Поиск пропавших — не «Битва экстрасенсов». Истории отряда «Лиза Алерт» из Башкирии

Поиск пропавших — не «Битва экстрасенсов». Истории отряда «Лиза Алерт» из Башкирии

27 октября , 15:20ОбществоМинзаля АскароваPhoto: Из личного архива Ксении Букреевой
В этом году поисково-спасательному отряду «Лиза Алерт» исполнилось 10 лет. Мы попросили активистов «Лиза Алерт Башкортостан» поделиться поучительными историями, которые, возможно, кому-нибудь помогут в будущем.

Поисково-спасательный отряд «Лиза Але́рт» — добровольческое некоммерческое общественное объединение, занимающееся поиском пропавших без вести людей. Башкортостанский филиал отряда основан шесть лет назад и состоит из нескольких десятков волонтеров-добровольцев. На их счету — тысячи спасенных жизней.

Отрядом уже более трех лет руководит Олеся Пышкина — член Совета по правам человека при главе РБ. По ее словам, в отличие от других регионов, в Башкирии поисковая работа не имеет сезонности — ежемесячно поступает от 30 до 50 заявок несмотря на время года. «В нашей республике по грибы ходят реже, но у нас много рыбаков и людей с деменцией», объясняет собеседница.

«Изучите гардероб близких с деменцией»

Уфимка Ксения Букреева присоединилась к отряду три года назад. Она увидела объявление в социальных сетях о поиске инфоргов. Ей хватило буквально часа, чтобы принять решение и отозваться на объявление.

— Я заявила, что готова не только работать инфоргом — сбором, обработкой и распространением информации всеми доступными средствами, но и выезжать на места пропаж людей. Инфорги — мозг поисковых отрядов, но мне нравится берцами лес топтать, быть глазами и ушами, рассказывает она.

Интересно, что в отряде она познакомилась со своим будущим мужем. Это был первый их выезд на место пропажи человека — и ее, и его.

— Первый раз мы увидели друг друга не в самой приглядной одежде, но это не помешало нам сблизиться,говорит Ксения.

Руководитель отряда Олеся Пышкина
Photo:Из личного архива Олеси Пышкиной

Два года назад пара поженилась.

Как опытный поисковик, активно работающий на местах пропажи людей, Ксения советует жителям Башкирии быть внимательными к гардеробу близких с деменцией. В городских условиях одежда, по ее словам, в поиске такого человека имеет решающее значение.

— Однажды мы искали пожилую женщину с деменцией в Стерлитамаке. Родственники нам сообщили, что она была одета в красный цветастый халат. Искали с утра до вечера, обошли все места, где она могла быть, просмотрели камеры, но так и не нашли. Когда уже собирались в Уфу, поступило несколько свидетельств о потерянной женщине, похожей на ту, которую мы искали. Первое сообщение мы проигнорировали, так как свидетель говорил, что женщина была в синем однотонном халате. Когда уже получили повторное сообщение, решили проверить, вспоминает Ксения.

Волонтеры связались с родственниками бабушки. Те подтвердили, что действительно у нее был синий халат, а красный цветастый — дома. Поисковики поехали на указанное жителями города место и обнаружили там заброшенное здание бывшего дворца культуры.

— Люди говорили, что она шла в сторону промзоны, но все же, мы решили зайти и проверить это здание. Внутри никого не было. Мы кричали, звали ее и нам повезло: услышали еле уловимый ответ с подвала. Оказывается, наша бабушка по какой-то причине зашла в это здание и упала в подвал, пролежала там целый день со сломанной рукой. Самостоятельно выбраться не смогла. Вызвали «скорую», кое-как их уговорили спуститься в подвал и поднять ее, рассказывает Ксения.

Ксения Букреева с мужем
Photo:Из личного архива Ксении Букреевой

По словам девушки, если бы родственники женщины оказались внимательными, то бабушку нашли бы раньше.

— В ходе поиска мы, конечно, рассматриваем людей с разной одеждой, но в ориентировках в соцсетях и расклейках указывается та одежда, о которой сообщают родственники. Обычные горожане запоминают эту информацию. В этом случае нам повезло, что бабушка была высокой и ее рост привлекал внимание многих. Поэтому люди сообщали нам о ней, несмотря на несоответствие одежды. Еще одну ночь в подвале она бы не выдержала, говорит она.

«Человечности нет уже давно»

За три года волонтерской деятельности Антон Пышкин начал к этому относиться как к работе. За эти года он понял, что большинство жителей республики относятся к друг другу настолько равнодушно, что это уже граничит с бесчеловечностью.

— Все уже привыкли к такому положению дел, а мне кажется, это ненормально. Даже потерявшиеся, когда их находишь, удивляются, что их кто-то искал. Недавно был такой случай, в лесу между городами Туймазы и Октябрьский потерялся дед старше 80 лет. Пошел за грибами, обратную дорогу не нашел. Мы его искали всю ночь и нашли лишь на следующее утро. Когда мы его нашли, он сидел на поваленном дереве, отдыхал. Был сильно удивлен, что кто-то его решил искать. Дед, видно, был старой закалки, несмотря на ночь в лесу без фонаря, держался молодцом,вспоминает недавнюю историю Антон.

Равнодушие людей Антон испытал и на своей шкуре. Как-то они с женой купили автомобиль в другом городе, пока ехали домой, она сломалась. Починить сразу же не удалось. Антон стоял прохладным осенним вечером на дороге и пытался остановить других водителей, это удалось только через час.

— Однажды мы три дня подряд под Уфой вели поиски. Случайно обнаружили мужчину, который упал в канаву и не мог выбраться. Он был сильно удивлен, что мы ему решили помочь. Вот таких людей, оказавшихся в беде — много. Пройдут мимо, но не помогут. Человечности нет уже давно, говорит он.

Антон Пышкин
Photo:Из личного архива Антона Пышкина

По словам Антона, даже на ориентировки в социальных сетях отзываются немногие — может быть, один из ста. Мужчина говорит, что работодателям также стоило бы лояльнее относится к своим сотрудникам, которые помогают с поисками людей.

— На той неделе мы провели три ночи подряд в поиске. Днем на работе, ночью — ищешь человека. Хорошо, что мне повезло с начальством, относятся с пониманием. Но не всем так везет. А ведь можно было бы наоборот, поощрять эту деятельность, считает он.

«Обязательно берите с собой телефон, если даже нет сети»

Рассказывая о своем полезном хобби, Алексей Морозов отмечает, что родственникам и близким «потеряшек» очень важно обращаться за помощью. В некоторых случаях часы и даже минуты имеют решительное значение.

— В середине октября моя поисковая группа участвовала в поиске 81-летнего мужчины из Кармаскалинского района. Заявка к нам поступила через 2,5 суток после его исчезновения. В этот момент мы возвращались в Уфу после выезда в Стерлитамак и решили сразу поехать на поиски деда,вспоминает он недавнюю историю.

Выяснилось, что телефон пропавшего деда не выключен, но он не отвечает на звонки. С помощью полиции удалось выяснить примерное место, откуда шли сигналы — небольшая лесополоса рядом с деревней. Поисковики и местные жители начали прочесывать местность. Спустя некоторое время им удалось найти аппарат. Он лежал возле небольшой ямки.

Алексей Морозов - в центре
Photo:Из личного архива Алексея Морозова

— Дальше шел овраг, и мы решили идти в ту сторону. Через короткое время обнаружили деда. К несчастью, ему уже нельзя было помочь,рассказывает Алексей.

Поисковики предположили, что дед споткнулся об ямку и не заметил, как выронил телефон. Затем упал в овраг и не смог выбраться, несмотря на то что тот был неглубоким. Незадолго до этого случая мужчина перенес сердечный приступ и был ограничен физически. Рядом с ним лежала авоська с продуктами. «У деда не было признаков деменции, родственники считают, что он решил сходить в гости к своей родне в соседнюю деревню — в 5 км от той, где он жил. Самое печальное, что он не дошел буквально 300-500 метров — ему нужно было лишь перейти этот овраг», — вспоминает Алексей.

По словам собеседника Mkset, если бы родственники дедушки вовремя обратились за помощью к поисковикам, то его, скорее всего, удалось бы спасти.

— Часто люди пытаются найти своих близких самостоятельно, теряя драгоценное время. Все-таки, у нас есть опыт, возможностей больше. Поиски «потеряшек» — это не серия из «Битвы экстрасенсов», говорит он.

Алексей в отряде «Лиза Алерт Башкортостан» — около года. Как и многие свои коллеги, здесь он оказался случайно. Один из друзей, который уже участвовал в поисках людей, попросил довезти их до очередного места пропажи человека. «Я увидел своими глазами, как это происходит и тоже втянулся», — говорит он.

Алексей советует всем людям, которые выходят из дома одни, особенно тем, кто направляется в лес или в дальнюю прогулку, брать с собой телефон, если даже сеть не ловит. Нынешние технологии дают возможность дозвониться до человека через спутниковую связь, если нет мобильной. Также он отмечает, что не стоит названивать пропавшему человеку, если тот не отвечает на звонки долгое время. Иначе батарея может разрядится в самый ненужный момент.

«Не берем денег, но помощь принимаем»

Кроме пожилых людей с потерей памяти, самой уязвимой группой «потеряшек» поисковики называют детей. Практически каждый поиск ребенка становится резонансным делом. Доброволец из Иглинского района Ринат Мазитов, рассказывая о недавнем опыте поиска ребенка в Уфе, отмечает, что детей необходимо с малого возраста приучать как вести себя в таких случаях.

— Они должны знать, что в подобных моментах необходимо как можно больше привлечь внимания к себе, обращаться за помощью к определенным людям, например, к сотрудникам полиции или женщинам с детьми. Не уходить с того места, где потерялись — родители так их легче отыщут, отмечает он.

Ринат Мазитов мечтает вывести деятельность поисково-спасательного отряда в республике на новый уровень. По его словам, в других регионах при поиске людей в открытой местности, к примеру, в поле, активно и успешно используют беспилотную авиацию.

— Для поиска человека в открытом поле необходимо большое количество людей и много времени, так как необходимо прочесать каждый метр. Специально настроенные квадрокоптеры справляются с этой задачей куда быстрее. Они делают фотографии каждого уголка заданной местности, которые потом просматриваются специально обученными людьми вручную. По результатам этой работы в определенные квадраты местности уже изучаются поисковиками, рассказывает он.

Ринат Мазитов
Photo:Из личного архива Рината Мазитова

Проблема в том, что покупку такой техники волонтерам «Лиза Алерт Башкортостан» не осилить. Добровольцы не жалеют собственных средств, покупая необходимые для поиска «потеряшек» вещи, но квадрокоптер — в разряде слишком дорогих затрат. Поэтому инициатива Рината откладывается на неопределенный срок, если только не найдутся люди, которые согласятся обеспечить отряд этой техникой.

— Одно из самых главных правил «Лизы Алерт» — не брать денег за поиск человека. Мы работаем бесплатно, это правило никогда не нарушается. Однако люди нам могут помочь по-другому, например, подарить необходимые вещи — всегда нужно топливо, фонари, батарейки, рации. При резонансных поисках, когда привлекаются большое количество людей, этого всего всегда не хватает, — признается он.

Добровольцы "Лиза Алерт Башкортостан" регулярно проводят лекции и уроки для детей и их родителей: объясняют, как себя вести, если ребенок пропал. На лекции можно записаться через горячую линию или через группу ВК
Video:Олеся Пышкина/Вконтакте

В период пандемии коронавируса деятельность поисковиков претерпела некоторые изменения — сейчас экипажи добровольцев выезжают на поиски только в крайних случаях, когда есть угроза жизни человека. Тем не менее, отряду всегда нужны новые волонтеры.

«Сейчас мы больше оказываем информационную помощь близким пропавших, помогая распространить информацию в социальных сетях, обзванивая социальные учреждения — больницы, морги. Эта работа не менее важна и ценна. Мы всегда ждем новых добровольцев — не нужно бояться сделать первый шаг к спасению людей», говорит руководитель отряда Олеся Пышкина.

Желающие стать добровольцами отряда «Лиза Алерт Башкортостан» могут связаться с ними по горячей линии 8-800-700-54-52 или заполнить анкету волонтера в официальном сообществе отряда в ВКонтакте.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter