<Бабки> на бабках

<Бабки> на бабках

5 апреля 2005, 21:59
Культура
Когда-то Архангельский район Башкирии был знаменит медеплавильным заводом, основанным еще в 1753 году купцом Мясниковым. Нынче его знают как аграрную и деревозаготовительную территорию республики. Однако главной достопримечательностью Архангельского района являются не сельхозугодья и леса и даже не природный памятник Аскынская ледяная пещера, а краснозилимский народный ансамбль <Русские узоры>, отметивший недавно полувековой юбилей.
Фольклорный коллектив образован в 1955 году, и долгое время был руководим крестьянкой, не заканчивавшей ни консерваторий, ни музыкальных школ, Анастасией Пискуновой. Анастасия Михайловна умерла несколько лет назад, и сейчас деревенский хор носит ее имя. Однако ансамбль <Русские узоры="">, в который входят восемь исполнительниц пенсионного возраста, по-прежнему поет и активно выступает. За 50-летнюю историю самодеятельные артистки в перерывах между работой в поле и личном подворье исколесили всю Башкирию, были участницами крупнейших фольклорных фестивалей в Ленинграде, Архангельске, Челябинске и других областных центрах Советского Союза. В 1987 году <Русские узоры=""> записали диск-гигант <Полоса моя="" полосонька=""> - уникальный случай в советской стране, когда пластинку выпустил непрофессиональный музыкальный коллектив.Под занавес ХХ века трем никому не известным музыкантам - Алексею Иванову, Денису Федорову и Алексею Румянцеву - пришла в голову беспроигрышная идея создать фольклорно-электронный проект, в котором акапелльное исполнение настоящих фольклорных коллективов будет наложено на современную электронную музыку. Ставка была сделана верно. Старушечьи песнопения в модной аранжировке слушатель воспринял на . За какой-то год новорожденная группа <Иван Купала=""> взлетела на верхние строчки хит-парадов, а ее дебютный альбом <Кострома> мгновенно распродался огромным тиражом. Наверное, только самые внимательные обратили внимание на приписку микроскопическими буквами на вкладыше альбома <Использованы фрагменты="" записей="" фольклорного="" ансамбля="" поселка="" Красный="" Зилим=""> Башкирской АССР>. В основу композиции <Полоса> легла лирическая песня краснозилимских крестьянок, записанная на том самом диске-гиганте <Полоса моя="" полосонька=""> в 87-м.Еще пять лет тому назад рассказал об этом <заимствовании> или, если хотите, плагиате. Тогда как <Иван Купала="">, находясь на пике популярности, стриг купоны, краснозилимские бабушки не получили за свой вокал, использованный этно-фолкгруппой ни копейки. - Дак нашу песню украли! - делилась с нами тогда Анна Астраханцева, краснозилимская пенсионерка и руководительница <Русских узоров="">. - Наши начальники как по телевизору услышали - так заволновались. Говорят, нашу плащинку взяли, да списали все. Я ж слышу - по телевизору мой голос поет. Я запеваю, а потом Поля подхватывает, она уже наверх поет, потом все враз. Ну хоть спасибочки они нам сказали? Благодарность выразили? Нет вот. А нам не жалко. Мы всем поем!В 2000 году мы впервые подняли эту проблему, но за пятилетку ничего не сдвинулось с мертвой точки.Музыканты <Ивана Купалы=""> понимали, впрочем, суть возможных претензий:- Что до текстов - тексты пишет народ. За это мы отдаем им половину авторских отчислений, - заявлял Алексей Румянцев, а когда ему напомнили, что до народных исполнительниц средства почему-то не доходят, он поправился и поспешил обвинить в этом Российское авторское общество. - Оно отдает нам то, что остается после отчислений народу. Правда, мы догадываемся, что народ этот там же в РАО и сидит, и на сэкономленные деньги покупает себе джакузи. Но мы до них еще доберемся!Где стоит то неведомо джакузи, ни Анна Ивановна, ни семь ее подруг по хору не знают и гонораров не ждут.- Знаем ведь, что никогда денег ни пришлют. Чего напрасно в ожидании томиться? - говорит 68-летняя сельская певица. - Мы не для денег поем. Мы ж без пения жить не можем.В группе же <Иван Купала="">, похоже, полагают, что краснозилимский хор давным-давно распался.- Сейчас деревень уже практически нет в живых, то есть все настоящие деревни уже умерли, они заброшены и так далее, а живут только более-менее богатые деревни, которые расширяются и превращаются в районные центры. Маленькие деревни влачат жалкое существование, никаких бабушек там уже давно нет. Все записи, на которые мы ориентируемся, сделаны достаточно давно, наверное, максимальный пик этих записей приходится на 80-е годы, когда ещё какие-то коллективы бабушек были живы, - рассуждает Алексей Румянцев.Ему вторит Алексей Иванов:- Каждая песня записана в своем месте. <Кострома>, например, записана в селе Дрожево, Брянская область, но сейчас уже ансамбль не существует, село расформировано, все бабушки разъехались по разным деревням. Деревня умерла, поэтому больше коллектива нет, если говорить про <Кострому>. И, в принципе, с каждой песней такая же судьба. То есть сейчас этих людей не найти, кто-то умер, кто-то переехал, и, практически, собрать тот же самый материал уже нельзя.Впрочем, в Красный Зилим музыканты из <Ивана Купалы=""> не приезжали, а где записали <Полосу>, с журналистами не делятся.- Не, не знаю я их, - рассматривая фото коллектива, заявляет Анна Астраханцева. - В Зилиме их не было, а то бы мы им столько песен напели.Отмечая 50-летний юбилей творческой деятельности, старушки из Красного Зилима дали гала-концерт в Архангельском, прошедший с оглушительным успехом при полном аншлаге. Восемь молодых певиц представили программу, песен из которой хватит не на одну пластинку. А хиты , , и та самая <Полоса моя="" полосонька=""> исполнялись самодеятельными певицами на <бис>. Получили на юбилейном концерте зилимские бабушки и массу поздравлений - начиная от праздничного адреса от президента Башкирии, и заканчивая добрыми словами от своих земляков. Жаль, что группа <Иван Купала=""> не прислала даже открытки.- Может, все ж когда приедут, рады будем, - говорят пожилые артистки.Татьяна ГУБАЧЕВА, Антонина ЧЕСНОКОВА. в Уфе> от 06.04.05 г.
Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter