Что-то стало голодать, не пора ли нам властям поддать?

Что-то стало голодать, не пора ли нам властям поддать?

Что-то стало голодать, не пора ли нам властям поддать?

12 апреля 2015, 23:06
Политика
Весьма оригинально отреагировали башкирские блогеры на, как они заявляют, «ставшую сегодня модной тему голодовки», сняв веселые музыкальные видеоролики о пользе и вреде отказа от пищи. Энтузиасты опросили на улицах уфимцев, пытаясь выяснить, как они относятся к тем, кто в качестве протеста выбирает голодовку. Кто из прохожих считает экстремалов «дураками», а голодовку – «беспонтовой и вообще ни о чем», а кто-то соглашается, что голодовка – один из методов добиться своего, в случае, например, «если в школе поставили неправильную оценку».

Поводом для видеорепортажей стали сразу две голодовки, объявленные в Башкирии – в Уфе отказались от пищи медики одной из подстанций скорой помощи, а в Стерлитамаке – дольщики фирмы «Башстрой». Причем и те, и другие, выбирая столь радикальные методы влияния на власть, сами не до конца понимают, чего хотят добиться.

Так, голодовка работников Орджоникидзевской подстанции скорой помощи, объявленная в Уфе три недели назад, по мнению замминистра здравоохранения РБ Руслана Валеева, объясняется «личностным конфликтом». Напомним, сначала отказалась от пищи отказалась заведующая подстанции Светлана Юсупова, протестуя против того, что ее лишили ставки практикующего врача, которую она совмещала с зарплатой руководителя подразделения. А потом в конфликт начальница втянула 11 подчинённых, которые также объявили себя голодающими. Сначала врачи-протестанты требовали повышения зарплат, а когда выяснилось, что участники акции получают деньги, намного превышающие среднереспубликанское жалование, захотели, чтобы им аннулировали якобы незаконно объявленные выговоры. После того, как стало известно, какой заработок имеют г-жа Юсупова и сотоварищи, у публики поубавилось сочувствия к медикам, отстаивающих свои убеждения.

А в прокуратуре Кировского района Уфы посчитали требования медработников необоснованными, решив, что «вопросы о возможной дискриминации в труде являются исключительно индивидуальными трудовыми спорами и их разрешение подведомственно рассмотрению непосредственно в судебном порядке». В надзорном ведомстве указали, что «ни один из работников станции скорой помощи не пожаловался в суд, обращений в прокуратуру района также не поступало», то есть голодающие не использовали законных методов для того, чтобы добиться желаемого.

Интересно, что сегодня голодающие врачи признают, что делают себе инъекции глюкозы, а значит то, чем они занимаются, нельзя назвать голодовкой – скорее, «разгрузочными» днями. Да и само понятие голодовки, как крайней меры, они существенно дискредитировали.

Не менее странно выглядит и протестная акция голодающих в Стерлитамаке. В свое время называющие себя обманутыми дольщиками купили у фирмы «Башстрой» квартиры в несуществующих домах по ценам, намного ниже рыночных, а вместо договоров долевого участия, которые по закону обязательно регистрируются в Росреестре, подписали какие-то бумаги, называющиеся «предварительными». Сегодня «Башстрой» банкротится, а ее владелец Радик Кайгулов находится под арестом. В Стерлитамаке уже появились уфимские юристы, специализирующиеся на банкротстве и проблемах обманутых дольщиков, устраивавшие многочисленные акции протеста в столице Башкирии. Понятно, что эти законники бесплатно не работают и заставляя дольщиков митинговать, добиваются каких-то своих целей, например, влияния на процедуру несостоятельности и под шумок получения недвижимости для себя лично. Да и сама голодовка «дольщиков» тоже выглядит странно. Люди отказываются от медицинской помощи, от необходимых анализов, потому что… состав участников акции меняется практически каждый день. Так, 12 марта «голодали» Рашит Байбульдин, Михаил Никитин, семьи Уразбахтиных и Крючковых. А пять дней спустя вместо них протестовали Зифа Аллабердина, Гульфия Аминова, Галия Ариткулова, Любовь Константинова, Эльвира Тимербаева и Раян Ризванов.

Почему люди, попавшие, может быть, и в непростые житейские ситуации, так легко выбирают экстремальные меры и не используют свое право добиться желаемого законным путем? Потому что власти весьма болезненно реагируют на подобные провокации и готовы идти на уступки шантажистам.

Так, к Светлане Юсуповой, обиженной, что ее лишили ставки практикующего врача, потому что она и так получает зарплату заведующей подстанции, ходили на поклон все чиновники башкирской и даже российской здравоохранительной сферы, уговаривая женщину не мучить себя отказом от пищи. А теперь дама требует, чтобы к ней пришел сам глава республики Рустэм Хамитов. Много ли людей, оказавшись в ситуации трудового спора, удостаивались такой чести?

Заставить власти шевелиться надеются и стерлитамакские голодающие – им кажется, что за решение о рискованной сделке, которую они принимали лично, должно расплачиваться государство. Но ведь, когда они вкладывались в сомнительный инвестиционный проект, а в администрации Стерлитамака их предупреждали, что фирма «Башстрой» не имеет разрешения на строительство – мэрия города уже достраивала два дома, брошенные Радиком Кайгуловым, люди только отмахивались. А теперь уверены, что власти обязаны в ущерб другим жителям города достроить их жилища. 

По словам стерлитамакского градоначальника Алексея Изотова, городской бюджет составляет всего 4 млрд рублей и 90 процентов средств из казны тратится на социальные обязательства и зарплату врачам и учителям. А оставшиеся не слишком большие деньги уходят на благоустройство города, транспорт и другие обязательства мэрии перед горожанами. А потому муниципалитет не может себе позволить «достраивать дом за счет других жителей Стерлитамака».

Но пока власти «ведутся» на шантаж, люди будут выбирать экстремальные способы привлечения внимания к своим проблемам, потому что, как капризные дети, сразу получают желаемое. А вокруг любого такого «кипиша» всегда будут деляги, зарабатывающие на чужих проблемах влияние или деньги.

И, если так дальше пойдет, то такая вроде бы серьезная акция протеста, как голодовка, которую вообще-то используют как последнюю меру в безысходной ситуации, будет применяться в совсем абсурдных случаях, таких, как протест против плохой погоды, или – «плохих отметок в школе».

  

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter