дочку. Но сейчас, если вдруг так случится, что будет третий, не сказала бы, что хочу девочку. Я настолько к мальчикам привыкла, что мне кажется с ними проще и легче. Особенно на подростковом этапе.

- Устраиваете мужу сюрпризы?

- Один запомнился – в период начала семейной жизни. Муж приходит домой, а я на кровати в темноте сижу. Наверное, можно было испугаться, но тогда мне казалось, что я делаю все правильно. И на самом деле ему понравилось. Хотя для него это было совершенно неожиданно. Было, кстати, опасно: а вдруг бы он пришел не один? Но тогда про это я даже не подумала. Получилось очень здорово, до сих пор вспоминаем этот случай и по-доброму смеемся. Вообще, кстати, призываю всех быть естественными, самими собой, не красоваться, не рисоваться. Захотелось вам что-то – делайте это!

Альбина ИБАТУЛИНА.

Санкт-Петербург – Уфа

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter