Каково семя – таково и племя. Первая «евроинтеграция» Украины началась 100 лет назад

Каково семя – таково и племя. Первая «евроинтеграция» Украины началась 100 лет назад

Каково семя – таково и племя. Первая «евроинтеграция» Украины началась 100 лет назад

17 августа 2015, 23:32
Общество
Когда в конце 2013 года на Украине начались события на майдане, многие граждане России были искренне удивлены размахом воинственной русофобии и поддержкой значительной частью населения «незалежной» новоявленных бендеровцев и прочих ультра-националистов. Люди, выросшие в советское время, недоумевали о причинах этого явления. А оказывается корни этих распрей кроются не только в далекой истории, но и совсем недавней – времен существования Союза советских социалистических республик.

Первый президент Украины Леонид Кравчук – бывший бендеровец

Официальной идеологией в СССР в сфере национальных отношений был интернационализм. Об этом же говорили на радио и телевидении, учили детей в школах. Правда, многое залакировывалось и скрывалось от широкой общественности. Сдержано освещались национальные вопросы и в «домайданной» Украине. Действовал принцип – «не навреди». Но, в конце концов, нарыв прорвался в самой страшной форме – на Украине началась гражданская война.

И только тогда общественность стала всерьез задумываться о корнях антироссийских настроений. А между тем, бывшие сотрудники органов безопасности, хотя бывшими они, как известно, не бывают, знавшие эту проблему изнутри, давно предупреждали об опасности процессов, происходивших в прежней союзной республике.

Весной прошлого года в СМИ появились интервью бывшего сотрудника СМЕРШа Юрия Тараскина, внедренного ещё в сороковые в структуры Украинской повстанческой армии – УПА. Юрий Васильевич поведал много интересного, как об истории создания этой организации, методах «защитников» украинского народа и структуре УПА, так и об её ныне живущих воспитанниках, которые напрямую причастны к развалу Советского Союза и войне в Новороссии.

Создана УПА была в 1920-м году бывшими офицерами австро-венгерской армии - уроженцами Галиции. В 1930-е структура организации была доработана и отшлифована итальянской тайной полицией ОВРА, немецкой службой безопасности СД и военной разведкой АБВЕР. Общее число бойцов УПА в 1943 году достигло 100 тысяч человек. О зверствах, которые творили эти «борцы за независимость», уже много написано.

Но как-то в тени осталась кузница кадров ОУН-УПА – «сотня отважных юношей» и «сотня отважных девушек». Вся молодежь бендеровцами делилась на три возрастные группы: 10-12 лет, 13-15 лет и 16-18 лет. Каждая группа имела свои боевые задачи. Например, самые младшие использовались как наблюдатели, разведчики и связные, более старшие – как диверсанты. Первый президент Украины Леонид Кравчук, оказывается, тоже начинал свою «трудовую» деятельность в качестве разведчика «в сотне отважных юношей» при отделе особого назначения ОУН-УПА.

- Бывало, окружим банду, убившую наших товарищей, а они бросают оружие, поднимают руки и кричат, что они дети, - снова вспоминал ветеран СМЕРШа. - Но самыми отъявленными садистками были барышни из «сотни отважных девушек». Они на наших пленных солдатах отрабатывали практические занятия по наложению шин на сломанные конечности, ломая им руки и ноги, или разрезали их для изучения полевой хирургии и способов сшивания ран.

Тем ни менее, органам госбезопасности и НКВД СССР удалось постепенно загнать бандитов в леса, лишить снабжения и перебить большинство главарей. Но когда спецслужбы вышли на следы, которые потянулись в ЦК Украины во главе с Хрущевым, то республиканская власть их остановила. Сочувствовавшим националистам, по словам ветерана, оказался и генерал Василий Ресной, которого привел с собой Никита Сергеевич и который был одно время наркомом внутренних дел УССР.

После смерти Сталина, по амнистии проведенной Хрущевым, вышли на свободу все активные участники террористического подполья и вернулись к себе на родину. Бывшие бандиты сменили тактику и дружно пошли в партию, комсомол или на хозяйственные должности. Например, тот же Леонид Кравчук.

До 1972 года первым секретарем ЦК Компартии Украины был Петр Шелест, хрущевский выдвиженец. Он тщательно скрывал от Москвы массовое проникновение бывших бандитов в партийный и государственный аппарат республики, активно проводил «ползучую» украинизацию. Даже на поэта Евгения Евтушенко и сатирика Аркадия Райкина Петр Ефимович регулярно строчил доносы, обвиняя их еврейском национализме, скрупулезно подсчитывая, сколько лиц и какой национальности пришло на их выступления. Особую ненависть у него вызывал Евтушенко за его стихотворение «Бабий Яр», которое прорвало завесу замалчивания главной роли украинских националистов в массовых казнях еврейского населения на Украине. Но, в конце концов, собственные националистические взгляды и, главное, действия первого секретаря вылезли наружу, и Леонид Брежнев с треском снял его с должности, запретив даже поселяться на Украине.

Петр Ефимович в 1991 году искренне радовался развалу Советского Союза, а в 1993–м, приехав на родину, отметился несколькими публичными выступлениями на эту тему. Правда, на склоне лет пожалел, что поддержал отстранение Хрущева от должности в 1964-м.

Главные потери населения в войну Украина понесла на востоке, где жили русские

Корни украинского национализма в западной части этой страны лежат, как считают исследователи этого вопроса, в его разжигании в течение 150 лет австрийским властями. После раздела Польши в конце XVIII века австрийская монархия стремилась в борьбе с польским национально-освободительным движением найти опору в украинском, тогда преимущественно сельском населении этого края. Западным украинцам австрийские власти внушали, что источником всех их бед и проблем являются поляки, евреи, русские и люди других национальностей. Император Франц-Иосиф I, правивший страной 68 лет, заложил основы украинского национализма. Он даже льстиво называл своих галицийских подданных «тирольцами востока», чем молодые украинские националисты страшно гордились. Также их потом и величал фашистский губернатор Галиции эсэсовский генерал и, по совместительству, палач Отто Вехтер.

Это сейчас небольшая Австрия позиционирует себя образцовым демократическим европейским государством, а в начале XX века всё было совсем по-другому. Первую мировую войну развязала не Германия, а воинственная и агрессивная Австро-Венгрия. Подыгрывая на национальных чувствах западных украинцев, австрийские власти формировали из них отряды «украинских сечевых стрельцов», одним из руководителей которых был эрцгерцог Вильгельм Габсбург, троюродный племянник императора Франца-Иосифа. Он даже претендовал одно время на мифический украинский престол. Несостоявшийся украинский король любил щеголять в «вышиванке», за что и получил презрительное прозвище Василь Вышиванный. После окончания гражданской войны этот «ряженый» с нетрадиционными наклонностями продолжал активно участвовать в антисоветском движении вплоть до 1947 года, пока не был арестован советскими органами госбезопасности в 1947 году в Вене, и не закончил свои дни в киевской тюрьме через год.

В марте 1918-го киевские националистические газеты захлебывались от восторга по поводу «медового мартовского месяца любви хуторянки» с интервентами, а австрийские оккупанты сразу начали грабить население, вывозя сырье и продовольствие в империю. Под совместный контроль австрийцев с немцами перешли угольные и горнорудные предприятия Донбасса. Украинское правительство сохранялось как ширма. Оно, по решению захватчиков, «должно зависеть от германского и австро-венгерского главнокомандующих».

Командование австрийских и германских войск всячески поощряло солдат на отправку посылок в «фатерлянд». Так, например, только из Екатеринославского уезда менее чем за месяц в солдатских посылках было отправлено в Австро-Венгрию более 1 тысячи пудов одной только награбленной муки. При этом оккупационные власти усердно оплачивали «труд» доносчиков. И такса была установлена: за сведения о большевистских агитаторах – 100 рублей, за доставку его в комендатуру – 200, за выдачу руководителей – 500 руб.

На принудительные работы в будущий «третий рейх» тоже тогда впервые начали вывозить австрийцы. За отказ или попытку бегства – расстрел на месте. Трудились угнанные в основном у австрийских сельских богатеев – кулаков по советской терминологии. Относились хозяева к своим бесплатным и бесправным работникам, как к рабам. Били и истязали за малейшую провинность. Плетка с металлической проволокой – их изобретение.

На Украине австрийские захватчики расстреливали и вешали местных жителей тоже не раздумывая. Да ещё позировать очень любили на фоне казненных. Так сто лет назад произошла первая «евроинтеграция» «незалежной».

Даже флаг нынешней Украины – это стяг Нижней Австрии. Подарен он был украинским националистам матерью императора Франца-Иосифа Софией Баварской.

Зерна национализма, посеянные сгинувшей в небытие в 1918 году австрийской монархией, дали со временем свои ядовитые всходы. Кстати, Адольф Гитлер, австриец по происхождению, снисходительно и великодушно относился к западным украинцам - своим бывшим соотечественникам: не арийцы, мол, но все же бывшие подданные австрийской короны, да и воевали в рядах императорской армии против русских. К тому же униаты, а, значит, враждебно настроены к православию.

К сожалению, Ватикан до сих пор продолжает свою экспансию на Украине. Многие православные приходы Московского патриархата уже несколько лет существуют там как в осаде. Даже когда народ Крыма в прошлом году сделал свой выбор, в пику этого папа Франциск I учредил крымский экзархат, во главе которого поставил Михаила Бубния, члена Ордена редептористов из Ивано-Франковска.

Бойцы Красной Армии, освобождавшие западную Украину в 1944 году, удивлялись резкому контрасту, как вели себя гитлеровцы на востоке и западе Украины. В первом случае - сожженные села и города, горы трупов, и почти не тронутые карателями хутора и местечки во втором. Главные потери населения Украина понесла на востоке, где жили в основном русские.

Как «жадная» Россия не захотела содержать независимую Украину

- После августа 1991 года маска коммуниста Кравчука была сброшена за ненадобностью, - продолжает ветеран спецслужб Юрий Тараскин. – В декабре этого же года по предложению правительства Украины была организованна в Беловежской Пуще встреча трех президентов пока ещё союзных государств.

В интервью 17 марта 1992 года Леонид Кравчук уже не стеснялся признавать авторство в развале СССР и делиться, что Борис Ельцин, оказывается, имел доверенность от Михаила Горбачева, который потом в свойственной ему манере утверждал, что был не в курсе событий, происходивших в Пуще. Видимо не случайно сейчас никто не может найти оригинал того документа конца декабря 1991 года.

А чтобы население Украины поддержало руководство республики в борьбе с союзным центром, там специально ограничивали продажу продовольственных товаров. Местные газеты обвиняли в этом Москву, которая, якобы, вывозит всё продовольствие в Россию. Вот рассказ уфимского коммерсанта Марата Калимулина о том времени.

- По делам своей фирмы мне регулярно приходилось ездить в Харьков и Киев, – вспоминает очевидец. - По всей стране было сложно с продуктами, но на Украине в ноябре 1991-го стало просто невыносимо. Не по себе становилось при виде людей на станциях, просивших нас продать хлеб и продукты за любые деньги. И это на Украине – благодатном аграрном крае!

- Ещё немного и они начнут на тачанках с пулеметами за составами гоняться, - невесело шутили пассажиры в купе.

В Харьков уфимец регулярно возил знакомым увесистые упаковки уфимских спичек. Их там в продаже не было совсем, и люди пользовались старыми «запальничками» – зажигалками.

- Всё изменилось после Нового года, когда Украина стала независимым государством, - продолжает Марат. - В магазинах, как по мановению волшебной палочки, в один день появились разнообразные продукты, причем по ценам раз в 10 дешевле, чем в Уфе. Если тогда в Башкирии, например, вареная колбаса продавалась по 110-130 рублей, то в Киеве всего по 10-15.

И только водка стоила в СНГ тогда одинаково. По этому «стратегическому» продукту, оказывается, три президента договорились особо.

Правда, продолжалось продовольственная идиллия недолго. Экономику не обманешь, и уже к осени 1992-го цены в новом независимом государстве так рванули вверх, что подавляющее число украинцев обнищало хуже, чем россияне при Гайдаре.

Сейчас мало кто помнит, но до гривны в «незалежной» была уже одна параллельная рублю валюта – ничем не обеспеченные купоны-карбованцы. При сильной инфляции в России в 1992 году украинские «гроши» обесценивались ещё стремительней.

- Если в конце марта 1992 года за один рубль киевские валютчики давали 80 копеек, то в середине апреля уже 1,1 карбованца, - вспоминает г-н Калимуллин.

Появление карбованцев украинская пресса объясняла опять-таки «кознями Москвы», которая отказывалась выделять в неограниченных количествах наличные рубли.

- Причиной обнищания народа и отсутствие бензина на заправках местные СМИ называли великодержавную и алчную позицию России, которая отказывалась продавать газ и нефть независимой Украине по внутрироссийским ценам, - снова рассказывает уфимский предприниматель.

Каждое лето в начале 1990-х Уфу буквально наводняли визитеры с удивительно похожими слезливыми письмами от самых разных госструктур Украины, в которых просили отгрузить в «незалежную» нефть для подготовки к уборочной страде.

- Правда, по требованиям к качеству нефти по сере и прочим показателям выходило, что это сырьё предназначено для перепродажи в Европу, - завершает свой рассказ коммерсант.

Деньги, которые переводили российские предприятия своим украинским контрагентам, шли по 2-3 месяца, поскольку изымались украинскими властями для оплаты энергоресурсов. И чем крупнее была сумма, тем дольше перечислялись средства. А платежи с Украины в Россию шли ещё хуже. Кто тогда работал, всё это прекрасно помнят.

Людей ломают через колено

В июле этого года побывав в командировке в Крыму, приходилось много общаться с жителями полуострова. Люди рассказывали, как обманывали и лицемерили украинские власти перед развалом СССР, а националистические деятели до поры маскировали свои истинные цели.

- Руководители движения «Рух» Вячеслав Чорновил, Иван Драч и другие врали нам приезжая в Крым, что русским в независимой Украине ничего не угрожает, - вспоминали крымчане. – А когда пришли к власти, то быстро сбросили ставшие не нужными маски. Отмороженные негодяи Сашка Билый, Дмитрий Ярош, Ирина Фарион – вот истинные лица украинского национализма и современного украинского государства. И если бы не наша решимость и поддержка России, то здесь бы пролилось море крови.

Почти все люди вспоминали про поезд с несколькими сотнями боевиков, вооруженных арматурой, битами и прочим «снаряжением», который направился из Киева в Симферополь в феврале прошлого года.

- Мы их ждали на вокзале столицы Крыма, - эмоционально рассказывал житель Симферополя Михаил Нелюдов, с которым случайно познакомился в местной маршрутке. – Самое малое - две тысячи крепких и решительных мужиков готовы были дать отпор бандитам и те, узнав об этом, струсили, дернули «стоп-кран» где-то под Джанкоем и сбежали за Перекоп. Точно также «накрылась» их попытка организовать «автомайдан» в Крыму.

Через пару дней после позорного бегства представитель шовинистов Ярослав Бабич заявил: «Политсовет «Правого сектора» решил воздержаться от участия в урегулировании кризисной ситуации в Крыму, тем более, ни о каких силовых акциях речь не идет».

А уж когда появились «вежливые люди», то у «правосеков» совсем пропала охота наводить свои порядки.

Не помог националистам и розыгрыш «крымско-татарской» карты.

- Подавляющее число крымских татар очень быстро убедилось, что в Российской Федерации их никто не будет притеснять и, тем более, депортировать, - вступила тогда в наш разговор в стареньком автобусе симферопольская пенсионерка Вера Сергеевна. – Никто из них не отказался от российских пенсий, которые были в два раза выше украинских. Кстати, пенсионный возраст на Украине для женщин был 58 лет, а не 55, как в России.

- А столько денег тратилось на принудительное насаждение украинского языка и чуждых нам ценностей и прославление бендеровцев? - не выдержала ещё одна пассажирка. – Три четверти населения Украины в быту говорит по-русски, а их ломают через колено. Между тем Крым киевские власти чуть не превратили в захолустье. Не думаю, что такие автобусы у вас есть в Уфе?

Действительно, последний раз ПАЗ-672, снятый с производства ещё в 1989 году, перевозил людей в столице Башкирии лет 10-12 назад, если не больше.

На конечной остановке никто не спешил выходить, даже водитель не торопил людей, а повернувшись, внимательно слушал, согласно кивал головой и лишь добавил в конце: «Скорее бы мост через керченский пролив построили, тогда нам и сам черт не страшен».

- Наконец-то всё позади и мы вернулись домой! Мы - россияне! - таков был общий вывод симферопольцев и других жителей Крыма, с которыми удалось познакомиться в той командировке.

Странно и дико было слушать рассказы о разгуле дикого национализма в наше время, но тоже самое говорили и жители Донбасса, когда довелось там побывать в марте этого года.

Они едят за одним столом, пьют чай из одного самовара

Сто лет назад известный финский этнограф, профессор Уно Хольмберг провел несколько месяцев в полевых экспедициях на северо-востоке современного Башкортостана.

- Здесь невозможно не удивляться, как разного рода народы проживают по соседству без признаков какой бы то ни было зависти или спорах о границах, - писал он в 1913 году в своих ныне опубликованных письмах на родину из Уфимской губернии. - На одной равнине, в поле зрения друг друга стоят деревни, население которых отличается не только по диалекту, но и по национальности, то есть по языкам, обычаям, религиям. Вон там, у реки, русское село – купол его православной церкви сверкает на солнце, а вот в этом селе мусульманская молельня, а дальше виднеются священные рощи вотяков и черемисов (старое название удмуртов и марийцев – прим. ред.).

Ещё больше специалиста с мировым именем удивило, что эти люди разных национальностей и вероисповедания ходили друг к другу в гости: «Я видел, какое они другим оказывают гостеприимство, едят за одним столом, пьют чай из одного самовара»!

Для нас - россиян в этом нет ничего странного и удивительного. Мы считаем, что так и должно быть. Так оно и есть сейчас.

Поражало финского профессора и как легко и свободно в нашей стране вступают в контакт и знакомятся с прежде совершенно чужими и незнакомыми людьми, независимо от национальности и социального положения. И уж совсем добило Уно, как пассажиры в поезде дружески опекали своего попутчика, помогали ему дельными советами и реальной помощью.

В этом видимо и есть разгадка единства народов, населяющих Россию, когда дружба людей самых разных национальностей является естественной и неотъемлемой с самого их рождения. Не навязанная сверху искусственная, зачастую лживая и двуличная евро-толерантность, которая не выдерживает серьезных испытаний, а искренние и идущие от самого сердца согласие, терпимость друг к другу и готовность прийти на помощь в трудную минуту.

Евгений КОСТИЦЫН.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter