Федеральные чиновники обвинили организаторов экзаменов в мошенничестве

Федеральные чиновники обвинили организаторов экзаменов в мошенничестве

Федеральные чиновники обвинили организаторов экзаменов в мошенничестве

11 июля 2011, 01:00
Общество
Рособрнадзор усомнился в результатах единого госэкзамена в Башкирии. Многочисленные случаи, когда выпускники получили свыше 90 баллов, чиновникам показались подозрительными. Руководитель федеральной службы по надзору в сфере образования и науки РФ Любовь Глебова, побывавшая на минувшей неделе в Уфе, попросила главу региона обратить внимание на высокие результаты ЕГЭ. По словам чиновницы, ей жалуются на конкретные случаи мошенничества и даже называют цены за успешно сданный экзамен.

Попавшие в сети

 

Всего в Башкирии сдавали экзамены по 13 общеобразовательным предметам. Заявок не поступило лишь на испанский язык. По словам чиновников, более 45 процентов выпускников в нынешнюю кампанию выбрали обществознание. Следующими по популярности идут физика, история и биология.

Как и в прежние годы, обязательными дисциплинами были русский язык и математика, если ученик проявлял незнание именно по этим двум предметам, то вместо аттестата его ждала справка об окончании средней школы.

Чиновники от образования рады, что не сдавших обязательные предметы стало значительно меньше. В этом году русский язык не осилили 2,4 процента выпускников, а в прошлом - 3,7; математику 2,5 процента против 3,6% в прошлом году. А из 1505 апелляций удовлетворено всего 155 заявлений. 210 выпускников не сдали ни математику, ни русский язык. Результаты 17 учеников аннулированы из-за появления их материалов в интернете. Двоих учеников выгнали с экзамена, обнаружив, как они снимают бланки заданий на телефон.

- В социальных сетях чиновники Рособрнадзора зафиксировали контрольно-измерительные материалы (КИМ), которые активно обсуждали ученики из Башкирии, - пояснил замминистра образования РБ Владимир Аристархов. - Со всех участников интернет-переписки собрали объяснительные и отправили их в МВД и прокуратуру для проверки.

По словам г-на Аристархова, в большинстве случаев трудно установить, кто виноват: ученики свою вину отрицают, а если кто-то и признается, что фотографировал свои задания и разместил в интернете, то оправдывается, что хотел перепроверить свои знания.

- Они даже не сочли необходимым закрыть номера своих КИМов: таким образом их и идентифицировали, - заметил директор регионального центра обработки информации Андрей Блинов. - Они даже не понимают, что каждый номер уникален, и взывают о помощи на сайтах и в чатах, на чем и попадаются.

По словам руководителя регионального центра обработки информации, идея судиться с социальными сетями кажется ему бесперспективной.

- Если мы будем предъявлять иски соцсетям, придется идти и дальше: судиться с теми, кто придумал мобильные телефон и установил в них фотокамеры. Ответственность должны нести именно те, кто нарушает законы, - считает г-н Блинов.

По словам замминистра образования Башкирии, определить круг подозреваемых легко: доступ к экзаменационным материалам имеют только сам выпускник, руководитель пункта проведения ЕГЭ и организаторы, находящиеся в аудитории. Однако с чистосердечным признанием пока еще никто не явился.

- Никто не желает брать на себя ответственность, - посетовал чиновник.

Однако даже если виновных не найдут, в будущем году руководителей проведения экзамена, заподозренных в махинациях, к организации ЕГЭ допускать не будут.

- Все эти люди от последующих экзаменов будут отстранены, - заявил г-н Аристархов. - Будем считать, что с этого момента «черный список» открыт.

Замминистра образования РБ опроверг предположение, что недобросовестные организаторы ЕГЭ помогали ученикам за деньги.

- Это просто халатное отношение к своим обязанностям, - считает он.

Представители минобразования Башкирии встали на защиту организаторов экзамена, посетовав, что невозможно полностью проконтролировать, оставил ли подросток сотовый телефон за дверями аудитории.

- На стол могут положить один телефон, а второй пронести в кармане, выдав сотовый за пачку сигарет, - пояснил Владимир Викторович. – А досматривать ребят, мы не имеем права.

 

Если завелись листы

 

Также замминистра исключил возможность сдачи экзаменов за школьников посторонними людьми, хотя не всегда возможно идентифицировать подростка по его фотографии в паспорте. 

- Документ выдается в 14 лет, а подросток сдает экзамен в 17. Представляете, как он не похож на паспортное фото? – разводит руками чиновник. – А чтобы до конца разобраться и сличить снимок, нужно оторвать ребенка от работы и потерять экзаменационное время. Уверен, что в пропускном режиме нарушений в Башкирии не было. Я попадал в пункты сдачи ЕГЭ по пропуску, а если разрешение не спрашивали на входе, то это было первым нарушением. Даже машин в день сдачи ЕГЭ вокруг школ стало меньше: в прошлые годы творился настоящий ажиотаж. Прошло то время, когда действовали внаглую: передавали задания через форточку медкабинета или выносили КИМы через столовую. Сейчас все кабинеты опечатаны. И эти разрастающиеся метастазы следует ликвидировать.

Однако в минобразовании признаются: для того, чтобы провести ЕГЭ без огрехов, нужен жесткий отбор людей, задействованных на госэкзаменах.

- Нужно привлекать самых совестливых, ответственных, принципиальных, тех людей, которых не уговоришь и не купишь. Такого подбора в эту кампанию обеспечено не было, - признался г-н Аристархов.

Чиновник сообщил, что уже в следующем году министерство пересмотрит функции института уполномоченных при пунктах сдачи ЕГЭ, но и здесь все упирается в нехватку кадров.

- По республике работало 129 пунктов. Попробуйте в разгар лета найти 129 человек, тем более, если экзамены идут четыре дня. Они сидят в напряжении несколько часов, и им платят всего 1700 рублей за экзамен, - объяснил он.

А вот по поводу общественных наблюдателей претензий к минобразованию РБ у федеральных чиновников нет. Хотя общественники никаких полномочий не имеют.

- В общественники может попасть кто угодно, кроме родителей выпускников, - отмечает начальник отдела контроля качества образования и ЕГЭ минобразования РБ Закий Мурзагалин. – Естественно, проводится предварительная аккредитация: мы проверяем, кто они и кого представляют. У этих людей одна функция: наблюдать и ни во что не вмешиваться, им также запрещено переходить из аудитории в аудиторию. И денег им никто не платит.

В минобразовании подвели итоги скандальной истории с нехваткой 170 дополнительных бланков на экзамене по математике в Белорецке, где 22 школьникам пришлось писать на чистых листах.

- Ответственному за проведение ЕГЭ в Белорецке дважды было предложено взять дополнительные бланки, но он отказался: мол, во все предыдущие годы бланков хватало, - рассказал г-н Мурзагалин. - За это он сейчас наказан выговором.

Владимир Аристархов отметил, что на проштрафившегося организатора никогда жалоб не поступало, экзамены всегда проходили без нарушений.

- Но в этом году именно на Белорецк упала «бомба», - разводит руками г-н Аристархов. - Даже в нормативных документах не прописано, как поступать в подобных случаях. Ближайший пункт проведения ЕГЭ – в Учалах, в ста километрах, а до окончания испытаний остается 15 минут. Остановить экзамен? Это было бы еще хуже. Выбирали между «плохо» и «еще хуже». Нашли единственный верный вариант, а федеральный центр тестирования и Рособранадзор пошли нам на встречу.

 

После балла

 

Владимир Аристархов заметил, что в этом году количество стобальников - очень скромное, потому понятие «аномально высокий результат» по отношению к республике употреблять нельзя. Если в 2010 году стобальников было 27, то в этом – на одного ученика меньше, но школьник из Нефтекамска сдал два экзамена на сто балов и поэтому формально в республике 27 ребят, показавших лучший результат. Места по предметам распределены следующим образом: химия – 9, биология – 4, информатика – 4, география - 2, история - 3, физика - 3, русский язык – 1.

В минобразования сообщили, что проведут проверку по каждому стобальнику, на каждого запрошено личное дело.

- Это уникальные дети, появление которых в каждом муниципалитете прогнозируется заранее: на ровном месте стобальник появиться не может. Поэтому мы запрашиваем на каждого из них досье, изучаем, как он пришел к этому результату, - говорит г-н Аристархов. – Вот, например, досье выпускника не вызывающего подозрений - похвальный лист, почетная грамота и другие награды олимпиад, начиная со второго класса. А вот другой стобальник – всего три страницы. Единственное оправдание, что они «занимались с репетиторами». Мы спрашиваем с директоров школ, как они смогли утаить такой самородок, почему не привлекали ребенка к олимпиадам, где он мог защищать честь республики?

Помимо самих выпускников, набравших сто баллов, запрашивается досье и на их педагогов. Однако Владимир Викторович признался, что даже если такого выпускника уличат в мошенничестве, заставить его пересдать ЕГЭ невозможно.

- Нет такого механизма, - признается чиновник. – По крайней мере, в правилах ЕГЭ про это ничего не сказано.

Среди стобальников в этом году минобразования все-таки нашло подозрительные результаты, однако отказались раскрывать, кто эти дети и какие школы представляют.

- За минувший учебный год мы имеем 31 призера олимпиад. В принципе эта цифра соотносятся с количеством стобальников, но не совпадают муниципалитеты, - говорит замминистра. – Из 26 только пять результатов выглядят сомнительно и два - крайне сомнительно.

По словам чиновника, недовольство ЕГЭ появилось из-за несправедливости результатов: те, кто учился из рук вон плохо, благодаря махинациям и списыванию получили такие же хорошие оценки, как и их одноклассники-отличники. Об этом свидетельствует шквал анонимных звонков и писем, поступивших в минобразования с просьбой перепроверить результаты некоторых учеников, которые явно не заслуживают высоких результатов.

 

Именно из-за этой несправедливости экзамен стал предметом насмешек и критики. Однако, по словам чиновников, возвращаться к старой форме проведения госэкзамена нет смысла.

- А как в советское время проводили экзамен? Так, чтобы все получили аттестат, - говорит начальник регионального центра обработки информации Андрей Блинов. – ЕГЭ снижает вмешательство учителей в результаты: никакого личностного фактора, все анонимно. Многие возражают: ЕГЭ – это стресс! А когда мы сдавали 12 экзаменов подряд, а потом проходили вступительные испытания в вузы – это разве не было стрессом?

По словам г-на Аристахова, многие проблемы решил бы перевод процедуры ЕГЭ из школ в вузы.

- Пусть этим занимаются вузовские преподаватели, - предлагает чиновник. - В конце концов, они набирают себе будущих студентов.

Дмитрий КОЛПАКОВ.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter