Заза Наполи: «Мне ничего не стоит прилюдно оголить грудь»

Заза Наполи: «Мне ничего не стоит прилюдно оголить грудь»

Заза Наполи: «Мне ничего не стоит прилюдно оголить грудь»

4 августа 2009, 22:45
Культура
После Верки Сердючки Заза – вторая по популярности хабалка, под богато расшитым платьем, париком и фальшивым бюстом которой скрывается актер-мужчина. В образе роскошной гранд-дамы Владим Казанцев вышел на столичную клубную сцену больше десяти лет назад. С тех пор травести-звезда начала жить своей жизнью, как и ушлая проводница, выдуманная Андреем Данилко. Заза стала единственной артисткой-трансухой, чья слава вышла далеко за пределы ночных заведений Москвы. Не раз создательница театра пародий «Райские птицы» привозила шоу не только в столицу Башкирии, но и в Стерлитамак. Во время последнего визита нам и удалось пообщаться с королевой травести.

«Я звездилища, но скромная»

 

Интересно, что 36-летний артист начал свой трудовой путь с педагогической деятельности. В алтайском городе Яровое, откуда родом, Владим получил профессию учителя начальных классов и год отработал по специальности. Неожиданно рванув в столицу, мечтающий стать актером парень отучился во ВГИКе, а в 98-м на свет появилось его альтер-эго – роскошная женщина-вамп. Она становилась ведущей программы «Сука-любовь» на НТВ и двух телешоу – «Субботняя лихорадка» на TB-6 и «Сексуальная революция» на ТДК, появлялась в качестве приглашенной звезды сериалах «Не родись красивой» и «Проклятый рай», в клипах группы «Винтаж» и «Полиция нравов». Долгое время страна повторяла за Владимом фразу «А у нас Новый год!», произнесенную им в рекламном ролике магазинов «Арбат Престиж».

Актер так сроднился со своим образом, что даже интервью предпочитает давать не Владим Казанцев, а его популярная героиня.

- Заза – артистка первой величины?

- Я не просто звезда, я звездилища. Хотя любая артистка должна быть скромной, говорить: «Я не такая, я только начинаю», подогревая интерес публики. Народ думает: «Кто же она? Нужно узнать о ней побольше». В шоу-бизнесе я не первый год, потому точно знаю, как нужно вести себя на публике. Кто-то может сказать, что Заза на сцене уже лет сто, всего добилась – пора заканчивать карьеру. Я с этим не согласна: сижу в своем зале ожидания и жду удобного момента, когда предложат какую-нибудь крупную роль в полнометражном фильме, где можно раскрыться во всей красе. Человек не должен стоять на месте, необходимо развиваться, ставить перед собой преграды, потом их преодолевать. Как в песне Долиной: «И снова на пути стена, и я ее пройти должна». Вот так жить интересно, а когда тебе все подается на блюдечке с голубой каемочкой – это такая скукотища.

- Конкуренток не жалуете?

- Для кого-то я стерва, для кого-то добрая мама. И я всегда стараюсь сломать этот стереотип. Молодых артисток я люблю и стараюсь им помочь советом. Были такие отчаянные дебютантки, которые пытался списать меня со сцены, но известными они так и не стали – плетутся где-то в хвосте. Когда появляется новая артистка в жанре травести, я сразу беру ее под свое крыло, чтобы человек работал, развивался, а не лез в чужой монастырь со своим уставом. Но у многих очень быстро сносит крышу, когда с первой ступеньки попадают сразу на десятую. Приходится осаждать. Потому лучше развиваться поэтапно.

 

«Семенович мне не конкурент»

 

- Жизнь сильно изменилась после известности?

- Карьера звезды – это своеобразная пирамида. Когда ты стоишь у ее подножья, у тебя куча друзей, знакомых, одноклассников, но чем ты выше поднимаешься, тем меньше рядом с тобой оказывается людей, круг сужается. И в итоге звездилища, которую боятся, уважают, приглашают на гастроли, платят хорошие гонорары - остается одна. И тут нужно выбирать – либо успех и слава, либо теплые человеческие отношения. Я выбрала путь наверх, потому что даже если ты один, сексуальная или дружеская энергия сублимируется в рабочую. А когда ты много трудишься, тебе просто некогда замечать своего одиночества. Но это лучше, чем лежать дома на диване, плевать в потолок и смотреть дебильные сериалы. Я могу это делать максимум пол дня, а потом я хожу по квартире, ищу пятый угол - мне необходимо куда-то бежать.

- Москва стала родным городом?

- К безумному столичному ритму привыкаешь очень быстро. А в шоу-бизнесе существовать по-другому нельзя. Здесь нужно подурачиться, там произвести фурор, еще где-то натворить скандал. Хотя лица на тусовках одни и те же, но жизнь пытаемся разнообразить, каждый день сделать что-то новое. Потому все оживляются только тогда, когда на тусовке появляются папарацци и телекамеры. И все тут же губы – «дуду» - трубочкой, свисток намазякали и начинается обычная работа – друг друга подкалывают, говорят всевозможные гадости. Каждому нужно как-то выделиться, потому что в эфир или на журнальной полосе выходят только самые яркие куски.

- Поэтому на одну из тусовок заявились с обнаженной грудью?  

- Теперь вы меня такой уже не увидите. Это был добротный и очень дорогой силиконовый муляж – не отличишь от настоящих сисек. Но на одной из вечеринок кто-то по пьяни укусил за грудь, силикон вытек и теперь она непригодна. А сиськи мне показать не жалко. Если Аня Семенович может продемонстрировать только ложбинку, то мне ничего не стоит оголить грудь. Потому показывают не ее, а меня. И если «Гостья из будущего» Ева Леонидовна Польна пошлет в попу, то я могу послать и на три буквы. Пусть меня запикают, но все же поймут, куда именно. Причем, какое бы бранное слово ты не сказала, телевизионщики заглушают лишь малую его часть, чтобы народ понял, какое именно крепкое выражение было использовано. Именно из этих составляющих складываются рейтинг и популярность.

- Родители не переживают, прочитав о вас очередную нелепую выдумку?

- Конечно, они страдают от моей известности. Но я им объяснила на примерах. Мама как-то пристрастилась смотреть реалити-шоу «Дом-2», принимая все происходящее за чистую монету. Чтобы отвадить ее от этого похабного зрелища, я спросила: хочет ли она узнать, что произойдет на телепроекте через неделю? Когда она узнала все подробности сценария заранее, интерес пропал, она была разочарована. Тоже и у меня – все «по тексту» или экспромтом, но это игра на публику. Вот, например, скажи я, что у меня на самом деле не два, а четыре яичка, уфимская пресса тут же вынесет эти подробности в заголовки. Мама-то, конечно, не поверит, а ты обрадуешься, потому что всем захочется посмотреть, и, следовательно, предложений выступить станет больше, гонорары возрастут.

 

«Уфимскую публику удивить легче»

 

- Приходится работать не только на публику, но и на репортеров?

- Журналисты, в основном, и сочиняют небылицы, а я, читая, лишь веселюсь. Мама собирает все статьи, записи телепрограмм и сериалы с моим участием. Если ей пришлете уфимские материалы, она будет рада и в ответ вышлет огурчиков-помидорчиков. Как любой маме, ей кажется, что я голодаю, а потом вдруг увидит, что моя будка в экран не влазит и требует, чтобы я похудела – ей все время хочется что-то во мне подкорректировать. Она постоянно порывается что-то прислать с нашего огорода. Ей не понять, что мне дешевле купить овощей у дома, чем нанимать машину и гонять на вокзал за посылками. А в квартире у меня стоит девственный холодильник - мыши не находят там даже шнурка, чтобы повеситься.

- Какой зритель больше по душе – столичный или провинциальный?

- На периферии люди не испорчены и менее избалованы, хотя к вам приезжают и Пугачева, и Ротару. Но все равно отношение иное. Приезжая в ваш город, готова общаться со зрителем, дарить позитив, хорошее настроение. А в столице публика зажравшаяся, встречает не с открытой душой, а вопросом: «Ну, чем удивишь сегодня?». И платьице-то, и сережки эти они уже видели. И будь ты хоть девочкой-каучуком, стой на голове, хоть появись из чемодана – их ничем не удивишь. Я счастлива выходить на сцену не только ради денег, но и ради удовольствия, а это чаще всего возможно в провинции. Конечно, и размер гонорара очень важен – можно позволить себе купить новые тапки, платья, парики. Я рада выступать и в сельском клубе – вот где будет самый искренний прием: «Тетя Катя, запирайте сельпо - артистку из Москвы привезли, песни петь будет!».

- Всегда удается найти контакт с публикой?

- Лучший вариант, когда из зала кричат гадости. Ведь Заза не может просто так наехать на зрителя, он должен ее задеть, раззадорить. И такие жертвы находятся часто. И все эти ответы-импровизации я заношу в свой «компьютер» и в дальнейшем использую. Но я могу быть разной – вести и корпоративы, и свадьбы, и молодежные клубные вечеринки.            

- Легко разбираетесь в людях?

- Иногда я даже жалею, что такая умная. Дурочкам же проще – их обманывают, а они счастливы. Муж сказал, что едет в командировку, и она верит. Я думаю: «Какая же ты халда, тебя можно развести, обмануть». А я уже сразу вижу, что человек врет, легко могу предугадать его дальнейшие слова, и чем это все закончится. И так скучно жить - приходиться говорить правду, уличая обманщиков. Но иногда я люблю поплакать. Не важно от чего – от обиды, отчаяния или просто по настроению. И неважно где это происходит - на публике или дома, за просмотром мелодрамы или программы «Жди меня». У людей, которые умеют плакать, меньше возможностей попасть в «дурку». У них весь негатив выходит через слезы, которые лечат.

- Провинциальным артистам стоит искать успеха в столице?

- Сейчас действительно в Москву едут все, думая, что она резиновая и ждут манны небесной. Столица-то всех примет, но обогащать никого не торопится. Меня часто спрашивают о секретах популярности: как можно без масла везде пролезть и закрепиться. «А вы спите по три-четыре часа, - отвечаю. – Тогда, может, чего и добьетесь».

Ашир МУРАДОВ.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter