Корреспондент под прикрытием: Мы внедрились в избирательную комиссию, чтобы понять, как выборы выглядят изнутри

Корреспондент под прикрытием: Мы внедрились в избирательную комиссию, чтобы понять, как выборы выглядят изнутри

19 сентября 2016, 07:27
Политика
Корреспондент «Медиакорсети» примерил шкуру члена комиссии.

Начнём по порядку. Перед прошлыми выборами мне на почту пришло письмо от одной из общественных организаций, в последствии их признали иностранными агентами. Автор рассылки жаловался на недостаток наблюдателей и членов комиссии, и предлагал занять вакантные места. Любопытство журналиста пересилило, и я ответил на письмо. Через несколько недель, когда я уже забыл про то письмо, позвонили с УИКа и пригласили забрать удостоверение. Приехав, получил бумажку 10 на 15 сантиметров с фотографией и печатью, в ксиве говорилось, что до 2018 года я член участковой комиссии с правом решающего голоса. Листочек был благополучно похоронен на письменном столе, под кипами других бесполезных документов.

В этом году я решил, что пора разнообразить свою жизнь и поработать членом УИК под прикрытием.

Подготовка

Внедрение прошло успешно, теперь я временно неработающий член комиссии с правом решающего голоса. Участок у меня специфический, находится в стенах Республиканской клинической больницы в центре Уфы, голосуют в основном больные, ни один жилой дом за комиссией не закреплён. Так как работает комиссия в основном в день голосования, и открепительные не выдаются, то и дежурить на участке необходимости нет. Первое собрание провели за неделю до дня "Х", познакомились. В составе комиссии 10 женщин, все работники больницы, и двое мужчин, председатель милая женщина преклонных лет, местный библиотекарь. Чуть не забыл, есть ещё один мужчина, заместитель главного врача Эмиль Газизов, именно он принимает все решения.

- А его администрация района назначила ответственным, на каждых выборах назначают, - нисколько не смутившись моего вопроса, ответила председатель Ляйля Амирова.

За неделю до дня голосования, члены УИК ходят по больнице и собирают заявления от желающих проголосовать, в этом году таких набралось 497 человек, из них 283 лежачие, будут голосовать, не вставая с больничной койки. Несмотря на это, комиссия получает две тысячи бюллетеней для голосования за кандидатов в Госдуму, по тысяче на одномандатный округ и список, ещё 50 для голосования в Горсовет Уфы.

Накануне выборов, когда все необходимое получено, начинается оформление помещения для голосования. Нужно расставить столы, урны, кабинки, и развесить информационные плакаты. Ну и самое основное: наклеить на бюллетени марки, подписать и поставить на каждый "мокрую" печать. На это уходит очень много времени, благо член комиссии от ЛДПР Валерий скучать не даёт. Он представляется всем радиотехником и мнит себя целителем.

- Сейчас проверим сколько бюллетеней в этой пачке, - поднимая над ней маятник, говорит Валерий, - в ней 50 листов? - вопрошает он у желтоватого куска металла раскачивающегося над пачкой несколько раз пересчитанных бюллетеней.

Рассказывает он в основном про поезда, видимо находится под впечатлением от недавней поездки в Монголию, где он передавал президенту какие-то секретные документы.

Когда работа подходит к концу, появляется председатель и показывает бумагу из ЦИКа. Одного из кандидатов сняли с гонки по решению верховного суда, в связи с этим нужно вычеркнуть синей ручкой его фамилию из всех списков. Начинаем все сначала.

В субботу участок закрылся поздно.

День голосования

В шесть утра у подъезда уже стоит карета санитарной авиации, которая доставит меня на участок, помимо водителя в ней сидит Ольга, член комиссии, за которой машина заехала до меня. 

Приехав на участок, начинаем опечатывать урны и переносные ящики для голосования. За 15 минут до открытия замечаю, что книги избирателей не прошнурованы и не опечатаны. Председатель говорит, что так и должно быть. 


- У нас есть контрольный экземпляр, он хранится в сейфе. А этот, точно такой же, расформирован для удобства работы.

Так на самом деле работать проще, список один, и в нем не так много фамилий, а членов УИК выдающих бюллетени несколько, и если бы книга была одна, то выдавать бюллетени смог бы лишь один член комиссии.

Но закон есть закон, и я прошу составить акт, через час после того как я написал фактуру акта на листке бумаги (за компьютер меня пустить отказались) документ передают мне в руки с подписями и печатью. 


К началу голосования прибывают наблюдатели, сначала две подруги, работающие на штабы конкурирующих кандидатов, затем девушка из администрации Кировского района без документов и направлений.
 

Основной поток избирателей на участке утром, все стараются успеть исполнить свой долг до обхода врача и начала лечебных процедур. Люди приходят целыми отделениями по 10-15 человек, во главе с заведующим или старшей медсестрой. 



- А что, Кадырова в списке нет что ли? - спрашивает мужчина, остановившийся по пути к кабинкам для голосования и внимательно изучающий бюллетень.

 - У вас партийный бюллетень, по нему за партии голосуют, Кадыров в другом, но вам его получать не положено, - подсказывает одна из членов УИКа. 

Избиратель пытается покинуть участок, со словами "а смысл тогда голосовать", но его настойчиво просят пройти в кабинку и поставить галочку. 

В 11 утра поток иссякает, а я решаю позвонить одному из кандидатов избивающегося по округу, сообщить о не прошитых книгах и проверить, какая будет реакция. В разговоре прошу, если приедет на участок, меня не выдавать. 

Через полчаса начинаются звонки из штаба кандидата, девушка с приятным голосом спрашивает, что случилось, объясняю. Ещё через 15 минут звонит снова и пытается объяснить мне, что нужно подать жалобу, говорю, что составлен акт, подписан председателем, секретарём и мною. Через час звонит и спрашивает на каком я участке.

- Я не могу его найти на сайте ЦИКа, точно 160? Тут по списку идут 159, а за ним сразу 169, - говорит Яна, объясняю ей про временные участки в больницах и на вокзалах, которые почему-то никак не отражены на официальных сайтах. 

Время исправлять ошибки

Видимо Яна готовила жалобу в ЦИК, и у неё получилось. В 13:00 председатель в очередной раз вернулась со второго этажа дома культуры, в котором находится УИК, и её коллеги по больнице забегали. За пять минут единственная книга была прошита и опечатана. После этого на участке наступил полный штиль, в час заходило по одному избирателю. 

Где ваша совесть? 

В 16:30 сидящий неподалёку от меня "ответственный" решил пристыдить меня. 

- Что ж вы, сами член комиссии, а ещё и жалуетесь на своих же коллег, взяли бы и опечатали списки, - попытался пристыдить меня заместитель главного врача. 

Услышав в ответ, что он тоже член комиссии и мог бы меня поддержать в требовании опечатать книги, Газизов начал говорить, что он не член комиссии, а наблюдатель. При этом показывая мне удостоверение члена комиссии с правом совещательного голоса от "Единой России". 

- Мне как ответственному позвонили в 11 часов и сказали, что поступила жалоба, после этого все исправили. Так не делается, молодой человек, - по-отечески сказал ответственный. 

Уведомив его, что в случае неприятностей я готов понести наказание вместе со всей комиссией, пресекаю дальнейшие нравоучения.

С трёх до восьми, члены комиссии бродили по участку без дела, но один всегда находился «на списках», за пять часов проголосовало 8 человек.

В восемь вечера участок закрыли и приступили к подсчёту.

Подсчёт

 - Итак, мы закрываем участок и приступаем к подсчёту голосов, - объявляет Ляйля Хусаиновна.

Далее всё по порядку, пересчитываем и гасим неиспользованные бюллетени, и приступаем к подсчёту переносных урн.

- Перед тем как вскрыть переносные урны, «председатель объявляет число избирателей, проголосовавших вне помещения для голосования с использованием каждого переносного ящика. В случае если количество бюллетеней в ящике для голосования окажется больше чем выдано, все бюллетени в переносной урне признаются недействительными». – Читаю по плакату, воле судьбы оказавшемуся рядом со столом, на который выкладывали содержимое ящиков. Для большей острастки последнее предложение повторил дважды.

По лицу председателя стало ясно, что таких списков никто не готовил. Буквально через минуту, председатель смог озвучить количество выданных бюллетеней. Совпало. Ещё два ящика считали так же, председатель сжимала кулаки, а я до последнего хранил интригу и оглашал число посчитанных мною бюллетеней последним.

Когда дело дошло до стационарных урн для голосования, нервозность в комиссии пропала, спокойно пересчитали количество голосов.

Вновь нравоучения

Когда члены УИК заполнили увеличенные протоколы для голосования, размещённые на стендах перед подсчётом, мне пришлось напомнить про утренний инцидент и попросить внести эту жалобу в протокол.

Тут снова подключился заместитель главного врача Газизов.

- Вы уже испортили всем настроение своим актом, зачем снова напоминаете? Ведите себя как мужчина! - с нескрываемым презрением проговорил местный бай. К разговору о мужских поступках пришлось напомнить ему как женщины двигали столы, а он смотрел, не считая нужным вмешаться, энтузиазма у Эмиля Газизова поубавилось, сразу видно, что человек не привык, что на его претензии отвечают. В очередной раз проиграв «словесную дуэль», заместитель главного врача видимо решил, что лучше молча наблюдать и больше я не услышал от него не слова.

Но тема непрошитых списков всплыла вновь, на этот раз с подачи председателя УИК.

- Мы составили акт, напечатали решение комиссии, но жалобы от вас нет, и это неправильно, - непонятно зачем подняла со дна мачту Титаника Ляйля Хусаиновна.

Предложил подать жалобу сию минуту, ели это поможет им избежать бюрократических проволочек. Через минуту всё было готово.

- Рассматривается жалоба члена комиссии о неопечатанных списках, начала экстренное собрание Амирова, - рассмотрев жалобу мы приняли решение о том, чтобы удовлетворить просьбу и незамедлительно опечатать, и прошнуровать списки.

- Мне копию решения подготовьте пожалуйста, - продолжал гнуть свою линию я, - и время, когда опечатали списки, на часах было 13:00.

Председатель УИК согласилась, видимо не понимая, что подписывает себе приговор.

Мягкий знак

Ляйля Хусаиновна Амирова проработала в библиотеке республиканской клинической больницы имени Куватова много лет. С гордостью рассказывает о 25 тысячах книг, хранящихся в библиотеке, и о тысяче двухсот сотрудниках у которых есть читательские билеты (всего в РКБ трудится примерно две тысячи человек, - прим.).

Не смотря на столь внушительны опыт и множество прочитанных книг, Ляйля Амирова не знает сколько мягких знаков в слове «восемнадцать».

- Лариса, сходи до компьютера проверь, где нужно ставить мягкий знак в слове «восемнадцать», - неожиданно для меня и двух наблюдателей выдала председатель.

Но Лариса не пошла, так как в очередной раз внимание комиссии отвлёк звонок на сотовый телефон Амировой. Когда она вернулась из переговорной на втором этаже здания, вопрос прозвучал вновь, пришлось подсказать. Через минуту пришлось помочь со словом «восемьдесят».

Одновременно с описанной ситуацией, в сети появились сообщения, о том, что в Уфе комиссиям запретили приступать к подсчёту раньше, чем в полночь. На соседних участках изворачивались как могли, часами пили чай, искали шариковые ручки и спорили с наблюдателями. А у нас всё подсчитано было уже в 10 вечера, и мы искали мягкие знаки.

- Вы что издеваетесь, допишите палочку и будет у вас не «е», а «и», - не выдержал я, когда услышал, что придётся в очередной раз переписывать протоколы, из-за того, что секретарь написала «двестЕ» вместо «двести».

Переглянувшись председатель и секретарь, всё-таки согласились со мной, и осталось лишь подписать протоколы и сделать копии мне и наблюдателям. На это ушло ещё около часа, и я покинул участок лишь в 3:20, при том что все бюллетени были подсчитаны и упакованы в 22:00.

Итоги голосования:

Всего на участке проголосовало 536 человек, из них 286 вне помещения, и тридцать девять по открепительным. Испорчено 59 бюллетеней. Ну а победителем на участке можно смело назвать «Единую Россию» получившую 362 голоса, на втором месте - «Коммунистическая партия России» (31 голос) - тут наверняка должны были быть КПРФ, но смекалистый двойник получивший место на лицевой части заветного квитка, отобрал голоса опытных коммунистов, третьи - ЛДПР (26).

От автора: Мне искренне жаль членов комиссии. За то время которое мы провели на одном участке, я несколько раз слышал жалобы на низкие зарплаты и отсутствие выходных. Но этот путь вы выбрали себе сами.

Для юристов: В распоряжении редакции имеются оригиналы всех вышеперечисленных документов, и аудиозаписи всех разговоров приведённых в тексте репортажа. 

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter