Гонения провинциального Пастернака

Гонения провинциального Пастернака

29 июня 2005, 01:32
Политика
Кому-то этот человек известен как редактор молодежной странички "Шпана", выходящей в башкирской газете "Версия", кто-то с ним знаком, потому что ежедневно видит студента филологического факультета БГУ, а есть люди, которые его знают как автора повести "Бледный город". Но именно создание литературного опуса принесло Игорю Савельеву наибольшую известность пусть и в узких кругах, но зато по всей стране и за ее пределами. Критики высказывались большей частью нелицеприятно, но ждать иного от закостенелых зубров литературы, которым попал на зуб молодой автор, и не приходилось.
Однако "Бледный город" был номинирован на премию "Дебют" в разделе "Крупная проза" и номинирован на премию Белкина. Впервые о молодом писателе заговорили в Москве. Победа в конкурсе могла утяжелить карман Савельева на две тысячи долларов, но уфимец так и остался финалистом, зато его "Повесть про автостоп", как гласит название, была напечатана в декабрьском номере "Нового мира", что само по себе большое достижение и для немолодых авторов.- Почему именно автостоп? - поинтересовались мы у молодого писателя.- Все началось с того, что моими рассказами заинтересовался один литературный сайт. Переписываясь, редакторы поинтересовались моими интересами и увлечениями, а узнав о том, что среди многих есть и автостоп, посоветовали что-то написать на эту тему. Сам я об этом не думал, потому что заядлым автостопщиком меня нельзя назвать.Полноценная художественная нереальность- Многие говорят, что ты просто описал реальные события: - давим на больную мозоль автору.- Сюжет у повести придуманный. Но на самом деле нередко слышу о себе такие слова. Например, киевский критик Ирина Булкина, перефразировав предисловие Ольги Славниковой к публикации повести в "Новом мире", написала, что Игорь Савельев "скорее репортер, чем писатель". Наверное, это логичные упреки: хотя на самом деле "Бледный город" и выдуманная история, я, видимо, все же не сумел создать "полноценную художественную реальность". Так сказал московский критик Леонид Костюков, эксперт "Дебюта", который тоже подумал, что моя повесть - картинка с натуры.- Но ведь те байки, которые рассказывают герои друг другу, действительно происходили в реальной жизни.- Да, эти истории реальны, и большинство из них приключилось со мной, но они не играют главной роли, автостоп здесь лишь фон. То, что "Бледный город" имеет подзаголовок "Повесть про автостоп", это скорее пиар-ход.- На твой взгляд, автостоп так популярен?- Да нет. Расчет был на то, что для молодых людей тема автостопа интересна, а для пожилых профессоров, не очень знакомых с этим явлением, - экзотична и поэтому тоже привлекательна.Дебютант - это несерьезно- За свою повесть ты получил несколько интернет-премий и номинировался на довольно значительные - "Дебют" и премию имени Белкина, но ничего в итоге не получил:- На "Дебюте" я получил ценный подарок, который до сих пор пытаюсь продать, а организаторы премии Белкина должны прислать мне как финалисту 500 долларов. Но одним из финалистов был некто, скрывающийся под псевдонимом Фигль-Мигль, никому не известно, кто это, и на церемонии награждения он не появлялся. Эта "литературная мистификация" создала организаторам бухгалтерские трудности, поэтому и денег пока никто не получил. Что до самих премий, то "Дебют" я рассчитывал получить, у меня были реальные шансы. Из четырех повестей-финалистов две были, на мой взгляд, откровенно неконкурентоспособны. Четвертой повестью была "Вспять" Александра Грищенко, он и победил, но я по этому поводу особо не переживал. Победить в премии Белкина я даже не надеялся, это было бы верхом неблагоразумия для жюри - дать премию дебютанту, который, может, и не напишет потом ничего. Я и в шорт-лист, наверное, попал, потому что устроители пытаются представить самых разных писателей.- Ты не фантазировал, на что ты потратишь деньги, если вдруг их получишь?- А я вообще не склонен к таким фантазиям. Получил бы, тогда бы и думал.- "Бледный город" вроде бы вновь на что-то номинирован?- По слухам, да. Но подтверждений этому я найти не смог. Премия называется "Ясная поляна" и учреждена писателями-деревенщиками и потомками Льва Толстого. Довольно загадочная премия, они противопоставляют себя премиям Букера, Белкина и пропагандируют почвенническую литературу. О том, что я попал в лонг-лист премии, мне сказали в редакции "Нового мира". Так это или нет, но на шорт-лист рассчитывать бесполезно, хотя бы из-за номинации на премию Белкина.Судьба финалиста- С чем связано то, что ты завел традицию по возвращении с московских вручений писать дневники событий?- Когда я ехал на "Дебют", меня просили написать об этом и сайт филфака, и филфаковская газета "Слово", и газета "Истоки", и для самого себя мне хотелось тоже обозначить какие-то вещи. Когда я ехал обратно, понял, что у меня нет времени писать разные статьи, потому что кому-то нужен был официоз, а кому-то наоборот. В результате я решил написать такую большую статью-монстр, из который бы каждый взял то, что ему нужно. Так и появился "Дневник "Дебюта". Мне, к сожалению, неизвестно, как отреагировали на это в самом "Дебюте", но после того, как журнал "Континент" напечатал рецензию на этот "Дневник", опубликованный на сайте филфака, я думаю, многие его прочитали. Я решил, что это хорошая идея - каждый раз писать такие отчеты, и написал "Дневник премии имени Белкина". Во-первых, мало кто об этом вообще пишет, во-вторых, дневниковая форма сама по себе мне кажется довольно интересной.- Когда ты находился в Москве, к тебе поступали какие-то предложения от издательств, агентств?- Мне предложили принять участие в англоязычном сборнике молодых русских писателей, посвященном армии. Я передал им свой рассказ "Черная Настя", он им подошел. Дальнейшая судьба сборника мне неизвестна. А вообще я нахожусь в сфере издательских интересов "Дебюта", как и все финалисты, поэтому на других издателей не очень поглядываю. В конце года выйдут три книжки, где будут опубликованы произведения всех финалистов-2004. Как я считаю, мне повезло немного больше других, потому что мою повесть взял "Новый мир", и благодаря этому меня заметили в литературных кругах. Хотя и здесь появился прогресс: в этом году журнал "Октябрь" напечатал всех финалистов по "Малой прозе".- Ты теперь региональный представитель премии "Дебют", это значит, все молодые авторы должны идти к тебе?- Нет, тот, кто хочет участвовать в конкурсе, по-прежнему должен посылать свои произведения в Москву (105062, Москва, а/я 301). А я представитель не самой премии, а своего рода клуба "Дебюта", объединяющего молодых авторов, критиков и просто людей, кому интересна литература, по всей стране. Будет рассылка каких-то альманахов, материалов, обещают выездные семинары, программа рассчитана на то, чтобы пишущая молодёжь из провинции почувствовала себя в каком-то подобии литературной среды. В каждом регионе списки для рассылок составляет староста из числа бывших финалистов "Дебюта", а в Уфе я единственный финалист за все время.Малая родина может дать только пинок под зад- Несмотря на московские премии, уфимские критики называют твою повесть откровенно бездарной, а тебя самого обвиняют и в плагиате, и в нетрадиционной ориентации, да и просто сбиваются на немотивированную нецензурную брань в твой адрес в интернете:- Я рассказал об этом ответственному секретарю "Дебюта" поэту Виталию Пуханову, и он ответил мне примерно следующее: "Я тебя поздравляю, это действительно успех: самое большее, что может дать писателю малая родина - это пинок под зад". Молодое поколение уфимских литераторов за мой счёт самоутверждается, а старшее поколение это поддерживает, потому что в республиканской литературе сложилось целая идеология, что пробиться в Москву невозможно. Мое появление стало для всех костью в горле, поэтому и была развернута такая кампания.- Ты сам-то как к этому относишься?- Достаточно спокойно, даже с юмором. Мне неприятно читать о себе негативные вещи, но до меня такой чести здесь никто не удостаивался. Местные критики разыграли тут чуть ли не "травлю Пастернака" в миниатюре, что меня веселит, и, кроме того, это можно расценивать и как дополнительный пиар, пусть и чёрный. - Ты уже не первый раз упоминаешь слово "пиар", получается, и в литературе главным является не качество текста, а его раскрутка?- В литературе главное - качество текста, но с известностью или неизвестностью писателя это почти не связано. Литература вообще сейчас далека от широкого населения, никто не читает новые тексты, не знает ведущих писателей. Половина из тех, кто сегодня так смело высказывается о "Бледном городе", на самом деле даже не прочитали повесть.Я сразу взялся из ниоткуда- Как раз о современном состоянии литературы твоя вторая повесть - "Когда мне было тридцать". Какова ее судьба?- Судьба её пока неясна, потому что вещь только что написана. Но я считаю, что мне удалось выполнить задачу, которую я перед собой ставил. В отличие от других молодых писателей, дебютирующих постепенно, с рассказами, потом с повестями и т.д., я сразу взялся ниоткуда с одной-единственной повестью. На "Радио России" была передача, посвящённая финалу "Дебюта", где обсуждалось, сможет ли Савельев вообще ещё что-то написать. Моей задачей было написать вторую повесть, никак не похожую на первую, у меня это получилось. Мой герой - раскрученный молодой писатель...- Который в итоге завязывает с литературой:- Это не так важно. Я описал литературную среду такой, какой я её увидел буквально за какие-то месяцы, незамыленным глазом.- Как преподаватели филфака отнеслись к твоим успехам?- В основном они узнали об этом из газет, многие читали повесть, многие поздравили. В основном отнеслись благожелательно, некоторые высказали какие-то замечания. По большому счету это ведь не только мой успех, это успех всего факультета.- В этом году твоя однокурсница защищала диплом по "Бледному городу":- Да, ей нужно было сравнить лингвистические аспекты текстов русского и татарского писателей. Русского ей было поручено взять из "Нового мира" за 2004 год. Идея взять мою повесть подкреплялась тем, что я мог дать журнал надолго, а библиотека требовала всё срочно вернуть.- Ты ходил на её защиту?- Нет, я постеснялся. Мое присутствие превратило бы защиту в балаган.Живым классиком точно не стану- Тебя на уроках славистики вместе с русскими классиками изучают в Германии, как ты туда попал?- Свою роль здесь сыграл авторитет журнала "Новый мир". Оставаясь ведущим литературным журналом в России, он имеет большой вес и за границей, в силу своей диссидентской истории. Зарубежные слависты очень любят его выписывать, изучать, и им показалось, что я буду близок студентам по тематике. Сейчас мы даже переписываемся с немецкой группой, которая меня изучает.- Как ты относишься к Денежкиной?- Я все собираюсь ее почитать. Меня сравнивали с ней в "Независимой газете" в мою пользу. Денежкина, как и Маринина, стала символом, символом коммерческой молодежной прозы. К тому же она полностью зависима от своего издательства, которому принадлежат права на её тексты, "Дебют" же предоставляет финалистам полную творческую свободу.- Тебе не хотелось бы стать профессиональным писателем?- И да, и нет. Мне не интересно быть только писателем, меня больше привлекает публицистика и просто сферы написания текстов, вплоть до рекламы. Как писатель я вряд ли прыгну намного выше того, чего уже добился, живым классиком я точно не стану, но в любом случае, бросать литературу я не собираюсь.Анвар ХИСМАТУЛЛИН. в Уфе> от 28.06.05 г.
Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter