Posted 5 декабря 2022, 05:38

Published 5 декабря 2022, 05:38

Modified 5 декабря 2022, 05:43

Updated 5 декабря 2022, 05:43

Как 88-летняя пенсионерка из Уфы потеряла жилье подписав договор с экс-росгвардейцем

5 декабря 2022, 05:38
Фото: 1MI
Женщина оформила договор дарения мужчине, который ранее снимал у нее комнату. Но подписывая договор дарения пенсионерка была уверена, что это договор ренты. Теперь она пытается все исправить.

В Уфе 88-летняя Мария В. более года сдавала комнату экс-сотруднику Росгвардии Вячеславу В., а после эту самую квартиру ему «подарила» — подписала на его имя договор дарения. Но спустя время она поняла, что подписала совсем другой документ, ведь она хотела заключить договор ренты, согласно которому Вячеслав осуществлял бы за ней уход, а квартира досталась бы ему только после ее смерти — до того момента полноправной владелицей жилплощади являлась бы она сама. Однако оказалось все совсем иначе.

Договор дарения был подписан 2 июня этого года и, как следует из искового заявления в суд (копия документа имеется в распоряжении редакции — прим. ред.), узнала Мария В. о том какой именно документ подписала только 9 июня непосредственно при получении договора.

Сам документ, со слов представляющего интересы женщины юриста, был составлен непосредственно одаряемым, женщина в этом не принимала никакого участия. Кроме того якобы за оформлением договора дарения не обращались и к нотариусу, вся сделка прошла через МФЦ, где не проверяется законность, обоснованность договора и реальное волеизъявление сторон.

После того, как пенсионерка поняла какой именно договор был заключен, она якобы обратилась к Вячеславу с просьбой его расторгнуть и вернуть жилье ей в собственность, на что получила отказ. Юрист подчеркивает, что за весь период взаимодействия ответчика с истцом нет никаких доказательств того, что он осуществлял за ней уход.

Теперь же 88-летняя пенсионерка обратилась в суд с просьбой признать недействительным договор дарения на основании того, что она была введена в заблуждение своим квартирантом.

— Я заблуждалась относительно природы заключаемого договора, так как не имела намерения дарить Жилое помещение и желала, чтобы ответчик проживал у меня и заботился обо мне. То, что данные документы являются договором дарения и, что я больше не буду являться собственником жилого помещения не осознавала, — говорится в исковом заявлении.

О том, что подписанный договор не отвечает интересам женщины отмечается и в исковом заявлении, так как в результате данной сделки 88-летняя пенсионерка лишается права собственности на единственное жилое помещение.

— Я полагала, что право собственности на квартиру перейдет ответчику только после моей смерти, а до этого, я сохраню право пользования и распоряжения жилым помещением в полном объеме, — подчеркивается в исковом заявлении.

Вторая сторона конфликта

На исковое заявление адвокат Вячеслава В. направил возражение, в котором просит суд отказать в исковых требованиях 88-летней пенсионерки. Так, в возражении (имеется в распоряжении редакции — прим. ред.) оспаривается заявление о том, что, женщина была введена в заблуждение.

В частности, мужчина прожил с пенсионеркой в одной квартире почти один год и за это время между ними сложились «теплые и доверительные отношения как у матери с сыном». Далее отмечается, что весной женщина заявила о своем желании подарить ответчику в собственность данную квартиру. Сам Вячеслав В., как следует из возражения, неоднократно предупреждал пенсионерку о последствиях заключения договора дарения. А вот иск в суд уже был направлен женщиной под давлением родственников, с которыми она якобы не поддерживает отношения.

Действительно, родственники у 88-летней пенсионерки есть. По информации юриста, представляющего ее интересы, внучка записывает женщину к врачам, «знает всю ее историю» и для нее все происходящее было неожиданностью.

Между тем, ответчик, по информации представителей пенсионерки, является бывшим сотрудником Росгвардии и на данный момент трудоустраивается в МВД.

В полицию была написана жалоба с просьбой дать оценку действиям данного сотрудника.

Адвокат ответчика от комментариев отказался, ссылаясь на адвокатскую тайну, однако отметил, что Вячеслав В. сообщал ему о своем увольнении из Росгвардии.

Поправка на здоровье

Стоит также отметить, что 88-летняя пенсионерка в силу возраста имеет некоторые проблемы со здоровьем. В частности, представляющий ее интересы юрист, отмечает плохое зрение и слух, что препятствовало полноценному и объективному изучению подписанного ею договора.

Сейчас 88-летняя пенсионерка живет одна и все бремя содержание квартиры, включая оплату платежей, по словам юриста, лежит на ней. Судебное заседание назначено на 7 декабря.

Как показывает практика

В судебной практике подобные случаи уже были. Так, в 2020 году Первый кассационный суд общей юрисдикции оставил без изменения удовлетворенное районным судом требование истца о признании недействительным договор дарения жилого дома и земельного участка.

Истцом указывалось, что договор также был заключен под влиянием заблуждения — он полагал, что подписывает договор ренты и не имел намерения лишить себя права собственности на имущество.

В данном случае суд учитывал «возраста истца, состояния ее здоровья, внешних условий, в которых проходил процесс принятия решения, и ее юридической неграмотности».

Похожий иск рассматривал районный суд Москвы и Мосгорсуд (апелляционная жалоба). В этом случае суд постановил, что договор дарения квартиры истец заключил под влиянием обмана со стороны родственников ответчика. Он также полагал, что после заключения договора ему будут оказаны необходимые помощь и уход со стороны ответчика.

Личное участие истца при оформлении сделки, а также наличие его подписи в договоре достоверно не свидетельствуют об отсутствии с его стороны заблуждения.

Кроме того, не было и доказательств того, что после регистрации договор дарения ответчик исполнял обязанности собственника — не производились расходы по оплате и содержанию квартиры. Также учитывался возраст истца (80 лет) и его состояние здоровья.