НеСНОСный мальчишка. Дамир Шавалеев: «В убытках предприятия не вижу особых проблем»

НеСНОСный мальчишка. Дамир Шавалеев: «В убытках предприятия не вижу особых проблем»

31 июля 2009, 18:49
Политика
Экономические показатели завода «Салаватнефтеоргсинтез» стали предметом обсуждения на расширенном заседании башкирского правительства в пятницу. Напомним, отрицательные финансовые результаты «СНОСа»в первом квартале этого года составляют треть убытков всех предприятий Башкирии — 2,8 миллиарда рублей. Интересно, что за все прошедшие годы, даже когда отгрузка продукции на этом химическом гиганте не превышала 40%, завод все равно работал с прибылью.

По мнению членов башкирского Кабмина нездоровая ситуация на «Салаватнефтеоргсинтезе» может иметь «катастрофические последствия и для экономики города, и для экономики республики».

— «СНОС» — градообразующее предприятие Салавата, — говорит премьер-министр республики Раиль Сарбаев. — Там работает свыше 17 тысяч наших людей, которые хотят есть сегодня, а не в далеком будущем.

Но заводской топ-менеджмент почему-то предпочитает не замечать обеспокоенности башкирского руководства и не считает нужным прислушиваться к просьбам о выработке

антикризисных решений. Более того, генеральный директор «СНОСа» 33-летний Дамир Шавалеев заверил присутствующих, что в убыточности предприятия и падении объемов производства на 21,1% «не видит особых проблем».

— Я не понимаю, почему некоторые члены башкирского правительства нагнетают социальную напряженность, распространяя слухи об убыточности предприятия, — картинно изогнув бровь, вопрошал молодой руководитель, решив, что лучшая защита — это нападение. — Мы считаем, что нас намеренно стараются дискредитировать. У нас все в порядке.

— Вы считаете, что убыток в несколько миллиардов рублей — порядок? — возмутился республиканский премьер Раиль Сарбаев.

— А что тут такого? — не смутился топ-менеджер и заметил: — Мы, между прочим, по просьбе башкирского правительства снизили цену на минудобрения, — явно вкладывая в посыл подтекстом: «Ну, чего вам еще надо? Отвалили бы вы от нас».

— А кому бы вы в сегодняшних условиях продали эти химикаты за живые деньги по непомерно высокой цене? — возразил премьер. — Правительство Башкирии обеспечило вам гарантированный сбыт, но и это не спасло завод от экономического провала.

Экономисты считают, что завод находится на грани банкротства, так как за два последние два года здесь в 2,7 раза увеличилось отвлечение средств от основной производственной деятельности, доходы предприятия резко сошли на нет. Аналитики полагают, что убытки завода формируют выплаты по иностранным займам, причем такого роста стоимости кредитов стране не было известно с 90-х годов прошлого века. В 2008 году завод потерял почти 400 миллионов рублей от операций на финансовых рынках, а Башкирия, соответственно, недополучила от этой гигантской суммы платежи в бюджет.

Впрочем, неподъемные выплаты по кредитам не отрицает и г-н Шавалеев. По его словам, «СНОС» действительно подкосили иностранные займы, так как «внезапно случилось падение курса рубля».

— О риске займов в валюте знает любой студент экономического колледжа, — разводит руками глава башкирского Минэкономразвития Евгений Евтушенко. — Неужели топ-менеджемент «СНОСа» не догадывался о возможном колебании курса валют? И потом, кризис начался в августе прошлого года, но за 12 прошедших месяцев на заводе и не подумали разработать антикризисную программу.

— А может резкое повышение операционных расходов попросту связано с выводом средств из предприятия? — чешут в затылках независимые эксперты. — А иначе как объяснить, что издержки завода выросли в 150 раз? И на что истрачены иностранные займы?

Не менее любопытно, что с недавнего времени «СНОС» выжил со своих строек все республиканские компании и Ледовый дворец, и бассейн в Салавате, уже, кстати, с помпой открытые, возводят пермские фирмы.

Надо сказать, что молодой генерал появился на «СНОСе» три года назад, стартанув в Салават из кресла вице-президента по внутреннему сбыту «Сибура». Топ-менеджер искусно использовал многоходовую интригу и победил, по слухам, в подковерной игре других претендентов на этот пост.

Впрочем, бороться за кресло первого руководителя «Салаватнефтеоргсинтеза» смысл был: по данным налоговой службы в 2007 году генеральный директор предприятия получил за год 14 миллионов 862 тысячи 17 рублей. А в 2008-м аппетиты руководства выросли — гендиректор заработал за 12 месяцев уже 18 миллионов 690 тысяч 683 рубля. Не на каждом месте управленцу, не имеющему особых навыков и не обладающему жизненным опытом, будут выплачивать свыше полутора миллионов рублей в месяц. Неплохо живут и другие высшие руководители «СНОСа»: замгенерального заработал за 2008 год почти 12 миллионов рублей, а финдиректор — около семи миллионов. При том, что обычный рабочий получает не более 12 тысяч рублей.

— Средняя зарплата на предприятии — 20 тысяч! — гневно отреагировал на эту информацию г-н Шавалеев, не подумав, что среднее число складывается как раз из максимальных и минимальных цифр.

Похоже, что излишне высокое жалованье заставило высший менеджмент завода поверить в свою исключительность. По крайней мере, в Салавате амбициозный руководитель стал настоящей легендой, гоняя по городу на личном мотоцикле с кортежем охраны из нескольких джипов позади железного коня. Понятно, что и методы руководства предприятием у столь необычного начальника химического гиганта весьма своеобразные.

На расширенном заседании правительства щеголеватый генеральный директор «Салаватнефтеоргсинтеза» бодрячком поднялся на трибуну и потребовал вывесить перед членами башкирского Кабмина «презентацию» работы предприятия, капризно заметив, что программисты Конгресс-холла не разрешают ему продемонстрировать столь важный отчет. На слайдах, принесенных молодым управленцем, художники предприятия талантливо изобразили последствия кризиса. Например, падение цен на продукты нефтехимии иллюстрировали весы с прогнувшейся чашей, а девальвацию рубля — кошелек. Картинки, рассчитанные на восприятие школьников младших классов, не воодушевили башкирских чиновников.

— Разве «СНОС» живет в особом экономическом пространстве? — удивляется глава башкирского Минэкономразвития Евгений Евтушенко. — Кризисные проявления коснулись всех предприятий нефтехимического комплекса, однако все нефтяные гиганты Башкирии показали не только стабильную работу, но и наличие чистой прибыли.

В отчете г-на Шавалеева руководителя республиканского Минэкономразвития больше всего поразило заявление о будущих инвестиционных проектах.

— На «СНОСе» вновь собираются брать кредиты? — удивляется Евгений Викторович. — Значит, на заводе надеются, что случится фантастическое стечение обстоятельств, когда высокие цены на нефтепродукты покроют все легкомысленные затраты и прикроют недальновидную работу высшего менеджмента. Если и дальше руководство завода намерено вкладывать в нереальные прожекты, может переименовать предприятие в «Светлый путь»?

Однако г-н Шавалеев не посчитал нужным выслушивать аргументы башкирского министра промышленности. С грохотом откинув стул и отбивая портфелем ноги присутствующих, Дамир Ахатович демонстративно покинул заседание, хлопнув на прощание дверью.

Дальнейшее разбирательство экономической ситуации на крупнейшем предприятии республики обсуждалось без обидчивого топ-менеджера. Кстати, одноклассники Шавалеева (все-таки сделавший успешную карьеру парень в свое время жил в Салавате) рассказывают, что апломб молодого человека объясняется детской закомплексованностью — юноша, пока ему не подфартило, обычно выступал на вторых ролях и сейчас якобы отыгрывается на людях.

— Акционеры меня поддерживают, — недвусмысленно, со скрытой угрозой, заявил Дамир Шавалеев членам башкирского правительства. Мол, предприятие — собственность «Газпрома», и местные чинуши — ему не указ.

Впрочем, что говорить о членах Кабмина Башкирии, если и президент республики не авторитет для молодого начальника. Например, на минувшей неделе Муртаза Рахимов весьма резко отозвался о юном «генерале» «СНОСа»:

— Молодой и симпатичный директор в отпуске, в то время как на заводе всего 44% плана выполнено. Из-за одного нерадивого менеджера в июне план провален по ТЭКу — это безобразие.

Дамир Ахатович на расширенном совещании правительства заносчиво заочно ответил главе Башкирии:

— Если речь идет о моем недельном отпуске, то Владимир Путин четко сказал по этому поводу: «Географическое положение руководителя на должно мешать погружению в проблему. Сейчас существует масса средств мобильной связи — телефон, электронная почта и скайп, и все задачи производства можно отслеживать и в отпуске.

Вряд ли российский премьер, говоря о «погружении в проблему» менеджеров высшего звена имел в виду, что принятию решений на месте можно противопоставить использование электронных новинок. И уж тем более, Владимир Владимирович не мог предположить, что молодое поколение амбициозных топ-менеджеров воспримет его слова как индульгенцию на жизнь, полную приключений, в том числе и мотоциклетных.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter