«Фактор 2»: с семи лет говорим слово «п…дараз»

«Фактор 2»: с семи лет говорим слово «п…дараз»

2 ноября 2005, 00:28
Культура
25-летний Илья Подстрелов и 24-летний Владимир Панченко — этнические немцы. Именно поэтому двух родившихся в разных местах России пацанов (Илья в Воркуте, Володя в казахстанском селе Тюлькубас) занесло в Гамбург. Родители 10 лет назад приехали на историческую родину, а юные русские немцы сначала занимались музыкой для себя и для друзей, став профессиональными исполнителями волей случая. Пока не пели, работали водителями, мойщиками машин, грузчиками. Владимир даже успел отслужить в немецкой армии. Говорит, служил не для страны, а для себя. Да и русских в роте, кроме него, было человек десять.
Девять месяцев в немецкой армии — это как поход в тренажерный зал — для собственной физической подготовки. Илья же поступил в немецкий университет, откуда, по его словам, "с позором выкинули, а потому пришлось идти работать".Четыре года назад парни создали группу, назвав ее "Фактор 2" совершенно случайно: "искали доменное имя в Интернете". И не менее неожиданно на любимцев гамбургских дискотек натолкнулся создатель "Руки вверх" Сергей Жуков, который за два года раскрутил парней в России. В Уфе ребята оказались, путешествуя в первом гастрольном туре.Проект Сергея Жукова, как и многое то, чем он занимается, оказался успешным. Однако, похоже, продюсер, рождая в муках стиль новой команды, так увлекся, что вложил в ребят собственное видение музыки.— Многие приходят и говорят, что мы всем напоминаем группу "Руки вверх" — типа не стыдно ли вам? — рассказывает Илья. — А мы, между прочим, гордимся этим, мы росли под песни этой команды. У "Руки вверх" и сейчас неплохая популярность. Понятно, что бешеного ажиотажа нет, но Сергей Жуков ездит на заказные концерты и довольно много гастролирует.— Однажды сидели дома, занимались музыкой. И Илья внезапно говорит: "Здорово, если б Сергей Жуков стал нашим продюсером!". Получается, мечта-то сбылась! — радуется Володя.Не пошловатые, а очень пошлые дворовые песенки, матерные тексты немецких русских, рядом с которыми песни Шнура кажутся речевками для начальной школы, неожиданно завоевали шестую часть суши. Причем взрослые не сразу поняли, что происходит, когда подростки подсели на "Фактор 2", распевая такие восхитительные строчки-нескладушки: "Ты даришь мне свой нежный взгляд, а я-то знаю, что ты бл..дь".— Мы никого не заставляем слушать песни "Фактора", а народ сам покупает диски и приходит на концерты. Значит, наше творчество нравится людям, — говорит Илья Подстрелов.— А то, что дети на ваших концертах кричат матом, это нормально?— Ну и что, — разводит руками музыкант. — Ну и что, я в семь лет первый раз сказал слово "пидараз". Что из этого? Вырос нормальным человеком. Я слушал "Ласковый май" и "Сектор газа", и, как видите, ничего страшного со мной не произошло.— Мат в ваших песнях — это фишка такая или привычный способ общения?— Мы так общаемся.— Конечно, в обществе стараемся не употреблять бранных слов, — корректирует слова напарника Владимир Панченко. — Мы писали песни, когда нас еще никто не слушал, и нам нравились именно такие тексты. Ни на кого не ориентировались, просто делали то, что хотелось.— С возрастом относишься к таким вещам проще, — объясняет Илья. — И потом я уверен, что каждый дома матерится. Любой человек знает и произносит матерные слова. Когда плохо или когда психоз, матерятся все, я уверен. Поэтому нас не смущает, что зал хором ругается матом. Мы его провоцируем. Пусть люди выскажутся, снимут напряжение.Музыканты выступают в столице Башкирии во второй раз, однако в первое посещение им и мечтать не приходилось о таком аншлаге, который случился в минувшую среду. Зал наполнился под завязку тинейджерами, многие пришли с родителями. Девочки 13-16 лет просто млели от восторга, во время раздачи автографов устроили истеричную давку и долго бежали за гастрольным автобусом любимцев.Сами исполнители нецензурщины почти не произносили — они делали в нужных местах паузы, а циничные ругательства выкрикивал зал. Создавалось впечатление, что идет огромная гоп-тусовка, почему-то запертая вместо подъезда в цивильном помещении.— Мы, конечно, знаем, что нас слушают подростки, — продолжает Илья. — И теперь стараемся исправиться, выдвигаем другие темы. Хотим сделать песни против наркотиков, поставить молодежь на правильный путь. Вот, кстати, композиция "Шалава" — это же антипропаганда. Это рассказ о плохой судьбе, о том, как не надо поступать. Нужно вслушиваться в слова и понимать, о чем мы поем, а не просто блокироваться сразу после первого услышанного слова.— Чем вы занимались до того, как начали петь в России?— Три с половиной года гастролировали по Германии, вдоль и поперек ее пересекли, — рассказывает Илья. — Мы побывали на каждой русско-язычной дискотеке по три-четыре раза — такой у нас был успех. Пели на русском те же самые песни, что и сейчас. Там же 6 миллионов наших эмигрантов. Потом немцы поднадоели, и мы поехали в родную страну.Ребята пока постоянное место жительства имеют в Гамбурге, в Москве снимают квартиры. Однако вернуться на родину хочется: "В России веселее, в Германии скучно, после восьми вечера все сидят по-тихому, сходить некуда", — объясняют музыканты.— Получается, за бугром вы сейчас уже не популярны?— Почему же, популярны, просто там наши песни уже всех достали. Правда, русско-немецкая аудитория от простой русской отличается составом: в Германии "Фактор 2" любят все возрастные категории. Тоска по России, видимо, сказывается.— К какому стилю вы относите свое творчество?— Ни к какому, наш стиль — "как хотите, так и называйте". Захотим, попсу напишем, захотим — рок или хип-хоп. Что вставляет, то и делаем. Нам все равно, с кем нас ассоциируют.— Ваш новый альбом "Истории из жизни" вышел в двух версиях: одна обложка какая-то садистская, вторая — детско-наивная, в цветочках…— Обложка, на которой мы с синяками и кровоподтеками — предназначена для диска, на котором записаны матерные варианты песен. Мы, таким образом, дали понять людям, что в альбоме есть нецензурные выражения. А другое оформление больше для детей подходит, — говорит Илья.— Вы реализовали еще одну оригинальную задумку — сняли интерактивный клип?— Да, это идея Сергея Жукова, который любит все необычное. Режиссером нового видео стал сам Жуков, главную роль сыграл актер Максим Коновалов (к/ф "Бумер"). По большей части это леденящие душу зарисовки на тему песни — конфликт детей и нового мужа их матери на фоне убогой квартиры, где им приходится вместе жить. Отчим — милиционер, и заключительная сцена застает его и двух сослуживцев (их роли сыграли Сергей Жуков и продюсер "Фактор 2" DJ Vital) с пистолетами наизготовку.Зрители сами решали, чем закончится ролик. Для клипа на песню "Отчим" мы сняли три разных концовки. Две версии были легкими, а вот в третьей, где нас в конце расстреливали, пришлось потрудиться, попадать на коленки. У Вовы до сих пор на джинсах красные брызги от бутафорской крови остались. Но он всем говорит, что это задумка дизайнера. А в феврале мы хотим снять свой новый клип. На какую песню, пока не решили.— Правда ли, что у вас будет дуэт с Удо?— Да, 4 ноября мы летим в Германию, чтобы 5-го уже записать композицию. Удо сам нас нашел, связался с нашими продюсерами. Но, честно сказать, мы о его творчестве практически ничего не знаем, — откровенничает Володя.Популярность "Фактора" в подростковой среде вполне объяснима — продюсеры группы предложили недорослям совершенно новый продукт, в котором они так нуждались, слушая слащавые песенки про "любовь-кровь". То есть конкретные дворовые пацаны заняли нишу, которую традиционно занимали рок-исполнители. Но, судя по всему, протестная музыка тихо умирает.— Недавно в Уфе выступила культовая группа "Алиса", как вы относитесь к ее творчеству?Илья: — Я не слушаю тяжелую музыку.Владимир: — Я даже не знаю такую команду.Вика ЗВЕРЕВА, Марат АМИРХАНОВ.
Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter