МЕНТальный синдром. Слушания «благовещенского дела» растянутся еще на несколько лет?

МЕНТальный синдром. Слушания «благовещенского дела» растянутся еще на несколько лет?

МЕНТальный синдром. Слушания «благовещенского дела» растянутся еще на несколько лет?

9 ноября 2008, 23:42
Политика
В благовещенском районном суде началось рассмотрение уголовного дела, возбужденного против высокопоставленных милиционеров – бывшего начальника райотдела Ильдара Рамазанова (сейчас перешел в аппарат министерства внутренних дел), его заместителя Олега Мирзина, заместителя командира первой оперативной роты ОМОН МВД по РБ Олега Соколова. Высокопоставленных правоохранителей обвиняют в превышении должностных полномочий во время проведения милицейской профилактической спецоперации в декабре 2004 года, когда пострадали местные жители – 13 человек получили телесные повреждения, а свыше 300 принудительно доставили в ГРОВД и насильно дактилоскопировали, унизив их достоинство. Разбирательства длятся не один год, районный суд уже осудил рядовых стражей порядка и вот теперь за унижения граждан должны ответить перед законом милицейские начальники.

Напомним, профилактическая операция, спровоцированная дракой местных бизнесменов со стражами порядка и призванная приструнить распоясавшийся криминалитет, обернулась громким скандалом, растиражированным правозащитниками на всю страну. 17 бойцов ОМОНа, по мнению руководства МВД и прокуратуры, превысили свои полномочия, но остались безнаказанными, потому что действовали в масках. На скамье подсудимых оказалось практически весь Благовещенский ГРОВД. В прокуратуре, готовившей обвинительное заключение, посчитали, что «никто не вправе унижать людей и лупить их резиновой дубинкой по незащищенным частям тела».

Получили по три года условно с запретом занимать милицейские должности дознаватель Благовещенского ГРОВД Альберт Султанов и участковый Василий Жуков, скрывавшие заявления пострадавших. Бывший заместитель начальника отделения уголовного розыска Благовещенского ГРОВД Олег Шапеев приговорен к одному условному году лишения свободы, а исполнявший во время спецоперации обязанности начальника отделения милиции села Удельные Дуванеи Виль Хамадинов получил три года и два месяца лишения свободы условно. К трехлетним условным срокам приговорили милиционера-кинолога 36-летнего Сергея Фомина и старшину тылового обеспечения Юрия Головина.

Бывшие стражи порядка восприняли приговоры с облегчением, даже не пожелав их обжаловать — экс-милиционеры после шумихи с привлечением международных институтов готовились к длительному тюремному заключению.

В октябре Верховный суд Башкирии оставил без изменений приговор, вынесенный бывшему оперуполномоченному Благовещенского ГРОВД 24-летнему Айдару Гильванову. Парня, единственного из всех привлеченных к ответственности милиционеров отправили на зону на четыре года.  И то, потому что суд посчитал доказанным, что молодой человек дважды ударил резиновой дубинкой задержанного, против остальных таких доказательств не нашлось. Юноша за эти два удара расплатился сполна – Айдар, кстати, самый младший по возрасту, занимаемой должности и званию из всех обвиняемых, провел пять месяцев за решеткой еще до начала суда. В должности оперуполномоченного Гильванов работал всего два месяца, приехал в Благовещенск из Аскинского района Башкирии. Родители Гильванова, сын которых был единственным кормильцем в семье, продали корову и дом, чтобы выручить попавшего в беду родственника, но не преуспели.

- Оставить моего подзащитного под стражей чисто конъюнктурное решение, - уверен адвокат Ирек Фазлыахметов. - За решетку отправили самого молодого, и самого малоопытного из всех обвиняемых, которого явно назначили козлом отпущения.

Кстати, иностранные корреспонденты, побывав в башкирском Благовещенске, в 2005 году не нашли в происходящем ничего сенсационного: «полиция для того и создана, чтобы пресекать преступность».

И действительно. Профилактические милицейские рейды для поддержания порядка в проблемных регионах, каковым являлся и Благовещенск, - это нормальная практика для правоохранительных органов многих стран. На этот счет есть специальные служебные наставления и инструкции.

В Благовещенске милиционеры все-таки перегнули палку? Или все-таки излишне шумным оказалось общественное мнение? На этот вопрос и призван ответить суд.

Подполковник Рамазанов был переведен из Кировского райуправления Уфы, где занимал спокойную должность начальника штаба в руководители Благовещенского ГРОВД, для того, чтобы улучшить в провинциальном городке криминогенную обстановку. Прежний начальник с преступностью не справился, и его уволили. Ильдар Рамазанов просидел в новом кресле три месяца, как грянула «благовещенская операция», получившая столь громкую огласку. А, по мнению подполковника, иначе поставить на место распоясавшийся в городке криминалитет было невозможно. 

Жители города, измученные привлечением широкой общественности к их жизни, в годовщину происшедшего устроили обструкцию приехавшим сюда правозащитникам, облив одного из них майонезом. А экс-координатор регионального движения "За права человека" Вячеслав Бикбулатов обвинил своих коллег в корысти и зарабатывании на скандале денег, назвав непомерные суммы в долларовом эквиваленте, которые выбивали борцы за права человека от международных фондов и получали журналисты, с «нужной» точки зрения освещавшие скандал. Также Бикбулатов утверждал, что с пострадавшими правозащитники заключали контракты на участие в деле, отказ потерпевших от своих показаний наказывался штрафом, в бумаге оговаривались и возможные доходы по гражданским искам, на большую часть которых рассчитывала правозащитная организация. Этот скандал длится до сих пор и башкирские борцы за права человека требуют лишить должности руководителя движения Льва Пономарева, «поставившего правозащитную деятельность на коммерческие рельсы». 

По данным следствия, во время «благовещенской зачистки» пострадало 347 человек. Судья удовлетворил ходатайство адвокатов обвиняемых о вызове всех потерпевших на процесс, чтобы не нарушать их права. Однако на заседании, состоявшемся в минувший четверг, появился лишь один пострадавший.

«Я не знаю, почему потерпевшие не являются давать показания, - говорит защитник Ильдара Рамазанова Алексей Зеликман. – Все они получили повестки, но даже судебные приставы не могут обеспечить их явку. Такими темпами мы будем рассматривать это дело в течение долгих лет».

А может быть, пострадавшие уже и не считают, что их достоинство унижено и оскорблено, потому и не являются на судебные заседания? С момента происшествия прошло почти четыре года, горячая тема для журналистов успела остыть, у правозащитников появились другие интересы. 

Любопытно, что один из потерпевших Андрей Луговой, осужденный год назад за кражу и сейчас отбывающий наказание, как раз выразил желание поприсутствовать на процессе и хоть немного отдохнуть от серых лагерных будней, однако его показаний не оказалось в обвинительном заключении, а значит, он не является пострадавшим. И поездка заключенного в родной город под конвоем сорвалась.

Но ошибки в обвинительном заключении, которое составляет три тома по 300 страниц каждый, вполне извинительны. Только на зачитывание этого документа в суде ушло несколько дней.

Кстати, пока шло следствие и суды, 28 потерпевших загремели за решетку за различные преступления от краж до убийств и изнасилований. На процессе они будут свидетельствовать против милиционеров из охраняемой клетки, в то время как подсудимые в погонах – Ильдар Рамазанов, Олег Мирзин и Олег Соколов станут их слушать на обычных скамьях. 

Интересно, что в послужном списке майора милиции Олега Соколова и штурм Грозного зимой 2000-го года и «зачистка» Благовещенска зимой 2004-го. И то, и другое – в целях восстановления конституционного порядка и защиты Отечества. За Чечню Соколов получил медали «За отвагу», «За отличие в службе», «За отличие в борьбе с преступностью», «За отличие в охране общественного порядка», за Благовещенск – оскорбления и обвинения.

- Мне не в чем оправдываться, я не совершил ничего противозаконного, - говорит он. – Сразу же, как только начался шум вокруг Благовещенска, меня отстранили от должности. То есть признали мою вину еще до решения суда.

Впрочем, когда бы ни закончилось рассмотрение скандального дела, решение по нему будет принято компромиссное - ведь уже сейчас понятно, что большая часть обвинений, предъявленных обычным милиционерам, была сделана под нажимом заинтересованных правозащитников. Хотя в приговорах, вынесенных ранее, судья отмечает, что незаконная доставка граждан в здание вытрезвителя, ставшего «фильтрационным пунктом», производилась «в массовом порядке по указанию начальника ГРОВД». То есть судьи для себя уже определили степень вины руководителя городского и районного отделения внутренних дел Ильдара Рамазанова. И, надо полагать, что и остальные приговоры и против милицейского начальства не будут оправдательными.  

Сергей ЛЕСУНОВ.  

 

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter