Просто Мария. Потеряв мужа в войну, врач-легенда на всю жизнь осталась однолюбкой

Просто Мария. Потеряв мужа в войну, врач-легенда на всю жизнь осталась однолюбкой

31 января, 22:55
Политика
Доктор-легенда Мастура Фахретдиновна Сакаева в кругу родственников и коллег отметила 90-летний юбилей. Преклонный возраст и утраченное зрение не помешали Герою Социалистического Труда, заслуженному врачу БАССР Мастуре Сакаевой сохранить ясность ума. Оглядываясь назад, Мастура Фахретдиновна вспоминает о своей более чем полувековой медицинской практике, о тысячах спасенных жизней и том единственном любимом в жизни мужчине, с которым ее разлучила война…— Муж мой в четыре года остался сиротой, сначала воспитывался у тети, потом — в детском доме.
Мубаряк очень хорошо пел, его отправили в Ленинград, целый год он там находился, но богемная жизнь артиста ему не понравилась. Супруг вернулся в Уфу, поступил в мединститут, где с третьего курса его перевели в Саратовскую военную медицинскую академию. Потом оказался в Днепропетровске, где работал военным врачом. Уже будучи дипломированным специалистом, он приехал забрать меня с собой, но началась война. Мубаряк ушел на фронт, — вспоминает Мастура Фахретдиновна.Как раз в 41-м сама Мастура окончила Башкирский мединститут. У врачей-молодоженов родилась дочь Роза, появлению которой и мать, и отец были несказанно рады. Однако недаром ведь говорят, что счастье и горе идут рядом…— Адрес мамы папе был неизвестен, он, увы, не знал, куда ее распределят после вуза, — говорит дочь Мастуры Фахретдиновны Роза Латыпова. — Поэтому письма он отправлял в деревню брату, но до мамы они так и не дошли. А в 1942 году госпиталь, в котором работал отец, попал под бомбежку, и с тех пор он числился пропавшим без вести.— Я проводила Мубаряка на войну, а когда вернулась домой, увидела на столе повестку: меня тоже призывают на фронт. "Я же только что родила!" — убеждаю военкоматовских начальников. Дочке всего месяц от роду. И меня все же оставили в тылу. Работала в эвакуационном сортировочном госпитале № 1741, который располагался в Уфе на улице Тукаева, — продолжает Мастура Фахретдиновна. — С первых дней войны работы оказалось уйма. Одна срочная операция сменяла другую. Больные называли меня Марией Федоровной, чтобы легче было, а иногда и просто — Машей. Как позовут, так и бежишь быстрей на зов!В уфимском госпитале, работавшем в столице Башкирии до 1947 года, в войну трудились лучшие специалисты I Московского медицинского института.— Сейчас уже фамилию не вспомню, но главный военный хирург и одновременно Минздрава СССР должен был проводить важную операцию, я же была ассистентом. А он говорит заведующему кафедрой урологии: "Зачем такую соплячку мне даешь?". На что тот ответил: "Ты сначала поработай с ней, а потом выскажешь свое мнение". Во время операции кровь из аорты брызнула фонтаном, я сумела остановить кровотечение, и во многом благодаря этому хирург успешно завершил операцию. А после — знаменитый специалист подошел ко мне и сказал: "Спасибо, дочка".— Замуж во второй раз не вышли?— Какой замуж!— Помните стихотворение Константина Симонова "Жди меня, и я вернусь, только очень жди"? Так вот, вера помогала долго ждать и надеяться, что муж все-таки придет. Ведь множество людей, ранее считавшихся пропавшими без вести, потом возвращались в родные места. Так жизнь мамы прошла в любви, надежде и работе, — добавляет дочь Мастуры Сакаевой.— Работа, работа и еще раз работа! Вот что спасало от одиночества, — говорит Мастура Фахретдиновна. — Нужно было дочь кормить, деньги зарабатывать. Трудиться — так трудиться, а не так чтобы время терять. Всегда ведь в работе должно быть что-то новое и интересное. Приходилось постоянно изучать научную литературу. Раньше электричества не было, и когда я читала, мама часто говорила: "Не читай в темноте — глаза ведь испортишь", а я отвечала: "Как же потом работать, если книги не читать?" Книги ведь все были медицинские, по специальности…Дав однажды клятву Гиппократа, Мастура Сакаева ни разу от нее не отступила и считает, что на земле нет ничего более ценного, чем человеческая жизнь. Жизни многих своих пациентов уролог буквально вырывала из лап смерти. Даже тогда, когда, казалось бы, это было невозможно.— В Бирске с разрывом почки поступил экстренный больной, — вспоминает доктор. — Необходима срочная операция, а в местной клинике нет электричества. Единственный источник света в операционной — керосиновая лампа. Наркоз больному дать нельзя, эфир может воспламениться и привести к пожару. Но ведь и человека не станешь резать по живому! Пришлось выходить из положения: к окнам подогнали грузовик, который фарами освещал операционную. Вот в таких экстремальных условиях мы и зашивали почку. Операция прошла успешно.Имя Мастуры Сакаевой в урологии связано со словом "первый". Она организовала в Республиканской клинической больнице имени Гумера Куватова первое в Башкирии урологическое отделение, а впоследствии — почечный центр, и стала его первым и на протяжении нескольких десятков лет бессменным руководителем. Она первой в республике внедрила аппарат "искусственная почка". Она первой в регионе научилась противостоять геморрагической лихорадке. Она первой среди женщин-урологов удостоилась звания Героя Социалистического Труда.На самом же деле доктор-легенда — скромный человек и о своих достижениях говорить стесняется.— Знаниями и умениями нужно не хвастаться, а передавать их новому поколению, — считает Мастура Фахретдиновна.Уже будучи пенсионеркой и переступив 70-летний, а потом и 80-летний рубеж, заслуженный врач Сакаева продолжала помогать докторам республиканского почечного центра. Да и сейчас консультирует специалистов по урологии и нефрологии.— К любой работе нужно подходить ответственно. И уж тем более к той, которая связана с человеческими жизнями. И еще очень важно — любить людей. Может быть, Бог, понимая, что я нужна на этой земле другим, и отвел мне столько лет жизни? — задает вопрос без ответа Мастура Фахретдиновна.Альбина ИБАТУЛЛИНА.
Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter