Осужденный милиционер расстался с должностью чиновника «из-за маленькой зарплаты»

Осужденный милиционер расстался с должностью чиновника «из-за маленькой зарплаты»

15 августа 2010, 23:59
Политика
Недолго проработал в статусе вице-мэра Благовещенска бывший начальник местного ГРОВД 44-летний Ильдар Рамазанов. После того, как подполковника приговорили за руководство спецоперацией, получившей название «благовещенская зачистка» к пяти с половиной годам лишения свободы условно и он уволился из органов внутренних дел на пенсию по выслуге лет, экс-милиционера пригласили работать в мэрию пострадавшего города. Г-н Рамазанов согласился с лестным предложением занять должность заместителя главы райадминистрации по общим вопросам и работать с обращениями граждан.

По словам подполковника в этом назначении он не видел ничего странного, потому что «в городе многие хорошо меня знают и хорошо ко мне относятся». Однако в прокуратуре сочли появление нового чиновника в местной мэрии кощунством, тем более, что районный суд Благовещенска, признавший Ильдара Рамазанова виновным в превышении должностных полномочий, запретил осужденному в течение трех лет занимать государственные посты. Сам г-н Рамазанов решил, что этот запрет к муниципальной службе отношения не имеет.

- В городе все со мной здороваются, и на прием приходит со своими проблемами масса людей, - поделился он с нашим изданием. 

Как сообщила «МКС» помощник прокурора Башкирии Любовь Трофимова, надзорное ведомство РБ внесло на имя главы района Анфаса Нуртдинова представление, потребовав немедленно расстаться со служащим, осужденного за должностное преступление. Назначение Ильдара Рамазанова на пост вице-мэра противоречит закону «О муниципальной службе» и глава Благовещенска не стал спорить с надзорным ведомством, «устранив нарушение» и уволив бывшего милиционера.  

Между тем, Благовещенск стал поистине роковым городом для Ильдара Рамазанова. Он занял должность руководителя ГРОВД за три месяца до скандальной «зачистки», переведясь в Благовещенск с поста начальника штаба Кировского РУВД Уфы, и ездил на работу каждый день из столицы Башкирии. Перевод уфимского спеца понадобился потому, что в городе в 2004 году была сложная криминогенная обстановка - число грабежей увеличилось на 50 процентов, а хулиганств и разбоев в три раза. Прежний начальник с преступностью не справился, и его уволили. ОМОН приехал в населенный пункт после того, как местные бизнесмены напали на троих милиционеров. 

Решение о проведении в городе в декабре 2005 года спецоперации принимал тогдашний замминистра внутренних дел РБ Анатолий Смирнов, а разрешение на «спецмероприятие» давал тогдашний прокурор Башкирии Михаил Зелепукин. Зелепукин уже не работает в надзорном ведомстве, а Смирнов – в правоохранительных органах, а за страдания местных жителей ответили стрелочники – прокурор Благовещенска потерял должность, а глава милиции Ильдар Рамазанов оказался под судом, который длился пять лет! Обвинительное заключение состояло из трех томов по 300 страниц каждый. Дело несколько раз возвращали на доследование в надзорное ведомство, а сам судебный процесс сопровождали скандалы – например, было установлено, что муж судьи Татьяны Писаревой задерживался в нетрезвом виде во время «спецоперации» и адвокаты потребовали отвода заинтересованной в исходе дела служительницы Фемиды. Но г-жа Писарева отвода сама себе не дала, заявив, что с супругом находится в разводе. Но после очередного возвращения дела в прокуратуру, дело оканчивали уже другие судьи, по мнению адвокатов стражей порядка больше ориентируясь на общественный резонанс, чем не реальные обстоятельства произошедшего.  

Пока шло следствие и суды, 28 потерпевших загремели за решетку за различные преступления от краж до убийств и изнасилований. На процессе они свидетельствовали против милиционеров из охраняемой клетки. Остальные пострадавшие попросту не являлись на процесс и их доставляли с помощью судебных приставов, большая часть не помнила подробностей происшествия, так как находилась в нетрезвом состоянии. Было много спекуляций на этой теме – и самих милиционеров, и правозащитников, и пострадавших, желавших заработать на скандале деньги.  

Вина Ильдара Рамазанова заключалась в том, что он не пресек действия своих подчиненных, несколько раз ударивших задержанных резиновой дубинкой. В прокуратуре, готовившей обвинительное заключение, посчитали, что «никто не вправе унижать людей и лупить их резиновой дубинкой по незащищенным частям тела». 

После того, как для всех милиционеров-стрелочников прозвучали условные приговоры – некоторые даже не стали их обжаловать, посчитав, что им сказочно повезло. Процесс широко освещался в прессе и «демократические силы» страны называли подсудимых «извергами» и «фашистами», так что все они ожидали, что попадут надолго за решетку. 

Кассационная инстанция в 2010 году оставила приговор в силе и для г-на Рамазанова, и Ильдар Ильгизович вздохнул спокойно не потому, что получил условный срок, а потому, что «эта нервотрепка, наконец, закончилась». Все время, пока длился судебный процесс, полковник продолжал работать в МВД, но было понятно, что карьера уже уничтожена. Как только появился обвинительный приговор – милиционер вынужден был уйти на пенсию. Но и его повторное возвращение в город в ранге муниципального чиновника закончилось скандалом – прокурора опротестовала его назначение в связи с существующим решением суда, и как утверждает г-жа Кучина, «рассмотрено и удовлетворено - Рамазанов от занимаемой должности освобожден и с муниципальной службы уволен».

По словам же адвоката Рамазанова Алексея Зеликмана, с поста вице-мэра Благовещенска его клиент ушел сам «потому что устал мотаться в город из Уфы, и его не устраивала маленькая зарплата». Сегодня Ильдар Ильгизович работает в одной из частных фирм и готовит материалы для обжалования судебного решения в надзорную инстанцию и в Европейский суд по правам человека. 

Профилактические милицейские рейды для поддержания порядка в проблемных населенных пунктах, каковым являлся и Благовещенск, - это нормальная практика для правоохранительных органов многих стран. На этот счет есть специальные служебные наставления и инструкции. Суд должен был ответить на вопрос, «перегнули» ли милиционеры в служебном рвении резиновую палку, но на наш взгляд, общественность так и не получила ответа.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter