Телепашня. Первыми звездами башкирского телевидения стали партийные чиновники

Телепашня. Первыми звездами башкирского телевидения стали партийные чиновники

6 мая 2009, 02:46
Общество
Телевещание в Уфе началось в мае 1954 года с четвертого этажа гостиницы «Башкирия» на улице Ленина. Это уфимские радиолюбители и местный комитет ДОСААФа создали самодельный телецентр при участии горисполкома. Но власти, понаблюдав за энтузиастами, смекнули, что телевидение это не только технический аттракцион, но и власть над умами и сердцами. Решение о возведении полноценного телецентра было принято в 1956 году.

Рождение эфира

 

Это сейчас известно, что центр башкирского телевещания находится в начале улицы Гафури. А 53 года назад у еще не построенного телерадиокомплекса не было места, где можно было возвести мачты с передатчиками.

Проектировщики из «Ленгипргорпроекта» намеревались отдать под 180-метровую вышку телевещания местность, где сегодня размещается горсовет.

Но, потом из проекта проспекта Октября башня исчезла. Телецентр решено было возводить у стен 35-й школы. Однако воспротивился обком партии – это место было зарезервировано под памятник Салавату Юлаеву. Проект был на гране срыва. Но телевидение спас сам автор скульптуры знаменитому башкирскому герою Сосланбек Тавасиев. Он убедил тогдашние власти республики, что и телерадиокомплекс и памятник не будут мешать друг другу.

По советской традиции великие стройки старались завершить к большим датам и сроки сдачи телецентра, запланированные к 1 мая 1958 года, «горели». Тогда возведение телекомплекса сдвинули на осень - в подарок к годовщине Октябрьской революции. Однако и к запланированной дате не управились. Строители просто выбивались из сил, но довести до конца объект не получалось. Оставался резервный вариант – сдать телецентр к 40-летию автономии БАССР в марте 1959 года.

Бросив на ответственную строку ударные силы треста «Уфастрой», «Башстрой», треста № 3 и десятки смежных предприятий, об окончании работ отрапортовали зимой 1959 года. На возведение комплекса, вместе с начинкой телестудий и оснащением телебашни, потратили полмиллиона советских рублей. 

Кстати, отмечаемое в этом году 50-летие телеканала «Башкирское спутниковое телевидение» имеет полное право называться юбилеем телевещания. Полвека назад никакого спутникового ТВ еще не было в помине, за дату рождения телевидения взяли год начала регулярного выхода телепередач в эфир, а канал «БСТ» как таковой появился лишь в 2002 году. Да и само вещание стартовало не 1 марта, как пишет официальная хроника, а на три месяца раньше. 

  

Утром 1 января 1959 года «Советская Башкирия» вышла с передовицей, сообщая о первой телепередаче, состоявшейся минувшей ночью с только что построенного телерадиоцентра. 

Однако стартовой программой башкирского телевидения, озарившего голубые экраны в первый день нового года, был вовсе не новогодний огонек.

Первыми в истории башкирского ТВ в эфире появились чиновники, которые рассказали телезрителям о 21-м съезде партии.

Это были секретарь по идеологии Башкирского обкома КПСС Хайдар Сайранов с председателем уфимского горисполкома Потапом Попковым. Но и поэт Мустай Карим поведал уфимцам о декабрьском пленуме ЦК КПСС.

Ради ночной этой передачи не встретили со своими семьями Новый год многие сотрудники башкирского обкома и ответственные работники УКГБ БАССР – телецентр был на особом контроле. Личное присутствие высокопоставленных лиц было технической необходимостью, так как передачи на новорожденном ТВ шли не в записи, а в прямом эфире.   

 

 

Ящик с дефицитом

 

К окончанию строительства уфимского телецентра в столице республике насчитывалось всего пять тысяч телевизоров.

Их кстати почти не было свободной продаже, и получить заветный «ящик» можно было только по записи. Телевизорами награждали передовиков, чудо-агрегат выигрывали в денежно-вещевую лотерею. Все телевизоры регистрировались в органах связи, а их владельцы платили ежемесячный налог.

Благодаря высоте башне – 180 метров и высоте над уровнем моря – еще 180 метров, уфимское телевидение принимали не только в столице, но и в соседних районах в радиусе 75-90 километрах от Уфы. Письма от благодарных телезрителей приходили даже из Усть-Катава Челябинской области.

В 1960 году была закончена радиорелейная линия Уфа-Казань и телевизионщики Башкирии и Татарии получили возможность обмениваться отснятыми материалами, а еще позже сдали линию Москва-Казань-Свердловск, которая «подключила» уфимский телецентр к центральному ТВ.

Кстати, в те годы власти поощряли собрания телезрителей, которые обсуждали между собой фильмы и программы, и давали наказы телевизионщикам.

В подшивке газеты «Советская Башкирия» за 1960 год сохранился отчет об одной такой конференции телезрителей.

«Секретарь парторганизации колхоза имени Мичурина Иглинского района товарищ Климович сообщил, что колхоз приобрел телевизор. Сеансы посещают многие, в том числе богомольцы, после чего немало верующих отошли от религии. Присутствующие предложили увеличить и разнообразить антирелигиозные передачи».

 

Эфирные создания

 

В конце 80-х прошлого века на Гостелерадио, как и во всей стране стали происходить «перестроечные» изменения. Все началось с передач «Уфа-417», «Уфа-418» и так далее, номер в названии программы менялся каждый год в соответствии с возрастом башкирской столицы. Передачу создала мэтр республиканского ТВ Светлана Мушкина.

Параллельно развивался другой проект, который можно назвать башкирским «Взглядом». Передачу под названием «Час для вас» вел журналист Азамат Саитов, в 90 годы – главный редактор программ для центрального ТВ при Гостелерадио БАССР, а ныне издатель «Транспортный газеты» и преподаватель журналистки в Академии экономики и сервиса.

- Это был смелый шаг на фоне патриархальной концепции вещания Гостелерадио, где каждое слово было строго прописано, вплоть до «здравствуйте» и «до свидания», - вспоминает г-н Саитов. – Я появился на ТВ в интересное время: до Уфы додул ветер перемен, по улицам толпами ходили «зеленые», страна распадалась, а на вопрос что будет завтра, все только разводили руками. Со своей командой мы затеяли вольнодумную телепередачу. «Час для вас» выходил по ночам, один раз в неделю. Ставили самодельные клипы, что было в диковинку по тем временам, покусывали запретные темы, устраивали телемосты, в общем, говорили о насущном. Передача стала мегапопулярной.

Интересно, что все телевизионщики начала 90-х прошлого века в один голос уверяют, что цензуры не было как таковой. 

Власти были настроены на открытый и честный диалог, но внимательно отслеживали все журналистские выступления.

- Однажды мы затеяли разговор о промышленных подземных ядерных взрывах под Стерлитамаком, - продолжает экс-телеведущий. – Как выяснилось, передачу с интересом посмотрели в обкоме партии. Меня мгновенно вызвали на Тукаева. Секретарь по идеологии Ахнаф Дильмухаметов с яростью бил кулаком по столу и обещал научить работать правильно.

- Научил?

- Нет, не успел. Партия развалилась.

 

Глупости – наша профессия

 

В Уфе одна за другой начали зарождаться небольшие получастные телекомпании. Их создателей можно назвать пионерами. Появлялись первые телепродюсеры и теленовостийщики.  

- Это было в начале 90-х годов прошлого века, - вспоминает Алик Шакиров, создававший пресс-службу правительства и президента РБ, а ныне замглавы агентства «Башинформ». - Для прессы открывались властные коридоры, информация становилась доступной, это было такое время, когда можно было говорить все. В правительство косяками пошли журналисты. Однако сотрудники правительственного аппарата оставались зажатыми, скованными. Вверх профессионализма тележурналистов тех лет – как можно больше «раскомплексовать» чиновника перед камерой.    

Спустя некоторое время из редакции программы «Уфа-417» родилась муниципальная телекомпания «Уфа-ТВ», первое телевидение полностью ориентированное на телезрителя столицы республики. Возглавили компанию супруги Малаховы – Юля и Михаил.

Свои материалы телестудия выпускала внутри эфирной сетки БТВ и была небольшим придатком к республиканскому телевещанию. Компания осела в стилобате жилой высотки напротив телецентра.

В последующем все городские телекомпании будут рождаться, и умирать по адресу Фрунзе, 1. Сейчас здесь находиться Кировский ЗАГС. Супруги Малаховы теперь поднимают телевидение в других регионах страны.

Позже, в 1997 году появилась идея создания первой уфимской коммерческой телекомпании. Кстати, проект зародился во время предвыборного визита Бориса Ельцина, когда в одной толпе оказались Азамат Саитов и тогдашний мэр Уфы Фидус Ямалтдинов. Идея быстро получила развитие из погибающего «Уфа-ТВ» была создана телекомпания «Столица». «Столица» вещала на «подложке» канала «ТВ-6 Москва».

Многие считают, что команда Азамата Саитова создала по-настоящему интересное живое телевидение с первыми новостями и развлекательными передачами. Если до прихода Саитова и его журналистов «Уфа-ТВ» позволяла себе сюжеты по 20-30 минут, то с его появлением материалы сократились до 5-10 минут, а подача новостей приобрела почти сегодняшний вид.

Единственным слабым местом канала был передатчик. «Столица» едва покрывала своим вещанием Уфу.

- Иногда нам звонили зрители с окраин и говорили: мы вас слушаем как радио в военные годы, звук есть, а в место картинки – снег, но и слушать интересно, - рассказывает экс-директор канала.

«Столица» стала первопроходцем в области жанровых телепередач. Она первая в Уфе запустила в эфир комедийные программы.

Алексей Радченко, в 90 годы корреспондент ТК «Столица», а ныне шоумен и по совместительству телеведущий утреннего эфира на ГТРК «Башкортостан», первым отважился снимать юморные сюжеты на скрытую камеру, и убедил руководство канала пойти на невиданную авантюру.

- Я старался держаться подальше от политики, это неблагодарная тема. Делал выбор в сторону веселого, ведь позитив тоже требуется зрителю, тем более в то непростое время, - рассказал «МКС» сам Алексей.

Пятиминутные еженедельные розыгрыши шокировали уфимцов. Например, Алексей продавал на рынке помидоры и огурцы за шутки и песни. Или подолгу затаивался в канализационном люке облаченным в строительную спецовку с надписью «Уфаметрострой», чтобы в неожиданный момент вылезти на поверхность и осведомиться у прохожих о направлении ствола тоннеля метро. Никто из тех, кто купился на розыгрыш не подозревал, что в машине напротив затаился телеоператор, а все происходящее будет показано в вечернем эфире. Обыватель тогда просто не догадывался о существовании такого ТВ.

- Мы старались подать тему так, чтобы было непонятно, то ли шутим, то ли говорим серьезно, как например новость о том, что в Уфе впервые в мире разводят голубых раков, - рассказывает шоумен. - До сих пор эта ниша никем их телевизионщиков в Уфе не занята. Присутствие юмора на телеканале зависит от телевизионных боссов, для них - это дело имиджа канала.    

 

Сам себе режиссер

 

Но до появления «Столицы» в телеэфире несколько лет работала другая памятная уфимцам телекомпания. «Шарк-ТВ» вещала с 1992 по 1999 год. Ее основатели – Булат Бахтияров и Флорид Саттаров, руководитель концерна «Шарк», состоящего не только из медийных активов, но и банковского, страхового и торгового бизнесов.

Сначала «Шарк» вещал на «подложке» петербургского пятого канала, но затем перешел на «ТВ-6 Москва». Эту вещательную лицензию в конце 1998 года умирающий «Шарк» передаст «Столице». 

В 1992 году в Уфе начали работать сразу две негосударственные телестанции. «Шарк» появился на экранах в августе 1991 года через три месяца после начала работы «Толпара».

- Мы родились одновременно с «Толпаром», но никакой конкуренции между нами не было, играли даже командами в футбол, - рассказывает г-н Бахтияров, в 90-е совладелец ТК «Шарк», а ныне руководитель юридической фирмы. – Вещали по два часа в сутки. Мы насытили канал местными тематическими передачами: автомобили, спорт, компьютеры, плюс фильмы по выходным. Конкуренции на телевизионной пашне – никакой, реклама кормила настолько, что легко окупились затраты на оборудование, и еще оставались деньги на развитие. В эфир приходили интересные собеседники и знаменитости. Студия находилась на 12 этаже общежития УГАТУ на улице Мингажева, и лифт часто не работал, поэтому многим приходилось преодолевать гигантские расстояния. Тяжелее всего этот подъем дался экс-президенту СССР Михаилу Горбачеву, однако никто из высокопоставленных лиц никогда не возмущался неудобствами.   

По словам Булата Бахтиярова двадцать лет назад еще не существовало понятия кастинга телеведущих.

- Если на канал приходил человек с идей, ее обсуждали, и если она годилась, автору давали все необходимое для осуществления задумки. Телевизионные звезды рождались из самых талантливых людей, - вспоминает экс-руководитель «Шарк-ТВ». В отличие от «Шарка», «Толпар» имел в учредителях государственную телерадиовещательную компанию «Башкортостан» и даже квартировался на одном из этажей телецентра, однако, по сути, был коммерческим проектом.

Мало кто знает, но «Толпар» вещавший с 1993 по 1996 годы - прародитель нынешнего «БСТ» и по первоначальному плану должен был стать межобластным спутниковым телеканалом, объединяющий 16 регионов России.

Автор проекта – тогдашней шеф государственного телерадиовещания Башкирии, а ныне глава управления федеральной службы по надзору в сфере связи по РБ Салават Кильдин.

- В начале 90-х годов глава республики Муртаза Рахимов договорился с Михаилом Горбачевым об отводе одного из лучей советского коммуникационного спутника ГАЛС на Башкирию, - вспоминает Салават Кильдин. - Позже эту договоренность подтвердил и Борис Ельцин. Решение было принято на уровне секритариата ЦК КПСС, а потом и Правительства РФ. Директора государственных телерадиокомпаний, руководители предприятий связи и члены правительств 16 регионов Урала, Сибири и Поволжья подписали соглашение о создании спутникового межобластного канала. Каждый регион получал в общем эфире двух-трех часовой блок. Центральная аппаратная и передающая спутниковая станция – в Уфе.      

 

Розыск кадра

 

 «Толпару» суждено было обкатывать механизм вещания и программную политику. И кстати, проект межобластного ТВ начинал претворяться в жизнь – передачи канала вместе с жителями республики смотрели зрители Челябинской и Свердловской областей. Улучшать вещание призвали Салавата Мубарякова, сына прославленного драматурга и народного артиста Арслана Мубарякова, работавшего тогда на московском телеканале «2х2». Приглашенные им журналисты импровизировали прямо по ходу работы, ведь никаких канонов еще не существовало, их только предстояло написать. 

- Царила неописуемая атмосфера – мы начинали новое дело, и были первопроходцами, -рассказывает Сергей Спатар, в те годы ведущий программы «Криминальный спектр» на канале «Толпар», а ныне пресс-секретарь железной дороги. - Сейчас наша работа показалась бы смешной, но тогда и нам и зрителям это было безумно интересно. Это было настоящее народное ТВ, в передаче мог поучаствовать любой с улицы, а все программы шли «живьем».

Милиционеры даже приводили потерявшихся детей, и родителей находили в прямом эфире.

- Канал был самым свежим источником информации и развлечений, - подтверждает Азамат Саитов. - Таких рейтингов, которые были у «Толпара», теперь нет ни у одной телекомпании Башкирии. В эфире творилось немыслимое – йоги стояли на ушах, пели барды, затевались телефонные споры со зрителями. А в день танкового штурма Грозного я в прямом эфире обсуждал начавшуюся войну с представителями чеченской диаспоры. Ну, это ли не свобода слова?

«Толпар» проработал четыре года и закрылся из-за прекратившегося финансирования. Консорциум участников проекта межобластного ТВ постепенно развалился.

Помимо «Толпара» умер проект первого уфимского кабельного телеканала, который, кстати, должен был стать первым в стране. Его участники – ГТРК «Башкортостан», НПО «Молния», завод «Уфимкабель», уфимская мэрия и «Башинформсвязь» подсчитав затраты на опутывание города сотнями километров медного кабеля (оптоволокно тогда широко не использовалось), сочли идею не окупаемой.

Через три года приказал долго жить и «Шарк-ТВ». Пакет акций «ТВ-6 Москва» у обанкротившихся местных владельцев выкупил уфимский олигарх Альберт Мухамедьяров, который попытался запустить на этом канале новое телевидение, но не преуспел.

 

Без «Вестей» пропавшие

 

Двадцать лет назад не отставала от перемен и «вторая кнопка». Самая подвижная часть государственного ТВ – служба новостей нуждалась в перестройке. Реформатором стал Разиф Абдуллин, в 90-е годы радиожурналист и шеф новостного вещания ГТРК, а ныне руководитель канала "РЕН-ТВ Уфа""

Служба новостей на Гостелерадио в начале 90-х называлась редакцией «Башкортостан» - сокращенно «БШН». От Гостелерадио «БШН» унаследовал сухой стиль, канцелярский язык комментариев и незамысловатый антураж студии: в качестве «задника» за спиной у ведущего в записи проигрывался вид улицы Фрунзе, слегка прикрытый белыми жалюзи.  

Первым делом Абдуллин со своей командой сменил формат новостей и поставил телесюжеты в жесткие пятиминутные рамки.

- Нельзя было больше кормить зрителей десятиминутными зарисовками про сельскую жизнь, нужно было искать новые формы подачи информации и облик новостей. Мы хотели как можно быстрее уйти от официоза и стать ближе к зрителю, - вспоминает г-н Абдуллин. – Тогда и появилась служба новостей «Ватан».

«Ватан» привлек внимание лицами новых журналистов, такими как Павел Самойлин, Гузель Ибрагимова,  Азамат Салихов, Айрат Мурзагалеев, яркими заставками и пестрым студийным убранством.

Впервые на башкирском ТВ возник формат аналитической передачи. По окончанию программы начинался довесок к новостям – ежедневная «Даира», где в считанные минуты телевизионные колумнисты обсуждали главные события дня. Помимо самого Разифа Абдуллина над «Даирой» работали Алик Аллаяров и Азат Гизатуллин.

- «Ватан» и «Даира» были тогда в неимоверном авторитете, - улыбается Разиф. - Мы получили желаемый результат: вернули к государственным новостям зрителя и привили обывателю привычку смотреть итоги дня.

Однако чуть позже «Даиру» руководство канала закрыло как неперспективную программу: аналитика стала не в моде. А «Ватан» сохранился до наших дней только в названии итоговой воскресной передачи на «БСТ».

Сегодня в новостном блоке ГТРК все происходит с точностью до наоборот.

Как пояснил «МКС» редактор программы «Вести–Башкортостан» Рустам Зарафутдинов, в ближайшее время новостное вещание перейдет от упрощенных телесюжетов к аналитическим эссе. Уже пишется новая концепция будущих местных «Вестей».

- Зритель стал ленивым, ему больше нравиться аналитика, где все подробно разжуют и пояснят, - заметил шеф службы новостей.

Уже известно, что кардинальное изменения претерпят утренние башкирские новостные блоки на «второй кнопке». Но менее целомудренным news-блок «России» не станет. Глава службы новостей во главу угла поставил самоцензуру.

- Допустим, позвонил сумасшедший в милицию и сообщил о заложенной в торговом центре бомбе. Что сделают многие тележурналисты? Побегут снимать, лишь бы первыми рассказать об этом зрителям, - рассуждает г-н Зарафутдинов. - Это борьба за рейтинги, рейтинги определяют успешность канала, а успешность канала определяет его доходы. Но, посмотрев этот материал, найдутся другие сумасшедшие, которые захотят повторить трюк. Поэтому телевизионщики руководствуются самоцензурой. У нас никогда не будет выпусков новостей в стиле «Здравствуйте! Всех убили!».       

- А если сейчас под окнами телецентра разобьется маршрутка, пойдете снимать?

- Конечно! Но выпуск завершит какой-нибудь «добрый» сюжет.

- Практика псевдопрямых эфиров – это не обман телезрителя?

- Нисколько. Материал «с колес» ставится эфир. Происходит прямое общение с персонажем через корреспондента и создается иллюзия прямого эфира. А то, что плашка "Live" присутствует – так ведь аналогично все каналы поступают. Мы не первые.

- А почему не используются настоящие прямые включения?

- Использовать передвижную телестанцию – очень дорого. В кризис ТВ живет в условиях минимизации затрат, - заметил г-н Зарафутдинов.  

 

 

Дмитрий КОЛПАКОВ

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter