Готовка шашлыка в Германии – подсудное дело

Готовка шашлыка в Германии – подсудное дело

7 сентября, 22:46
Культура
Мы продолжаем публикацию путевых заметок нашего коллеги Руслана Рахимова, отправившегося в автопробег дружбы «Башкортостан - Германия». Уфимские артисты, журналисты, представители общественных объединений и предприниматели – всего 11 человек - посвятили свой вояж 65-летию Победы. Команда следует по территории пяти государств: России, Белоруссии, Польши и Германии. Сегодня – рассказ о пребывании уфимских путешественников в Берлине.

Не любые дороги дороги

 

На пятый день в Польше зашли в местный магазин. Вроде все то же самое, что и в России, но чесались руки что-нибудь купить, каких-нибудь сувениров. Директор компании «Роза ветров» Кочнев не удержался – взял ковбойскую шляпу за 10 евро со словами: «Где еще я куплю шляпу за 400 рублей?». А я удержался: впереди будет еще много соблазнов.

Организатор автопробега Ильдар Камалетдинов говорит, что в Польше нельзя просто съехать в поле, поставить палатку и остановиться отдыхать. Мне не понятно, почему: местами встречаются хорошие площадки для пикника и ночевки. Ильдар объясняет, что поляки заботятся о природе и о самих автомобилистах. Он должен спать не в палатке, а в кровати, приняв душ, потому что это вопрос безопасности на дороге.

Удивляют огромные трехметровые щиты вдоль дороги в населенных пунктах. Оказывается, таким образом власти защищают население от транспортного шума, а еще от птиц, которые летают низко над дорогой и расшибаются об машины.

В Варшаве пробыли буквально часа три. Долго искали, где там припарковаться, чтобы пообедать. Проблема парковок в Европе – номер один, в итоге заехали на платную, отдали 5 евро за час. Заказали в обед спагетти и пиццу. Суп заказывать не стали – уже поняли, что нам подадут.

Из Варшавы на Берлин поехали по автобану. Трижды отдали по 12 злотых (примерно по 130 рублей). В конце концов, это начало напрягать: не успеешь проехать ста километров, как с тебя трясут деньги. В России понятно: все дороги плохие. Хочешь ехать по хорошей – плати! Но тут-то за что? Все дороги одинаково хороши.

Ночь решили провести недалеко от польско-немецкой границы. Время еще позволяло ехать, но мы решили не торопиться: в Берлин хотели въехать днем, свежими и отдохнувшими, к тому же ночевка в Польше все же дешевле, чем в Германии. Заночевали в отеле пана Тадеуша. Кочнев испытал шок: дочь хозяина, художница, изображает на полотнах женщин с пламенем на голове – не отличишь от картин уфимского офтальмолога и путешественника Мулдашева. 

Утром шестого дня рванули в Берлин. В час дня у нас была запланирована встреча на Александр плац у телевышки еще с одним участником автопробега – Маратом Сахаповым. Сразу как проехала немецкую границу (достаточно условная вещь), пошла бетонная дорога. Как объяснил Ильдар, еще времен ГДР, построенная в 60-е годы, но в великолепном состоянии. Едешь на разрешенной скорости 120, и все время мучает ощущение, что ты нарушаешь. Инстинктивно сбрасываешь газ до 90, когда видишь полицейскую машину. Остановились в кафе - почувствовать воздух неметчины. Мы в шоке: возле небольшого бистро порядка десяти урн через каждые пять метров.

Берлин – город, перегруженный автомобилями. Припарковаться негде. Становится понятным, почему немцы не любят джипы: тут на каждом шагу юркие Смарты. И еще невероятно развита велосипедная инфраструктура: на двухколесных передвигаются и взрослые, и дети, и старики. Мы видели разные виды велосипедов: если в России любят маунтин-байки, то здесь в ходу городские велики и шоссейники. На глаза попался даже шестиместный! Очень трогательное отношение властей к инвалидам: для них специально резервируют места на парковке, строят туалеты, кафе.

Первое наше приключение в Германии: мы потеряли наших дам – певицу Гузель Измайлову и Ольгу Санникову. Договорились встретиться на Александр плац, но женщины решили ждать нас не там, где договорились, а там, где им удобнее. Так и разминулись. Встретились благодаря телефону.

Парковки в центре в основном платные: час – два евро. Все построено на доверии. Припарковался – оплатил в автомате. То же самое в метро: покупаешь билет за два евро, который работает два часа. Можешь пересаживаться на любые поезда и ехать в любом направлении. При этом никто не проверяет: покупал ты билеты или нет. Все построено на честности! То же самое в туалете: на выходе лежит чашка, куда кладешь 50 центов. На заправке суешь пистолет в бак, и автоматически начинает заливаться топливо. Заправил сколько надо и идешь оплачивать.

Первый день в Берлине потратили на поиск жилья и ночевки. Остановились в частном коттедже у немецкой семьи: они сдают бунгало с сауной, душем, туалетом, кухней м комнатой. За два дня простоя отдали сто евро.

 

Беспечный город

 

Седьмой день стал днем отдыха от автопробега: с утра заехали в Трептов-парк, поклонились монументу воину-освободителю, держащему на руках спасенную немецкую девочку. Огромный мемориал, на следующий год после Победы. Здесь захоронено более пяти тысяч советских солдат, погибших при штурме Берлина. За парком следят немецкие власти: здесь запрещено кататься на велосипедах, роликах, выгуливать собак и веселиться. Все говорит о том, что это место скорби и памяти. Здесь специально посажены карельские березы. Они как будто оплакивают погибших.

После Трептов-парка – поездка к Рейхстагу. Тут же рядом – Бранденбургские ворота. Купили двухдневную автобусную экскурсию за 25 евро с поездкой на теплоходе. Приехал огромный двухэтажный автобус, нам выдали наушники с русской речью. Потом пешком прошли по центральной улице Берлина - Липовой аллее. Глаза разбегались от россыпей сувениров, которые нам предлагали на каждом шагу: футболки, сумки, тарелки, кружки и даже фиктивные кусочки Берлинской стены.

Группа решила отдохнуть друг от друга. Кто-то отправился по своим делам, а я в компании других участников пробега отправился осматривать городские достопримечательности. Бродили по улочкам, нашли театр Максима Горького – удивились. Немного о ценах. Мороженое – полтора евро, бутылка минералки – два, хот-дог – 2,5, пицца – три. Перекусить в кафешке – порядка 8-10 евро.

Вечером, возвращаясь домой, умудрились заблудиться. Дело в том, что уже в девять вечера немцы ложатся спать, все улицы буквально вымирают, а спросить не у кого. Рождаются крамольные мысли: если на Германию нападать, то только вечером. Потом приходит осознание: а все-таки хорошо, что заблудились мы в Берлине, а не в Челябинске. Увешанные фото- и видеоаппаратурой, гулять по улицам вряд ли смогли бы так долго.

Началась вторая неделя нашего путешествия. Утром решили возложить цветы к памятнику советскому солдату. Поехали искать венок и потратили на это два часа. Кладбище нашли, но венков там не продавали. Купили в итоге огромный букет гвоздик. Памятник советскому солдату недалеко от Рейхстага: это место захоронения двух тысяч наших солдат. Тут же два танка Т-34, которые первыми ворвались в город. Почтили память погибших минутой молчания.

Погуляли по городу. Берлин, на первый взгляд, город беспечный. Полон туристов со всего мира. Местное население - народ приветливый и добродушный. Стоит только спросить дорогу, и пока они не объяснят - не успокоятся. Может подойти еще несколько человек, достанут карту, путая немецкие и английские слова, все же подскажут, как куда пройти.

В нашей группе возникают первые разногласия: народу хочется просто отдохнуть от автопробега, побыть наедине с собой и просто элементарного шопинга. Берлин поражает ценами. Судите сами: три пары носок – 2 евро. Ну, где в России купить три пары носок за 80 рублей, да еще немецкого качества? Зубная щетка – 50 центов. В России такие же щетки стоят порядка 3-4 евро. Жалко тратить время на прогулки по магазинам, учитывая, что Берлин – центр культуры. Здесь десятки крупных музеев и арт-галерей, сотни памятников истории и архитектуры. Чтобы обойти их все, нужен месяц. Неделя – это лишь галопом по Европе.

Очередное приключение: Ольга и Гузель опять заблудились. Ушли на экскурсию и потеряли друг друга. Пока мы их ждали, сделали кучу фотографий у Рейхстага. Вечером выехали из Берлина. Наша дорога – на Дрезден.

 

Правила жарки

 

Ночь провели под стенами аквапарка «Тропик-айлэнд» в трейлере. Утром Николай Кочнев ушел в лес и обнаружил там ДОТ - огневую точку времен Великой Отечественной. Прибежал возбужденный, мы за ним – фотографироваться. В лесу мы увидели насыпь в виде буквы S – это фашисты накидали бруствер для обороны, а под насыпью – бетонный проход, чтобы прятаться при арт-обстрелах. Следов разрушения ДОТа от ведения боевых действий мы не нашли, но ступени покрылись мхом, а стены начали разрушаться от старости.

После решили пойти в «Тропик-айлэнд» – это огромная теплица между Берлином и Дрезденом. Внутри – ботанический сад с тропическими растениями, поддерживается высокая температура и влажность, прямо как в Тайланде. Стилизованные постройки из бамбука, тайские памятники и элементы архитектуры - статуи Будды, слоны, шестирукие женщины. Пляж с белоснежным песочком, бассейн с подогреваемой водой, фонтаны и шезлонги. Огромные горки для любителей экстрима, которые здесь называют русскими, аттракцион «тарзанка» и даже катание на воздушном шаре. Но не это главное. В восточной зоне аквапарке – семь разных видов саун. Не хватало, пожалуй, только русской бани с березовым веником. Для русских – это шок, но в купальных костюмах туда не пускают. В первую сауну мы пошли все же в трусах, а потом, осмелев, разделись. Правда, все равно прятались по углам. А вот немецкие тетки и дядьки своих фигур ни капли не стесняясь: ходили голые и довольные. Отправились на экскурсию в тропический лес: видели павлина, черепах, разных экзотических рыбок. Вели себя как дети и шумно радовались, хотя сами немцы в этом плане гораздо более закрепощены: прилюдно выражать эмоции у них не принято.

Вместо запланированных трех часов провели в «Тропик-айлэнде» все пять, в Дрезден опоздали – приехали лишь к вечеру. Город встретил нас проливным дождем. Заехали к другу одного из участников автопробега. Вместе посмеялись над тем, как новости перевирают информацию. По ТВ передают, что Эльба вышла из берегов, и город остался под водой. На деле никакого наводнения нет, просто подтопило традиционно затапливаемые во время дождей районы. Точно так же немцы считают, что от жары сгорела вся Россия, хотя на деле пожары охватили, конечно, не всю страну. В дрезденском журнале «Восточный экспресс» для русскоговорящего населения с интересом прочел статью «Грилить или не грилить?». Оказывается, в Германии законом прописано, сколько раз в году немец имеет право жарить шашлык в своем дворе! В Берлине, например, - не чаще чем 20-25 раз в году (раз в две недели)! При этом сам процесс не должен длиться дольше двух часов и позже 21 часа! Считается, что дым от гриля может беспокоить соседей, так же, как и табачный, а потому к нарушителю закона будут применены самые строгие меры – вплоть до выселения с земельного участка! «Как же хорошо жить в России: у нас на даче шашлык можно жарить хоть каждый день», - думал я, читая эту статью.

 

Клонированный город

 

В дороге мы уже больше недели. Позади - Казань, Москва, Смоленск, Брест, Варшава, Берлин. Впереди – Лейпциг, Торгау, Франкфурт на Майне, Штудгардт, Гамбург и Мюнхен. А пока мы в Дрездене, куда прибыли на девятый день нашего путешествия. Первый день потратили на поиск гостиницы. Это нам хорошо – можем ночевать и в фургоне, а остальные участники автопробега передвигаются на легковых авто и им нужен отель для ночевки. Оказалось, что это проблема в это время года. Август у немцев – пора отпусков, и они проводят его активно, передвигаются по стране, совершая экскурси и походы. Дрезден – культурный центр Германии, поэтому найти свободный отель оказалось проблемой. Наконец, нашли: цена ночевки – 20 евро с человека. Цены в Германии на отели гораздо демократичнее российских: у нас точно такой же номер будет стоить как минимум вдвое дороже.

Утро как всегда наступило неожиданно. Раздался стук в дверь: грозный вьетнамец кричал нам, чтобы мы убирались, и показывал рукой на табличку на непонятном нам немецком языке. Мы догадались, что ночевали на его парковке и теперь он просит освободить место для будущих клиентов его забегаловки. Пока разгневанный вьетнамец не вызвал полицию и эвакуатор, спешно ретировались.

Первую половину десятого дня организатор тура Ильдар Камалетдинов посвятил деловой части автопробега: мы встречались с представителями бизнеса Дрездена. Как оказалось, здесь у Ильдара живет друг Виктор Лихтнер. Он переехал в ГДР в 85-м, занимался продажей компьютеров, за одну персональную машину давали пять авто. Удалось договориться о размещении материала о нашем автопробеге в местном журнале «Восточный экспресс». Так что рассказ о наших приключениях в Дрездене станет доступным и местным русскоговорящим немцам. Оказывается, немцам достаточно скучно жить этой сытой размеренной жизнью. Себя они сравнивают с кастрированными котами, у которых все есть и которым ничего не надо, и ищут экстрима. Им интересен туризм в Россию, где, как им кажется, они могут найти эти самые острые ощущения. Директор «Розы ветров» Николай Кочнев предложил свои туры.

День посвятили осмотру Дрездена. Когда въезжаешь в него, кажется, что оказался в 19-м веке. Вокруг старинные здания, дворцы, соборы, древние памятники. И все это великолепно сохранилось. Однако экскурсовод открыл нам глаза: все это – новодел. В марте 45-го английские бомбардировщики смели Дрезден с лица земли. Они непрерывно бомбили город в течение недели, над Дрезденом огромной тучей ежедневно проносились тысячи самолетов, на город скинули более миллиона бомб. Сгорело все! Чудом уцелели только один памятник культуры: стена, на которой изображены все короли Саксонии. Этой бомбардировкой Англия отомстила Германии за то, что немецкие летчики бомбили Лондон все эти годы войны. Акт возмездия был страшен, хотя и абсолютно неоправдан: в Дрездене не было ни военных, ни производства. От бомб пострадало только мирное население и памятники истории. От этого ужаса Дрезден смог оправиться только спустя десятилетия после войны. Немецкое правительство решило восстановить Дрезден в том виде, в котором он находился до войны. Первое здание - Дрезденскую галерею - восстановили только в 57-м. Работы по восстановлению облика города продолжаются и по сей день.

 

Прозрачные технологии

 

После обеда была экскурсия на завод по производству автомобилей Фольксваген-Фаэтон. Производство размещено в полностью стеклянном здании. Напичкано суперсовременными технологиями. Чего стоит один шлагбаум: четыре врытых в землю трубы опускаются или поднимаются в зависимости от команды. Вокруг завода вырыт ров, в котором плавают красивейшие рыбки. Фасад здания – огромная в 15 этажей круглая парковка со стеклянными стенами. На каждом этаже – 10-15 автомобилей Фаэтон. Красивейшее зрелище. Автомобили в Германии собирают поштучно, в отличие от России и Америки, где предпочитают конвейер. Здесь тоже есть конвейер, но его задача – довезти машину до специализированного станка. А бригада мастеров-сборщиков ведет конкретный автомобиль от начала до конца, и всегда есть с кого спросить.

- Рынок сбыта «фаэтонов» на 60 процентов – это Китай, лишь 17 процентов приходится на Европу, 1-2 процента – на Россию. Зато в России любят Туареги, - рассказал нам экскурсовод.

Интересно, что в цеху во время сборки авто включают релакс-музыку: звуки прибоя, крики чаек. Здесь вообще повернуты на теме экологии: завод специально построен стеклянным, чтобы показать клиентам: у нас все прозрачно и чисто, нам нечего скрывать. В месяц собирают 35 автомобилей. Рабочий день: с 8 до15 часов.

Вечером для участников автопробега был устроен праздничный ужин в ресторане «Санкт-Петербург» в самом центре Дрездена. Надо отметить, что этот город долгое время находился в ГДР, здесь есть постройки типичной советской эпохи, а немцы отличаются особой душевностью, свойственной больше русскому человеку. Есть в Дрездене даже Уфа-палас – дворец культуры, названный так в честь нашего города. В «Санкт-Петербурге» было приятно услышать русскую речь, увидеть меню на русском языке, попробовать, наконец, нормальный суп – куриный бульон с лапшой за 5 евро. Интересно, что в Германии разница в ценах между рестораном и бистро – максимум в полтора-два раза, в то время как у нас она достигает пятикратного значения. Особую изюминку торжеству придала народная артистка России Гузель Измайлова, которая участвует в автопробеге вместе с нами. Она исполняла русские народные песни. Немцы, которые сидели в ресторане за другими столиками, были просто поражены. Они не ожидали, что в этом ресторане в этот вечер нарвутся на живой концерт. Пела Гузель замечательно, ей долго аплодировали, не хотели отпускать. Между собой мы уже давно прозвали Гузель соловьем башкирской эстрады, а в шутку стали называть ее «чыпчыгым», что в переводе на русский означает «птичка». Она действительно небольшого роста, но обладает необычайно мощным голосом.

Немцы отличаются особой аккуратностью – это сразу бросается в глаза. Урны на улице – каждые десять метров. Интересно, на наших улицах было бы также чисто при таком количестве бачков? А загулявшись допоздна, мы видели как они моют автобусную остановку: оказывается, немцы делают это каждую ночь! Вот почему стекла на их остановках всегда прозрачные, не заляпаны ни грязью, ни наклейками. На каждой парковке в Германии стоит автомат. Припарковался – плати два евро, бери чек и прикрепляй к машине. На парковках дежурят муниципальные служащие, и если машина стоит без чека, они имеют право выписать штраф.

 

У искусства в долгу

 

У нас появился новый повод для шуток. Когда немцы спрашивают у Ильдара: «Какие у вас планы?», он неизменно отвечает: «Первый наш план – отсутствие планов». Дело в том, что мы всегда отстаем от запланированного хода действий, поэтому вечно опаздываем. Очень много времени уходит на поиск парковки. Улицы тесные, встать негде. Парковка или запрещена, или платная. Другая сложность – это передвижение колонной. В плотном транспортном потоке легко потеряться, и если это происходит, приходится ждать. Тяжело ориентироваться в городе, где все вывески на немецком языке, а мы его не знаем. Наш огромный фургон с трудом помещается на тесных немецких улочках. И даже если мы находим место для парковки, – это еще не означает, что мы сумеем в нее залезть.

На 11 день по плану – встреча с друзьями Кочневых. В Германии живет исполнительный директор компании «Роза ветров» Виталий Кайзер и его брат Питер. Некоторое разногласие: Кочневы хотят провести время с друзьями, Камалетдинов – показать нам красоты Дрездена: скалы Бастей, Тоскана-термы и древнюю крепость Кенинг-штай. Он переживает, что иначе мы просто не успеем все это увидеть. Сложность ситуации в том, что участникам автопробега не хотелось бы разделяться, но приходится выбирать.

В итоге Ильдар, Гузель Измайлова едут на скалы Бастей, а Кочнев, Кайзеры и я отправляемся на экскурсию в Дрезденскую картинную галерею.

- Побывать в Дрездене и не увидеть картинной галереи – все равно, что побывать в Тюлюке, и не подняться на Иремель! – говорит Кочнев.

Вход в галерею стоит 10 евро. Фотографировать и снимать на видео картины запрещено. Можно нанять экскурсовода, но это будет стоить уже 80 евро.

Видели «Сикстинскую Мадонну» Рафаэля: это, пожалуй, самая знаменитая картина Дрезденской галереи. Вообще, надо знать, что питерский Эрмитаж берет начало из Дрездена: якобы премьер-министр короля Августа, некий господин Брюлль, обладая сказочными богатствами, скупал картины известных мастеров по всему миру. Но попал в опалу, умер, и его родственники не знали, что же делать с таким наследством? Если король узнает – может просто все отобрать. В итоге картины тайком скупила русская императрица Екатерина II, и это стало началом коллекции Эрмитажа.

Как бы то ни было, отведенного нам часа на экскурсию по галерее никак не хватило: тут можно гулять несколько дней. Уж насколько я не специалист по древней культуре и живописи, но и то каждую секунду натыкался на изображения, знакомые по учебникам истории, культуры и литературы. У каждого полотна можно стоять по часу: в некоторых их них столько деталей, столько сюжетов, что просто удивляешься, как это мастеру удалось совместить в одной картине? Ну и трогает, конечно, само осознание того, что в эту секунду ты прикасаешься к чему-то вечному, большому, великому.

Вечером поехали в автобусную экскурсию по Дрездену за 25 евро. Ловлю себя на мысли, что пока не понимаю немецкого языка, но уже потихоньку перенимаю немецкую привычку не спешить и пить пиво на завтрак, обед и ужин. К любому блюду в ресторане заказываешь неизменную бутылочку Радебергского за два евро, или, если в пивоварне перекусываешь, чего-нибудь, что варят тут же.

Стали свидетелями необычной немецкой традиции - мальчишника. Парень женится, проводит вечер с друзьями в ресторане, но интересно, что это не банальная пьянка со стриптизом, а целое театральное представление «Прощание с холостой жизнью». Мы увидели вдруг арабского шейха в окружении целой толпы секьюрити в черных костюмах. Они веселились и спорили. По традиции, жениху дается список заданий, которые он должен выполнить. В противном случае, он обязан купить друзьям пива. Задания шуточные. Например, подойти к любому столу, уговорить женщину снять бюстгальтер, надеть его на себя и громко спеть песню на весь ресторан. Задания специально составляются таким образом, чтобы жениху было как можно труднее их выполнить. Вместе с мальчишками в тот вечер веселился весь ресторан.

 

Бухенвальдский набат

 

С утра взяли дорогу на Лейпциг. Заехали в местечко Саксон обст. Это огромное сельскохозяйственное предприятие, занимающееся выращиванием яблок, слив, персиков и овощей. Первым делом посмотрели огромные солнечные батареи на крыше склада – это бизнес господина Детцнера. Он установил батареи на крыше склада площадью почти в гектар, получает солнечную энергию (мегаватт в сутки) и продает ее городу. Говорит, что выгодно: намеревается окупить кредит за шесть лет и выйти на прибыль. Интересно было послушать, как строится аграрный бизнес в Германии. Оказалось, что немецкие рабочие получают за свой труд от 5 до 10 евро в час! Попробовали их продукцию, купили сувениры и отправились в Торгау.

Торгау – место встречи союзных войск на Эльбе в апреле 45-го. Ехали наугад, даже не зная, есть ли там вообще какой-то памятник. Эльба к тому времени разлилась: несколько дней шли дожди. Зато прямо в центре города нашли памятник, посвященный встрече союзников.

Утро следующего дня начали с фотосессии на фоне памятника «Дух Эльбы», своеобразного маякя на берегу реки. Три камня, на каждом надпись на русском, английском и немецком языке о том, что это место встречи союзных войск.

Отъехали на другой берег и наткнулись на другой мемориал, посвященный встрече на Эльбе. Монументальная скульптура с надписью «СССР» советскими флагами и памятной стелой.

За ночь резко поднялась Эльба. Мы порадовались, что не поставили палатку в пойме реки – ее бы просто унесло.

Когда ехали в Лейпциг, дождь не прекращался ни на минуту. Звонили домой: нам сказали, что в Башкирии жара тоже спала: плюс 17, дожди. Лейпциг на много беднее Дрездена, может быть поэтому здесь так много русский: наша речь слышна повсюду.

В пути мы уже две недели. Почувствовал, что устал от автопробега, соскучился по дому. В коллективе начались первые разговоры о необходимости ехать домой. Перед возвращением решили не изменять плану и посетить Бухенвальд. Это фашистский концентрационный лагерь недалеко от города Веймара, родины Гете и Шиллера. Сохранились железнодорожный вокзал, на который прибывали пленники и ворота, через которые запускали узников. Немцы воссоздали камеры пыток, где эсэсовцы истязали евреев, цыган, коммунистов и гомосексуалистов, а позже военнопленных из стран сопротивления. Самих бараков, где тысячами мучались эти люди, уже нет – они были разгромлены во время воздушной бомбежки, сейчас на месте бараков только осколки кирпичей. Мы посмотрели крематории, где сжигали трупы, конюшню, где расстреливали людей, медицинский барак, где над несчастными ставили нечеловеческие опыты. А также музей, где выставлены фотографии и даже видео того времени, снятое фашистами. По выходным здесь устраивали тир – стреляли по живым людям. Больше всего меня поразили эсэсовские сувениры. Гитлеровцы научились специальным образом засушивать человеческие головы, которые становилась размером с кулак – это была любимая игрушка немецких солдат. Всего в Германии было около сотни концентрационных лагерей. Фашисты создавали их не только ради бесплатной рабочей силы, но и для устрашения. Чтобы показать другим народам: арии – высшая каста. Посещение Бухенвальда произвело на нас весьма гнетущее впечатление. По дороге домой все просто молчали…

Руслан РАХИМОВ.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter