У профессора из Уфы в Татарстане «увели» земельный участок, доставшийся в наследство

У профессора из Уфы в Татарстане «увели» земельный участок, доставшийся в наследство

24 сентября 2018, 16:00
Общество
Марат Гареев
Photo: bgmy.ru
Тяжбы с захватчиком, в том числе, судебные длятся два десятка лет.

Уже более двадцати лет уфимец Руслан Насибуллин, и. о. завкафедрой медицинской физики БГМУ, доктор наук, профессор, воюет за свою землю, доставшуюся ему в наследство от отца.

Началось все в 1990 году, когда умер отец профессора, ветеран войны, живший в селе Тлянче-Тамак, это в соседней Татарии. Он оставил сыну дом в родном селе и земельный участок площадью 20 соток. Факт принадлежности этого участка Руслану Насибуллину зафиксирован соответствующим свидетельством о государственной регистрации права.

Свидетельство сие же выдано на основании выписки из похозяйственной книги. Это такой документ, в котором фиксируется наличие у сельских жителей имущества – земельных участков, домов, скота и т. д. Так вот в выписке из похозяйственной книге есть запись от 27 мая 1940 года: Насибуллину Сагидулле (отец профессора) принадлежит участок земли площадью 0,2 гектара (20 соток). Все документы есть в редакции.

Но порадоваться наличию земельного участка профессор из Уфы не может, точнее, не может в полную силу. Потому что один местный житель М. решил, что 20 соток для доктора наук много, хватит ему и 12, а 8 соток он забирает себе.

Этот местный житель где-то нашел такие же выписки из похозяйственной книги, в которых записано, что отцу профессора принадлежат 12 соток, а не 20. Оставшиеся 8, соответственно, не его, поэтому можно забрать себе. Что гражданин М. и сделал, построив на захваченном участке дом.

- Я через башкирскую прокуратуру добивался еще в 1990-х годах, чтобы этого М. выселили из дома, незаконно построенного на участке моего отца. Его выселили, дом опечатали. Ну я не могу же постоянно охранять участок, караулить там круглосуточно. Вот он снова там живет. И еще на меня в суд подал, – говорит Руслан Насибуллин.

Ну понятно, что постоянно караулить свой участок не получится, тем более, в соседнем регионе: здесь и работа в Уфе и вообще профессору 80 лет – не тот возраст, чтобы в сторожа подаваться. Поэтому приходится защищаться в суде. Который почему-то пока не совсем на стороне профессора.

Руслан Насибуллин уверен: записи в похозяйственной книге, говорящие о том, что его отцу принадлежали не 20, а 12 соток – поддельные, потому что подписи под этими данными не его отца. Более того, он провел экспертизу в «Уфимском центре судебных экспертиз», которая дала ясный ответ: подписи сделаны не отцом профессора, а другим лицом или лицами, сейчас неизвестными.

По заявлению профессора, следователи Следственного комитета в Набережных Челнах провели проверку. В ходе проверки следователь опросил гражданку К., которая работала в сельсовете до 2013 года и занималась как раз ведением похозяйственной книги.

К. рассказала, что, во-первых, обход дворов с целью сверки имущества (фактического и записанного в похозяйственой книге) проводили разные люди по устному поручению председателя сельсовета, в том числе, она сама также проводила эти сверки. А во-вторых, она признала: такое бывало, когда многие жители села, особенно престарелые, просто сообщали проверяющему, что у них никаких изменений с прошлой сверки нет, и просили ее саму поставить за них подпись, ссылаясь на свой престарелый возраст, на отсутствие очков и тому подобные причины.

Ну, тут понятно становится, откуда в похозяйственной книге могло взяться другое значение площади участка и поддельная подпись. Причем, кто это сделал или мог сделать, доподлинно не известно. Зато известно, кто и как этим воспользовался.

Отказывая в возбуждении уголовного дела, местный следователь делает вывод, который на первый взгляд может показаться по меньшей мере странным. Вот что он пишет в отказном постановлении: «Следствие приходит к выводу, что в данном случае наличие подписи…, выполненной не Насибуллиным С. Н., а от его имени, не может являться ложными сведениями».

Вот так вот: подпись не его, и не по его поручению сделана (соответствующей доверенности нет), то есть, поддельная, ну как еще иначе можно это интерпретировать? А вот оказывается, что это не преступление.

А что сделал гражданин М.? Еще в 1990-х годах он написал в свой сельсовет заявление: мол, строиться хочу, дайте землю. Местный сельсовет постановил: выделить гражданину М. земельный участок площадью 18 соток. 10 соток по соседству с профессорским участком, а еще 8 соток он у профессора и забрал.

Причем, в решении о выделении участка (датировано 1996 годом) не указано ни адреса, ни какой-то еще географической привязки: бери, где хочешь. Вот он и взял. Зато в этом сельсоветовском решении, будто в качестве усмешки, есть такой параграф: разъяснить товарищу М., что самовольный захват и строительство без проекта и разрешения запрещено законом.

- Это земля моих предков, они здесь родились, жили там. Этот М. думал, что вот родители мои умерли, сам я помру, ему земля и достанется, никто вопросов задавать не будет. Будет, потому что я продолжу защищать свои права и права моих предков, – говорит Руслан Насибуллин.

Медиакорсеть следит за развитием событий.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter