Испытание «нецензурной» пьесой выдержали не все зрители и актеры (фото, видео)

Испытание «нецензурной» пьесой выдержали не все зрители и актеры (фото, видео)

Испытание «нецензурной» пьесой выдержали не все зрители и актеры (фото, видео)

2 мая 2011, 20:27
Культура
Молодая труппа «Содружество актеров Уфы» отважилась выйти на уфимскую сцену со скандально известной пьесой «Монологи вагины». Казалось, что спектакль и вовсе не состоится: новость о постановке бойкотировали практически все СМИ столицы Башкирии, посчитав всемирно известную пьесу непристойной и чуть ли не порнографической. Испытание вагиной с трудом выдержали и в самой труппе: одна из актрис чуть не покинула проект, у других участников постановки испортились отношения в семье. Сама же премьера больше напоминала полулегальную сектантскую мессу, на которой близкие по духу люди поклоняются вагине, хором скандируя непотребное слово.

Поговори хоть ты со мной

 

Трудно представить, чтобы за пьесу Ив Энцлер взялись академические театры столицы Башкирии – эта шальная мысль могла прийти только в юные головы. Неслучайно, большинство участников постановки окончили театральный факультет Уфимский академии искусств имени Исмагилова лишь два года назад. Чтобы не шокировать публику, авторы нового театрального проекта решили озаглавить постановку «Монологи V», обозначив медицинский термин одной лишь буквой, правда, в английской транскрипции. Между тем с латинского запретное слово переводится очень даже безобидно - «ножны» или «футляр».

Спектакль-откровение «Монологи V» - это дебютная работа недавнего выпускника УГАИ Алексея Трунова. На сцену вышли Людмила Азнаева, Анна Бурмистрова, но самое примечательное, что одну из ролей исполнила вовсе даже не дама, а бывший сокурсник новоявленного режиссера Иван Трифонов, известный уфимским меломанам по участию в группе «Ухо радуется». Так экспериментировать с пьесой не отваживался еще ни один постановщик, а уфимцы рискнули.

Надо отметить, что актеры оказались в солидной компании коллег: в спектаклях «Монологи вагины» были задействованы Кейт Бланшет, Шерлин Озборн, Гленн Клоуз, Вайнона Райдер, Вупи Голдберг, Джейн Фонда, Мерил Стрип, Наоми Кэмпбелл, Брук Шилдс, Опра Уинфри и целый ряд других участниц «вагинального хора».

Автор пьесы Ив Энцлер опросила множество женщин об их взаимоотношениях с вагиной, услышала массу трепетных историй о потере девственности, о лесбийском опыте, о том, как извращенны бывают мужья. Эти откровенные монологи об интимной жизни Ив Энцлер и представила в качестве пьесы. Все женщины к тому же должны были ответить на ряд стандартных вопросов: «чем пахнет вагина?», «что бы надела ваша вагина, если б была женщиной?», «что бы она сказала, если бы смогла говорить?». Калейдоскоп ответов получился феерическим.

- В такой авангардной постановке мне участвовать еще не приходилось, - отмечает Анна Бурмистрова. - Но проблемы, о которых здесь говорится, были затронуты в других спектаклях. Конечно, не так откровенно. Это в первую очередь спектакль о женщине: в пьесе нет ничего пошлого. Я уверена, что в зале нашлись дамы, которым хотя бы один из монологов был близок, ведь у всех женщин проблемы аналогичные.

Представить «Монологи» на сцене совсем не просто. По большому счету – это и не пьеса вовсе, а текст публициста Энцлер. Потому спектакль стал не столько культурным, сколько социальным явлением. Пять лет назад первый в России спектакль поставили в Питере. Постановка успела побывать во многих российских городах - Екатеринбурге, Новосибирске, Самаре, Саратове, Волгограде, но гастроль в столице Башкирии не состоялась – спектакль с провокационным названием в Уфе показать не дали. Зато теперь у нас есть свои «Монологи».

 

Между нами, девочками

 

К слову сказать, питерский спектакль критика восприняла совсем не благожелательно, посчитав материал слишком западным, не способным стать хитом у нас. У уфимского режиссера Алексея Трунова спектакль получился, если так можно выразиться, слишком авторским и очень национально-колоритным. Один из монологов Анна Бурмистрова произносит с нарочитым «аксентом» от лица девушки, условно названной авторами постановки Миляушой. И такая вольность совсем не выглядела неполиткорректной или пошлой. Постановщик также осмелился заменить малоизвестного молодежи американского актера Берта Рейнольдса, который упоминается в одном из монологов, на стопроцентно узнаваемого отечественной публикой Юрия Гагарина.  

Более того, г-н Трунов отважился ввести в действие своего персонажа – безмолвного Идеального Мужчину, роль которого исполнил один из уфимских стриптизеров. К слову сказать, он же и открыл спектакль привычным для клубной публики эротическим танцем. Другая находка уфимского постановщика - одну из женских ролей доверить актеру театра «Перспектива» Ивану Трифонову. Обрядить мужика в дамский наряд на потребу публике - вариант всегда беспроигрышный, но велик риск уйти в неподобающее случаю комикование. Изображая заводную пампушечку, эдакую тетку Чарлей из Бразилии, поначалу Иван перетягивал одеяло зрительского внимания на себя. Но вскоре зритель и думать забыл о половой принадлежности брутального фронтмэна группы «Ухо радуется»: монологи из его уст звучали не менее убедительнее, чем у товарок по сцене. Более того, участие в спектакле Ивана Трифонова очень заметно снизило градус феминистского пафоса, от чего уфимская версия пьесы только выиграла. 

Актеры говорили от лица совсем молоденьких девочек, древних старух, энтузиасток сексуального фронта, убежденных пуританок. Вот история про мужа, который требовал от жены выбривать лобок, вот рассказ об изнасилованной женщине, о девочке, познавшей прелести лесбийской любви.

Людмиле Азнаевой достался самый скандальный отрывок, когда актриса требует зал скандировать вслед за ней «пиз…а» - попытка реабилитации срамного слова в Уфе прошла успешно. Хотя кто-то из зрителей, испытав культурный шок, удалился, демонстративно стуча каблуками.

Удивительно, что спектакль вообще состоялся: по большому счету постановка появилась не благодаря, а вопреки. Интернет-анонс «Монологов» вызвал волну гнева особо ретивых блюстителей нравственности. «Искусство упало ниже плинтуса», «следующим спектаклем будут диалоги с пенисом», «а где Чехов и Достоевский?» - возмущались одни. Но нашлись и такие, которые называли постановку «шагом вперед в развитии искусства Башкирии, которая завязла в национальных устоях», а другие молодые уфимки изъявили желание «прийти на спектакль с мамой».  

 

На переднем крае

 

Интересно, что испытание вагиной не смогли пройти не только некоторые зрители, но и сами актеры. Например, одна из исполнительниц неожиданно решила сойти с репетиционной дистанции, причем, когда до премьеры оставалась всего неделя. Оказалось, что в семье актрисы случилась настоящая драма: супруг, ознакомившись с текстом пьесы, закатил благоверной скандал и чуть ли не шантажом принудил ее отказаться от порочащей ее роли. Благо, что дама оказалась совестливой – не стала подводить коллег, поставив под удар собственный брак. Но ситуация разрешилась благополучно: семья уцелела, а супруг сменил гнев на милость, отважившись оценить работу любимой на премьере. Дали трещину и отношения в семье режиссера: родственники постановщика посчитали постановку позорящей их честь и бойкотировали премьеру.

Но творческая группа спектакля ставили целью вовсе не эпатировать или шокировать публику, а представить зрителям одну из лучших современных пьес.  

Однако постановка получилась по-настоящему андеграундной: сложно было избавиться от ощущения, что народ собрался на какую-то запретную сектантскую мессу, куда и приходить-то небезопасно. Аншлаг спектаклю обеспечили молодые уфимцы, которых откровенные монологи не способны были ввести в ступор. Хотя на премьере были замечены и именитые персоны, представляющие местную культуру и искусство. Постановкой не побрезговали театральный критик Илюзя Капкаева, актер и телеведущий Александр Кузьменко, прима русской драмы Татьяна Макрушина и актер того же театра Рустем Гайсин, студенты режиссерских и актерских курсов академии искусств.

Интересно, что новость о готовящейся премьере проигнорировали практически все уфимские издания, неожиданно вспомнив о самоцензуре – для большинства СМИ спектакль оказался неформатным.

Спектакль не посчитала событием и башкирская редакция канала «Культура», отказавшись делать сюжет о пьесе с «нецензурным текстом». 

Между тем журналисты «Культуры» еще пять лет назад имели смелость рассказать о благотворительном проекте известных американских актрис Джейн Фонды и Сэльмы Хайек. Дамы со спектаклем «Монологи вагины» объездили 80 стран. Все средства от спектаклей поступили в помощь женщинам из города Хуарез на мексикано-американской границе, погибающим из-за высокого уровня преступности.

Премьера же пьесы состоялась в одном из Off-Broadway театров Нью-Йорка в 1996 году, где в течение некоторого времени Ив Энцлер сама исполняла бережно собранные ею «Монологи». Спектакль стал одним из самых громких и обсуждаемых событий театрального мира. С тех пор пьеса была переведена на 30 языков, а постановки «Монологов вагины» разошлись по разным городам в 53 странах мира, наконец, докатившись и до Уфы.

Ильсияр РАХМАТУЛЛИНА.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter