Экстремальная половая жизнь превращает мужчину в «гусара»

Экстремальная половая жизнь превращает мужчину в «гусара»

16 марта, 21:09
Политика
Миновали главные праздники, которые по традиции народ отмечает вместе со своими любимыми. 8 марта, 14 и 23 февраля – отличный повод поздравить дорогого тебе человека и дать волю чувствам. Но мало кто задумывается, что как раз сейчас начинается самая горячая пора для… врачей-венерологов. - То, что заболеваемость увеличивается после праздников, после долгих отдыхов, мы подмечаем уже не первый год, - подтверждает дермато-венеролог Республиканского кожвендиспансера Рафаэль Мухамадеев. - Ведь мы отдыхаем в течение года не менее ста дней: в последнее время и новогодние праздники занимают более десяти дней, а потом 14 и 23 февраля, 8 марта.

Праздничный букет болезней

 

В эти дни принято дарить людям цветы, ходить в гости, выпивать, а по истечении инкубационного периода, который длится 3-5 дней при гонорее, 7-10 при трихомонозе и до месяца при сифилисе, народ вынужден обращаться к венерологам.

- Вообще я считаю, что все болезни от нервов: человек не сдерживает эмоций и в результате заражается венерическим заболеванием, - замечает Рафаэль Хазиевич. - Потому я всегда желаю мужчинам дарить любимым женщинам в праздники только красивые цветочные букеты и никогда – букеты из заболеваний. Если вы храните любовь, для вас должно быть близко чувство ответственности, верности.

Заслуженный медработник республики, врач высшей категории Рафаэль Мухамадеев известен и за пределами Башкирии: в книжных магазинах Москвы и Петербурга можно приобрести его книгу «Прописи от венеролога».

- Пенсне, которое вы носите, делает вас очень похожим на Чехова. В нем вы изображены даже на обложке своей книги…

- Это имидж.

- Что подтолкнуло к писательству?

- Хотел донести до своих пациентов и читателей то, что меня интересует и волнует. Вообще я очень ленивый человек, и для меня существуют другие увлечения и хобби: археология, история, дружба с моими друзьями-коллегами. Ну, а в книжку вошли те веселые случаи, истории, которые со мной происходят ежедневно. Я во время приема быстренько делаю пометочку: что человек сказал, как он назвал интимные части тела. А потом эти уникальные случаи складываются в рассказики.

- Афоризмы,  которые приведены в конце книги, рождены клиентами или вы сами их придумали?

- Это все высказывания, которые породила жизнь. Например, «Взялся уж – не будь как муж», «С любимыми не раз старайтесь» или «Граждане, помните: дорога от проститутки домой лежит через венеролога». Я начал собирать эти высказки с давних времен, когда еще преподавал в мединституте. Одна из первых была запись в истории болезни, которую сделал мой студент: «Роды были в срок, ногами вперед». Такой черный юмор венеролога. Буквально на днях пришел пациент и говорит: «Доктор, пожалуйста, помогите: меня беспокоит передняя конечность». Я спрашиваю: «Ну-с, молодой человек, показывайте, что вас беспокоит». А он мне: «Что его показывать, знаете же, что он и болит». Стыдливые люди находят разные термины для определения гениталий.

- Правда, что когда президент Башкирии поздравлял вас со званием заслуженного врача республики, вы со словами «Это должно быть у каждого мужчины» вручили ему свою визитку?

- Я удивлен популярности этой истории и не знаю, радоваться этому или нет. Получилось действительно забавно: после моих награжденных предшественников, которые дарили книги своих стихов, играли на курае, пели, плясали, выхожу я и не нахожу ничего лучше, как залезть в карман, достать визитку и вручить ее с соответствующими словами. Я пришел без подарка, должен был найти выход, и сработала старая КВНовская привычка импровизировать по ходу действия. После вручения я думал, что на работу идти уже незачем. Даже поинтересовался в Минздраве, сохранил ли я свою должность. Но Муртаза Губайдуллович человек с юмором, и он благодарно принял мою визитку как настоящий мужчина.

- У многих людей в республике есть ваша визитка?

- Да. И это хорошо: они должны знать, куда обращаться.

- А где лечатся члены правительства?

- Я думаю, они умные люди и не болеют этими заболеваниями.

- Как с заболеванием сифилисом обстоят дела в республике?

- В Башкирии в 1992 году было два случая на 100 тысяч человек, в 1997 году - 297, а в прошлом году количество заболевших увеличилось до 395 на 100 тысяч. Но в это число входят и другие заболевания: хламидиоз,  аногенитальные бородавки, герпес и ряд других заболеваний, подлежащих регистрации. Сифилисом, к счастью, заболеваемость за прошлый год составила 47 случаев на 100 тысяч человек, по России – около 50. По Приволжскому федеральному округу – около 60. Лидером же по заболеваемости сифилисом на протяжении последних 8-10 лет в России является республика Тыва: 488 случаев на 100 тысяч человек. Мы никогда не занимали лидирующие позиции, и в этом большая роль специалистов, которые без привлечения дополнительных средств в 90-е годы, когда был пик заболеваний, справились за счет резервов, заложенных еще советской системой здравоохранения. В частности, диспансерным методом, который подразумевал активное выявление, лечение и профилактику венерических заболеваний.

 

В СССР сифилиса нет

 

- Конкретные случаю из того времени можете вспомнить?

- Наиболее остро вопрос с заболеванием в 1997 году стоял в Салаватском районе республики. Помню случай, как 16-летняя девочка заразила 18 своих односельчан. Мы специально выехали в район, потому что местному врачу было очень сложно разобраться. Но это еще не самое большое количество больных, заразившихся от одного человека. Девушку мы так и не смогли обследовать. Это трагическая история: ее мама попала в тюрьму за убийство мужа. Дочь была вынуждена выйти на Екатеринбургскую трассу: многие девушки стали подрабатывать именно этим способом. Среди 18 заболевших было трое детей, несколько пожилых людей, потому что они получали пенсию, и были выгодными клиентами. От этой ситуации у нас волосы встали дыбом. До сих пор помню реакцию местного врача дермато-венеролога, у которой было двое детей: она была просто в шоке.

- Было установлено, из-за чего тогда произошел такой резкий всплеск?

- Конечно, наши специалисты неоднократно анализировали эту ситуацию. И основные их выводы такие: произошел крах социально-экономической системы, резко усилилась миграция, локальные войны, появилась проституция: мы перестали бояться этого слова и напрямую заговорили о сифилисе в начале 90-х годов. Кстати, стыдливо замалчивалась вообще такая специальность, как венерология. Нас не допускали к газетам. Когда мы пытались публиковать какие-то заметочки, профессор Елена Александровна Медведева, грозила нам пальцем и говорила: «Пожалуйста, ничего не рассказывайте о заболеваемости и ее катастрофических последствиях: партия нас не простит». Складывалось ощущение, что социалистическое общество сифилисом не болело.

- Подтверждает ли история, что эти болезни связаны именно с переломными этапами?

- Можно вспомнить средние века, когда сифилис начал свое победоносное, триумфальное шествие по Европе. Одна из теорий гласит, что в 1492 году, когда Колумб вернулся из Америки, среди его моряков было много больных сифилисом. Это теория американистов: якобы больные местные жители занимались скотоложством и таким образом передали, активировали инфекцию, которую в Европу перевезли моряки. Буквально за несколько десятилетий беда докатилась до границ России, и уже Иван III опасался этой «французской болезни». Заболевание сифилисом в то время носило разные названия, которые затрагивали национальные интересы разных стран: ее называли «галльской», «турецкой», «итальянской» и «польской» болезнью. Потом было принято название сифилис, которое не затрагивало национальных интересов. В средние века итальянский врач, поэт, писатель Джироламо Фракасторо описал заболевание, протекающее у пастуха по имени Сифилус (сис – свинья, филиа - любовь), который непотребно отзывался о богах, и они его наказали болезнью непотребных органов. Вот это наименование и прижилось. Другое и в свое время весьма распространенное название заболеванию дал Франсуа Рабле, назвав сифилис люэсом (от латинского «зараза»).

- Правда, что Иван Грозный умер от сифилиса?

- Действительно, в костных останках найдено большое количество следов ртути. Это может являться подтверждением, что он страдал этой болезнью. Но я четко знаю, что умирал он в тяжелых мучениях, с большим количеством язв: тело вздулось, и от него исходил крайне неприятный запах. Научно данные на сто процентов пока еще не подтвердились, но, скорее всего, так и было: известно, что у него было большое количество наложниц, а сифилис в то время поражал большие слои населения.

- А теперь о бактериологическом оружии. В годы войны был слух, что русские оставляли на захваченных немцами территориях женщин, больных вензаболеваниями. Вы что-нибудь слышали об этом?

- Это еще один из мифов из советского времени. А вот немцы оставляли на захваченных территориях, в частности, в Польше до десяти процентов женщин. И когда приходили наши бойцы, то отправлялись на лечение, и на полгода мы теряли боевую единицу. В то время именно столько занимало лечение сифилиса.

 

Половая порука

 

- В советские годы больных вензаболеваниями лечили в закрытых спецлечебницах по несколько месяцев. Об этом извещали работодателя пациента. Это было позором на всю оставшуюся жизнь: человеку приходилось даже увольняться. Но это являлось сдерживающим фактором. Сейчас этот процесс является анонимным. Не кажется ли вам, что это способствует распущенности.

- Не согласен. Права человека ни в коей мере не должны нарушаться. Я еще застал эти самые закрытые стационары: когда учился, посещал эти больницы, располагавшиеся на Донского и Севастопольской. И что хорошего? Огороженная территория, по периметру бегают собаки, пост милиционера на входе, колючая проволока, на ночь отделение закрывается. Это больше напоминает пенитенциарную систему, чем учреждение медицины, здравоохранения. А введение кабинетов анонимного обследования и лечения позволило резко повысить выявляемость. Человек утратил страх перед человеком в белом халате, он видит в нем не преследователя, а своего спасителя от этой страшной болезни.  

- То есть, вы за анонимность?

- Да. Ведет к распущенности недостаток воспитания, интерес попробовать новое, познать непознанное. Есть специалисты, как мы их называем, «гусары», которые не один раз переболели гонореей или по два-три раза сифилисом, но не меняют распутного образа жизни. У них в мозгах мы уже ничего не изменим. Они никогда не создадут нормальную семью, потому что нет чувства ответственности за близких, никогда не смогут полюбить по-настоящему.

- У вас есть понятие «постоянный клиент»?

- Недавно один из пациентов кинулся ко мне на шею со словами «Доктор, как я рад, у нас юбилей: мы с вами знакомы уже десять лет». Долго тряс руку и хлопал меня по плечу, после чего я, естественно, побежал мыться. Я говорю: «Так это же плохо: дата говорит о том, что я не могу вас вылечить». Он в ответ: «Нет, просто раз в полгода я прохожу обследования». То, что есть такие мнительные люди, похвально. Чувство самосохранения должно быть присуще каждому. Как мы ходим к стоматологу, так должны посещать и венеролога.

- Врачебная тайна запрещает сообщать родственникам заболевшего об этой беде. Как вы к этому относитесь?

- Действительно, это большая трагедия, и талант врача в том-то и заключается, чтобы обследовать все половые, бытовые контакты, чтобы остановить заболевание на ранних стадиях развития, чтобы не заболели близкие, дети. Недавняя история: барышню девятнадцати лет в июне навестил ее парень, который служил в армии. В ноябре она заразилась сифилисом. И оба сидят у меня на кушетке и рассказывают эту историю. И уже на следующий визит она пришла с синяком под глазом, рыдала. В данном случае ее партнеру повезло: мы успели провести ему   профилактическое лечение, он не заболел, но так вот отомстил за минутную слабость. Это человеческая трагедия: семья теперь никогда не создастся, у них детишек не будет, девушка в шоке. Я помню случаи, когда у нас в Башкирии многие заканчивали жизнь самоубийством в связи с этими трагическими историями. Тогда трагедией считали не только ВИЧ-инфекции, но и заболевание сифилисом. Это сейчас люди привыкли к таким страшным заболеваниям. На самом деле, это действительно страшное заболевание. Один из писателей так сказал об этом недуге: «Нет слов и невозможно выразить пером те страдания, причиняемые больному от этой новой болезни».

- Часто приходится обманывать ради сохранения чьей-то семьи?

- Да, приходится, но я делаю это во благо, а не с какими-то корыстными целями. Но главные задачи остаются выполненными: мы должны убедить пациента установить все бытовые, половые контакты, пригласить на обследование зараженных им людей, чтобы мы обследовали и излечили этих больных.

- Бывает, что врачи приписывают пациенту несуществующую болезнь, чтобы на этом заработать?

- Никогда не поверю, что врачи-лаборанты делали это специально. В случае, если диагноз расходится с вашим мнением, всегда можно перепроверить в альтернативном учреждении государственного профиля. У нас сложилась очень хорошая система: мы все несем юридическую ответственность, и никогда меркантильные интересы не стоят на первом месте. Это Республиканский кожно-венерологический диспансер на Союзной, 37 и Индустриальном шоссе, 42, а также хозрасчетная поликлиника на Революционной, 58, где я тружусь. У нас, кстати, двенадцать врачей, из них шесть – высшей категории, четыре – заслуженные врачи с большим опытом работы. Всегда можно обратиться, мы соберем консилиум. В частной клинике может трудиться один дерматолог, уролог или акушер-гинеколог, потому им бывает сложно справиться с мнением лаборанта, который в силу своей недостаточной компетенции или в результате какой-то ошибки может поставить неправильный диагноз. Всегда можно перепроверить у нас. Люди сами разберутся, к кому обращаться. Если я один раз обманул, ко мне второй раз никто не придет.

 

Авральная любовь

 

- Можно ли назвать презерватив панацеей от всех венболезней?

- Действительно, наилучшим способом предохранения от инфекций, передаваемых половым путем, на сегодняшний день является презерватив. Но даже он в ряде случаев не спасает, и не только потому, что существуют разнообразные виды контактов, когда можно получить инфекцию. Иногда презервативы не выдерживают импульсных, энергичных движений наших башкирских мачо: теряют из-за различных смазок эластичность, повреждаются или рвутся. Но уже в самом презервативе заложена его недостаточная эластичность, хотя он и состоит из двух слоев латекса, в отличие от наших хирургических перчаток с одним слоем.

- Как относитесь к секс-туризму?

- Ужасно. Это к вопросу о гусарах, которые хотят познать непознанное и полюбить датчанку, немку, японку. К секс-туризму отношусь крайне отрицательно, потому что есть ряд заболеваний, которые характерны для нашей территории, мы с ними умеем бороться. А есть тропические заболевания, и названия которых мы иногда не знаем. Не стоит заниматься секс-туризмом.

- Проституцию нужно легализовать?

- Как венеролог и профессионал я категорически против этого. Это социальное зло, с которым нужно бороться всем миром, начиная от школьной скамьи. Только общество может воспитать негативное отношение к этому злу, повысить материальную обеспеченность, избежать нищеты. Это проблема не только сугубо медицинская, но и юридическая, и политическая воля. В царские времена медикам пытались придать карательные функции: в конце 19 века были такие созданы врачебно-полицейские комитеты. Ни к чему хорошему это не привело. В полиции околоточный, городовой взяли под контроль этот бизнес и имели с этого немаленький доход. Известны случаи неповиновения высшим властям, когда у них отобрали эти функции. Кстати, один из основоположников сифилидологии Вениамин Михайлович Тарновский тоже ратовал за легализацию проституции, то есть ее регламентацию, выдачу каких-то паспортов, удостоверений. Но инкубационный период позволял ей заразить много других пациентов. Почему этот вопрос прозвучал на первом съезде дермато-венерологов.

- Опасна ли ваша профессия?

- Да, конечно, потому что мы должны всегда помнить о том, что инфекция передается не только половым путем, но и бытовым, воздушно-капельным. Мы должны предохраняться масками, халатами, противочумными костюмами, соблюдать все гигиенические требования Роспотребнадзора, проводя обязательное кварцевание.

- Кого среди ваших пациентов больше: мужчин или женщин?

- Поровну. Это половозрелые люди, немножко раскрепощенные в поведении, употребляющие алкоголь, некоторые – наркотики, посещающие дискотеки. Музыка – это тоже один из видов дурмана.

- Стоматологи узнают своих пациентов по тому, как они улыбаются им на улице, а вы?

- По их крикам «Здравствуй, док!». Недавно пришел в автосервис, где меня все знают: я много лет лечу там свои машины. Вдруг из очереди выбегает мой пациент и говорит: «Доктор, я к вам завтра должен прийти!». Я ему говорю: «Ну, вы так громко-то не кричите, меня ж тут все знают». И, естественно, все гомерически хохочут. При встрече с новыми знакомыми я стараюсь тоже стыдливо умолчать свою профессию, так как венерологу слава не к лицу. Точно так же ведут себя бизнесмены, менеджеры высшего звена, директора, начальники.

- Как относитесь к идее ликвидации института дермато-венерологов и передачи ваших функций участковым терапевтам?

- Крайне отрицательно. К сожалению, врачи общей практики никогда не владеют знаниями хорошего дерматолога. Сегодня вырастить в России земских врачей невозможно: мы далеко отошли от этих позиций. Хороший врач зреет три-пять и более лет. Существует две тысячи синдромов на заболевания кожи и подкожной клетчатки, а также заболеваний, передающихся половым путем. Выучить все это врачу общей практики очень тяжело. У нас еще лечат бабушки, экстрасенсы и другие шарлатаны, которые находят хламидии в головном мозге. Появилось очень много людей, которые зарабатывают на этом себе на жизнь. Потому пусть наша специальность остается всегда.

Азамат АЛЬМУХАМЕТОВ.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter