Экс-лидер «Пятницы»: «Публика до сих пор требует хиты почившего дуэта»

Экс-лидер «Пятницы»: «Публика до сих пор требует хиты почившего дуэта»

13 декабря 2010, 00:29
Культура
Несколько лет назад распалась одна из самых культовых команд - 5nizza. Слушатели никак не ожидали, что абсолютно некоммерческий дуэт, состоящий из Сергея Бабкина и Андрея «Сана» Запорожца, так быстро развалится. Догадок о причинах распада украинского коллектива было очень много, но вскоре выяснилось, что музыканты вовсе не разругались, а просто каждый решил делать собственный проект. Бабкин продолжил эксперименты по совмещению музыки и театрального искусства, а Запорожец собрал собственную команду под названием SunSay.

«Музыка не может изменить мир»

 

Стоит отметить, что новый коллектив моментально заполучил огромное число поклонников, и уже на дебютном выступлении SunSay народу было хоть отбавляй. Сегодня на счету SunSay уже два альбома. Новую пластинку под названием «Дайвер» Андрей Запорожец представил и уфимским зрителям.

- Какими эмоциями ты постарался наполнить свой новый альбом «Дайвер»?

- Этот альбом легче, спокойнее и меланхоличнее предыдущего. Его можно слушать несколько раз и так до конца не понять, что я хотел сказать. Какого-то конкретного посыла я в эту работу не вкладывал. В песнях все то, чем я живу последнее время. Там есть чувства, эмоциональные песни, композиции о прозрениях.

- Каким видишь будущее группы?

- Мне бы очень хотелось, чтобы мы стали интернациональной командой, которая будет путешествовать по всему миру и иметь своего слушателя. Мне хочется, чтобы на наших концертах не было невменяемых, пьяных людей. Я просто хочу, чтобы на выступлениях присутствовал некий момент волшебства, единства и совместного счастья. Пол и возраст слушателей нам совершенно не важен. Если человек открыт, я могу что-то ему дать. Когда пишу музыку, никогда не задумываюсь, для кого ее пишу. Я все делаю интуитивно. Становлюсь старше, и какие-то вещи теряют для меня важность, я пою о том, чем живу. 

- Как приходят идеи песен?

- Я очень ленивый человек, пишу стихи и музыку только тогда, когда что-то вертится в голове. Хотя, наверное, надо делать это чаще. В туре творить не получается, поскольку мы очень мало спим. Для того, чтобы написать что-то хорошее, мне нужно побродить по городу, побыть какое-то время одному, ни на что не отвлекаться, выключить телефон. Творческому состоянию очень способствует природа. В основном творю, когда нахожусь в родном Харькове. 

- Почему ты до сих пор исполняешь песни 5nizza?

- Люди хотят их слышать, поэтому и пою. Но, если честно, многие песни из того репертуара я бы уже не стал сейчас исполнять. Долгое время я вообще не хотел играть вещи 5nizza, но потом все же решился. Я вижу, как люди радуются на концертах, да я и сам соскучился по некоторым старым композициям. Петь что-то из  5nizza – большое удовольствие, но сейчас я исполняю всего две-три вещи – «Сон», «Солдат» и еще парочку.

- Какая разница между 5nizza и сегодняшним твоим проектом?

- 5nizza – это было что-то совсем непредсказуемое. Ни я, ни Серега Бабкин не могли принять решение по отдельности, всегда все решали вместе. Пока нам удавалось находить точки соприкосновения, было очень интересно. Правда, на сцене Серега был немного в тени, возможно, ему не хватало реализации. В SanSay музыкантов больше, соответственно, и мнений больше, но я стараюсь направлять команду именно так, как я вижу.

- Что важнее для музыканта: творческая составляющая или профессиональный звук?

- Главное, чтобы идея воплотилась именно так, как человек задумал. А каким способом – уже неважно. Лично для меня слово «модно» не имеет большого значения. Я повзрослел, сейчас мне уже не хочется сердиться и выплескивать негатив, возможно, поэтому и песни стали другими. В моих композициях все очень естественно, я ничего не вымучиваю. Как и всех остальных людей, меня вдохновляют женщины, путешествия, новые знакомства, общение с друзьями.

- У тебя есть муза?

- Бывает, что женщины вдохновляют, но не могу сказать, что у меня есть одна-единственная муза.

- Может ли музыка изменить мир?

- Изменить мир глобально один человек не может. Он в силе лишь частично повлиять на ситуацию, высказать свое мнение.

 

«Стремлюсь быть счастливым»

 

- Политикой не интересуешься совсем?

- В какой-то момент я понял, что не имеет смысла отслеживать ситуацию и судить о политике исходя из масс-медиа. Ты все равно слышишь разные точки зрения, большая часть которых не отражает действительности. Нет честных новостей, даже насчет интренет-новостей я не уверен, потому что все люди преследуют какие-то корыстные цели. Даже если я буду следить за ситуацией, я все равно не пойму, как было на самом деле. Просто мне интересны другие вещи.

- Как относишься к потеплению отношений между Россией и Украиной?

- На Восточной Украине, где я живу, отношение к русским всегда было теплое. Я и все мои друзья не разделяют русских и украинцев – мы все очень похожи и близки по менталитету. Другое дело - Западная Украина: там у людей свои цели. К ним я отношусь с большим уважением, но мне они неинтересны. Западная Украина по мировоззрению ближе к Польше, Венгрии, поэтому у людей иные взгляды.

- Это заметно даже в музыкальной сфере?

- Конечно, это совершенно другая культура. Кстати, там сохранилась связь с украинским фольклором, который имеет свою специфику. Мне кажется, это положительный факт, поскольку потеря связей с корнями – плохая вещь. Делать что-то интересное, не основываясь на корнях, крайне сложно. Я, если честно, не чувствую связи с украинскими корнями, но мне очень близки африканские. Я решил, что не буду себя заставлять, а лучше стану изучать то, что мне действительно нравится. Я всегда слушал и любил африканскую музыку – у меня тяга к этой культуре. Потому сегодня я двигаюсь в этом направлении. В детстве я слушаю Стиви Вандера, джаз, соул, акапелльные квартеты, фанк - такая музыка мне понятна и очень близка. Когда появился хип-хоп, я понял, что эти мелодии близки мне на сто процентов. Я не был закрыт для других стилей, но, тем не менее, не слушал рок и гитарную музыку. Уже гораздо позже я открыл для себя разные стили.

- Чем занимаешься помимо музыки?

- У меня много друзей-художников. Если есть возможность поддержать их и как-то помочь, мы делаем в Харькове совместные проекты. Бабкин пытается совместить музыку с театром, а мы – с живописью. В общем, экспериментируем, как можем.

- Ты исповедуешь дзен-буддизм. Это как-то влияет на творчество?

- Влияет на всю мою жизнь, дает ясность и понимание, свободу, какой-то путь в мире, в котором не так уж просто жить.

- Как относишься к тому, что недавно Далай-ламу не пустили в Москву?

- Я не хочу говорить о политике. Хотя Далай-лама тоже частично политик, но он все же основывается на духовных ценностях. Это единственный политик в мире, которому я доверяю. Правда, стоит уточнить, что я не имею отношения к тибетскому буддизму.

- Что еще оказывает на тебя влияние?

- Мне интересна индийская культура, но в меньшей степени, чем африканская. Я много читал духовной литературы и понял, что вся мудрость на востоке – в Китае, Японии, Индии.

- Ты не скрываешь того, что впечатлен Америкой. Чем эта страна так заинтересовала тебя?

- В Калифорнии очень классная атмосфера. Не знаю, хотел ли я там жить, но точно хотел бы ездить туда в любое время, когда захочется. Правда, среди музыкантов там самая большая в мире конкуренция, потому что творческих людей в Калифорнии больше, чем где-либо. Зато без проблем можно устроиться работать санитаром. Я ведь по специальности врач-педиатр.

- Какой ты отец?

- Воспитываю дочку не строго,  я даже ни разу не повышал на нее голос. Малышка очень музыкальная, с детства очень любит хорошие мелодии. Еще в животе у мамы она ездила на фестивали, слушала Бьорк и даже «Бисти бойз».

- Ты счастлив?

- Я стремлюсь быть счастливым и в какие-то моменты определенно счастлив. Но у меня еще много привязанностей, слабостей и ложных идей, которые мешают быть полностью счастливым. Однако я знаю, в каком направлении нужно идти. Я на своем месте и иду по собственному пути.

Ксения ЛАПТЕВА.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter