Игорь Алешин: «Милиционер в полицейского в одночасье не превратится»

Игорь Алешин: «Милиционер в полицейского в одночасье не превратится»

23 марта 2011, 00:25
Политика
В начале февраля президент России Дмитрий Медведев подписал федеральный закон "О полиции", который вступил в силу с первого марта этого года. Каждый россиянин мог чувствовать себя сопричастным к чуду зарождения российской полиции, так как "полицейский" законопроект был первым, вынесенным на всенародное обсуждение. Насколько это нововведение изменит нашу жизнь? Не останутся ли обычные люди в момент перерождения силового ведомства беззащитными перед преступными посягательствами? Какими качествами будут обладать профессиональные полицейские и кого из милиционеров не возьмут на службу в полицию? Эти вопросы мы решили задать главе МВД по РБ Игорю Алешину.

- Я открою страшную тайну, - говорит он. - На сегодняшний день в Башкирии нет ни одного полицейского, исключая сотрудников наркополиции, которые давно носят это название. Только в сказке про Золушку происходит чудо - тыква  превращается в карету, а милиционер в полицейского в одночасье не превратится. Пока документально мы не перейдем из одного статуса в другой, наши сотрудники останутся милиционерами. Называться полицейскими каждый из них будет только после внеочередной  аттестации, которая должна пройти до 1 июня нынешнего  года. 

 

"Полицейские будут служить народу"

 

- Как обращаться теперь к стражам порядка - господин полицейский или товарищ?

- Мы же народные слуги, и если нас называть "господами", то меняется суть и смысл нашей работы, - уверен Игорь Алешин. - Какие мы господа, если должны служить людям? Это граждане для нас господа, а не наоборот. Как  мне кажется, вполне можно использовать и  старое обращение - товарищ.

По словам Игоря Алешина, "основной алгоритм", ради которого главой государства была задумана "беспрецедентная реформа милиции" - работа полиции должна быть ближе и понятнее людям.

- Безусловно, за пять минут этот тяжелый процесс не произойдет, - объясняет Игорь Викторович. - Задача - создать новый правоохранительный орган, которому доверяют граждане страны. Наверное, это сродни революции, а это всегда трагедия, в том числе и для коллектива. Но этот период надо пройти, пережить.

- Когда же милиционеры все-таки станут полицейскими?

- В "Законе о полиции" и указами президента РФ прописан целый комплекс мероприятий. У нас огромная система и в чем-то немного инертная, которую нужно раскачать. Предполагается, что до конца 2011-го должны пройти и внешние, и внутренние преобразования, а также адаптация правового законодательства.

- Говорят, что прежде чем милиционеры станут полицейскими, они должны пройти сложные тесты, в том числе и на "детекторе лжи"?

- В новом законе прописаны обязательные психофизиологические исследования, которым должен подвергнуться каждый сотрудник, тестирования на наркотическую и алкогольную зависимость. В определенных случаях мы применяем и исследования на аппарате "Полиграф", который в народе называют "детектором лжи". Все это необходимо для того, чтобы отсеять людей, которые не смогут работать в новом ведомстве, не потому что они плохие, а потому что могут не соответствовать психологическим стандартам. Я не могу утверждать, что тесты выявят все недостатки проходящих переаттестацию людей - ведь мы не сумеем влезть кому-то в голову и понять, что творится в их душах. Иногда даже близкие люди нас удивляют поступками, которых от них не ожидаешь. У человека может быть хорошая характеристика, а потом выясняется, что у него есть скрытые пороки. От таких людей нужно постараться избавиться и свести к минимуму риски появления нечистоплотных сотрудников в полиции. Кстати, психологические тесты проводились в милиции и раньше, и сейчас. А сегодня у нас  "полиграфическое"  оборудование широко используется: и для раскрытия преступлений, и в кадровой работе. Поэтому мы намерены плотно весь личный состав отработать, чтобы они соответствовали новым требованиям "Закона о полиции" на 100 процентов. Здесь мы рассчитываем и на помощь неравнодушных людей, которые будут помогать нашему ведомству, в том числе и сообщая о недобросовестных милиционерах. Тогда мы сможем очистить свои ряды от тех, кому не стоит работать в полиции.

- Наверное, сегодня милиционеры нервничают - пройдут или не пройдут переаттестацию…

- Моральный дискомфорт испытывает, безусловно, каждый сотрудник. Мы стараемся к каждому подойти объективно, понимая, что от этого решения зависит судьба человека. Есть случаи, когда недобросовестные граждане шлют анонимки, пытаясь опорочить наших сотрудников. Но у нас есть управление по работе с личным составом, служба собственной безопасности, потому каждое сообщение тщательно проверяется. Но если человек не соответствует современным требованиям - должен уйти.

- А может, нужно было сделать как в Грузии - выгнать старых сотрудников и призвать новых?

- Это не самый лучший выход. Есть элементарные вещи - понятие профессионализма. Никто же не требует убрать всех медиков, только потому, что ходят слухи о коррумпированности здравоохранения. Представляете - людей, которые десять лет учились, убрать и поставить делать хирургические операции слесаря дядю Васю, никакого опыта и навыков не имеющего? Так нельзя. Большинство наших сотрудников - порядочные люди.

 

"Поменяться должны все - от министра до рядового милиционера"

 

Реформа МВД началась с прошлого года - милиция освободилась от несвойственных функций, таких как учет мигрантов и содержание медвытрезвителей, а число сотрудников милиции только в Башкирии до конца 2011 года должно сократиться на пять тысяч человек.

- Какие службы подвергнутся сокращениям?

- Точно могу сказать, что не будем сокращать отряды милиции особого, специального назначения. На подготовку спецназовцев уходит 7-8 лет. Специалиста надо вырастить, воспитать, подготовить. Почему мы должны разбрасываться отличными кадрами? Не будем резко уменьшать сотрудников криминальной милиции - мы прекрасно понимаем, как это скажется на оперативной обстановке. Постовых и участковых, тех, кто ближе к людям, тоже постараемся сохранить. Костяк полиции - это профессионально  подготовленные  люди. Меняться должны мы сами - от министра до рядового милиционера. Кто не сможет  поменяться, не сможет и работать.

Игорь Алешин считает, что важно создать нормальные условия для работы полицейского, в том числе и в оплате труда и социальных гарантиях.

- Милиционер работает круглыми сутками, без выходных за шесть-семь тысяч рублей, - говорит Игорь Викторович. - Едет в горячие точки умирать за жалкие копейки. Недаром в сериале "Наша Раша" показывали пародию на честного гаишника, семья которого вынуждена нищенствовать - в каждой шутке есть доля шутки, остальное правда. С таким напряжением по 14-16 часов никто не сможет работать - нервы сдадут. Человек начинает задумываться - а зачем мне нужен этот тяжелый труд, если родина не может его достойно оценить? В социалистические времена работа правоохранителей была основана на патриотизме, на чувстве долга, а зарплата - по остаточному принципу. Последние 20 лет милиционерам столько раз обещали повысить жалование, но все надбавки съедает инфляция. Нужно создать условия, чтобы каждому полицейскому было что терять. Нужно серьезно вложиться в правоохранительную систему, а потом ждать отдачи от каждого сотрудника.

Как уверяет г-н Алешин, ради  соответствия  оплаты труда полицейских  его напряженности  и задумана реформа внутренних дел.

- Есть политическая воля президента России изменить ситуацию. Полицейский будет получать 35 тысяч рублей, офицер - порядка 45-50 тысяч. Эти суммы озвучил глава государства, но вряд ли это произойдет в ближайшее время. Мы прекрасно понимаем, что реформа будет идти поэтапно: и новая техника, и хорошая зарплата сразу не появятся. Но, как бы там ни было, у наших силовых органов есть традиции, а, по моему мнению, российская милиция работает не хуже своих зарубежных коллег. Думаю, что американский полицейский за ту зарплату, которую наши сотрудники получают,  напрягаться бы не стал, а наши ребята ежедневно рискуют жизнью.

- Не получим ли после реформы тех же милиционеров, но переодетых в форму героев голливудских боевиков?

- Какие-то постулаты у правоохранительных систем других стран в новом законе мы позаимствовали правильно. Какие-то элементы полицейской формы, которые опробованы, нам пригодятся - зачем изобретать велосипед? Как приживутся такие перемены - сказать сложно. В этом смысле мы - пионеры. Если я скажу, что мы пройдем это безболезненно, мне никто не поверит. Как госслужащие, мы обязаны выполнять закон, обсуждать его мы не можем.

- Какими качествами должен обладать полицейский?

- Это должен быть воспитанный человек, хорошо знающий законодательство, уважительно относящийся к гражданам, с пониманием, что он служит народу.

- А быстро бегать?

- Быстро бегать и высоко прыгать должен выпускник циркового училища. Главное качество полицейского - желание служить людям, а уже потом - возможность прыгать из автомобиля на полном ходу. Отдача и уважение будет тогда, когда каждый человек будет честно делать свое дело.    

- Не получится ли, что пока идут реформы в вашем ведомстве, народ окажется беззащитным перед преступниками?

- Милицейская система как работала, так и работает. Сказать, что что-то где-то рухнуло, я не могу. Наоборот, многих грядущие испытания мобилизуют и люди начинают относиться к своим обязанностям с большей ответственностью.

Игорь Алешин уверяет, что разговоры об особой коррумпированности милиции надуманы.

- Наше ведомство единственное из всех силовых структур обнародует преступления, совершенные милиционерами, - говорит он. - Мы стараемся быть открытыми и активно боремся со злом коррупции в наших рядах,  не скрывая наших внутренних проблем. И мы благодарны людям, которые сообщают нам о нарушениях в нашем ведомстве. Но очень непросто работать, когда общество тебя постоянно охаивает. Общество предъявляет к милиционеру повышенные требования, но при этом не задумывается, что правоохранителей не клонируют в специальных лабораториях, как овечку Долли - если бы так было, можно было бы говорить, что клон не удался. Идиоты есть в любой системе, уровень коррумпированности  на  госслужбе везде примерно одинаковый. В милицию идут служить люди, которые живут рядом с нами, которых воспитало это общество. Какое общество - такая и милиция, мы лишь зеркало. Но нам важно, что о нас думают люди, и мы стараемся соответствовать этой планке. Поэтому атмосфера недоверия милиции, на мой взгляд, нагнетается искусственно, для чего - покажет время.  

- Милиционеры вскрывают много фактов коррупции во властных структурах. Насколько непросто расследовать такие преступления?

- Ко мне лично не обращаются, чтобы замять какое-то дело, где замешаны чиновники высокого ранга, - говорит Игорь Викторович. - Но я просто менеджер, которого назначило государство. А вот давление на сотрудников и угрозы были. Ведь мы затрагиваем интересы жулика с высоким статусом, который сидит на мешке с деньгами.  Бывали случаи, когда милиционеров хотели напугать и уничтожали его имущество. В этих случаях мы применяем меры государственной безопасности. Кстати, число выявленных  фактов взяточничества  выросло  за последний год на 40 процентов.

- А как, на ваш взгляд, искоренить коррупцию?

- Совсем искоренить невозможно. Есть страны, где введены жестокие наказания за мздоимство: отрубают руки или расстреливают на стадионе. Но там лишь минимизировали число таких преступлений. Так уж устроена психика человека, что он не может не взять, то, что плохо лежит.

Антонина ЧЕСНОКОВА.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter