Уфимка воспроизвела исчезнувшую голову Гоголя

Уфимка воспроизвела исчезнувшую голову Гоголя

30 августа 2011, 20:32
Культура
Древний мыслитель Конфуций изрек: «Найди себе работу по душе, и ты не будешь работать ни одного дня в своей жизни». Сама того не ведая, уфимская домохозяйка Влада Зубарева живет по этому философскому принципу много лет. Рисование, лоскутное шитье, валяние из войлока или вышивка – то, что многие могут позволить себе лишь в редкие часы свободного времени, занимает все ее будни. Плоды трудов художницы - войлочные игрушки на любой вкус, лоскутные сумки, одеяльца, декорированные береты - заполняют все шкафы в квартире, хранятся даже на балконе. Особой экспозицией Влада удивляет гостей на собственной даче. Но особое место среди работ мастерицы занимает… голова Николая Гоголя.

Вход да Винчи

 

Пропажа черепа классика из гроба до сих пор остается одной из самых таинственных историй, связанных с писателем. Эта мистическая история так запала в душу уфимской художницы, что к выставке, приуроченной к 200-летию автора «Мертвых душ», дама решила изготовить именно голову классика. Чтобы писатель был более узнаваем, художница водрузила на его голову широкополую шляпу, на которой раскинулся украинский хуторок с хатами и церквушкой, сад с подсолнухами и даже завелся черт – герой многих его произведений.

- Лицо Николая Васильевича я сделала из папье-маше, - демонстрирует работу Влада. - На волосы пустила специально купленный парик, а шляпу с хутором сделала из войлока. Возилась я с ним каждый день около месяца.  

 

Видимо, после участия в выставке авторских кукол и художественного текстиля «Новогодняя сказка», посвященной Гоголю, Владе по душе пришлось добиваться портретного сходства, и сегодня в ожидании своего звездного часа на рабочем столе рукодельницы вальяжно восседает загадочная Джоконда.

- Конечно, до гениального Леонардо мне далеко, - смеется художница. – У меня получился карикатурный образ, созданный великим живописцем - это будет ироничная интерпретация Моны Лизы. Часто так получается: даже если я не собираюсь делать очередную игрушку смешной, она все равно выходит довольно несуразной и очень забавной.

Объемная уфимская Джоконда выполнена из синтепона, а на «кожу» таинственной красавицы пошел простой капроновый чулок.

- Она у меня получилась очень обаятельной, - говорит Влада. – Осталось сделать не очень много - несколько штрихов во внешности и фон, как на картине да Винчи.

Влада Зубарева регулярно участвует в конкурсах войлочных поделок и пэчворка - лоскутного шитья.

- Делаю я это вовсе не ради призового места, - признается она. - Мне вполне хватает и дипломов участника. Но только в выставочной атмосфере можно определить личный уровень, чем-то вдохновиться или пристроить игрушки у новых хозяев.

Интересно, что лучшей оценкой для нее стало исчезновение с выставки одной из работ – очаровательной крысы в очках. Если другого мастера факт пропажи непременно расстроил бы, то Владу только порадовал:

– Наверное, кто-то из зрителей так влюбился в моего грызуна, что не захотел расставаться и прихватил с собой. Этот случай стал для меня лучшим комплиментом и оценкой творчества.

 

Рукоприкладство разрешается

 

Еще в семилетнем возрасте после уроков Влада бежала в изобразительную студию, а позже – торопилась уже в художественную школу.

- Родители сумели разглядеть мои способности с малых лет, и у них хватило мудрости поощрять и развивать талант в нужном направлении, - вспоминает г-жа Зубарева. – В первом классе мы с мамой прошлись по всевозможным кружкам: я посмотрела, утвердилась в своих желаниях и уже довольно осознанно сделала выбор.

Примечательно, что родители Влады - Забир Хайдарович и Алина Николаевна – люди далекие от творчества, всю жизнь проработавшие в сфере строительства.

- Хотя мама и шила, и вышивала крестиком, но никогда не приучала меня к тому же. Видимо, просто не было необходимости: меня и так тянуло к таким занятиям.

В семье уверены, что способности Владе передались от ее бабушки Мухетдисы.

- Я почти ничего о ней не знаю, - признается мастерица. – Но родные рассказывали, что она была неплохой рукодельницей. Может, страсть к такому творческому «рукоприкладству» передалась мне с генами.

После трехлетнего курса художественной школы Влада поступила в училище при художественном объединении «Агидель».

- Там я три года проучилась на художника лаковой миниатюры, - рассказывает рукодельница. -  После учебы осталась в «Агидели», где год расписывала шкатулки. Потом пять лет проработала художником-оформителем на уфимском заводе «Геофизприбор», откуда ей пришлось уйти из-за массовых сокращений.

- Это было трудное для меня время, - вспоминает Влада. – Я сутками сидела в квартире, расписывая свечи на продажу. Теперь понимаю, что если кто-то работает на дому, у него еще меньше времени именно на домашние дела.

Влада предпочла любимое дело достойному заработку, в то время как большинство ее подруг-однокурсниц уходили в торговлю или бизнес.

Конечно, заниматься любимым делом, приносящим совсем небольшой доход, Владе было бы несподручно, если б ни поддержка любимого супруга. С Олегом они недавно отпраздновали фарфоровую свадьбу – вместе уже двадцать лет.

- Олег поддерживает меня во всех творческих начинаниях и экспериментах, - рассказывает Влада. – К тому же муж согласился быть единственным добытчиком в семье, что немаловажно. Олег, как и мои родители, - далекий от творчества человек, трудится инженером-строителем на нефтеперерабатывающем заводе, но он очень понимающий, и я ему за это очень благодарна. Так что в нашем доме «рукоприкладством» занимаюсь я, но муж от этого не страдает.

 

Застольный период

 

Интересы у Олега и Влады действительно разные. Примечательно, что супруги никогда бы и не встретились, если б ни случай.

- Дело в том, что познакомились мы в походе – обстановке не очень для меня комфортной и привычной. По натуре я - домоседка, никогда меня не тянуло преодолевать многие километры с рюкзаком за плечами, лазать по горам или сплавляться по бурлящим рекам. Это был редкий случай, когда подружка соблазнила меня два дня отдохнуть на Инзере. В этой компании оказался и Олег.

Между молодыми людьми возникла симпатия, переросшая в большое чувство, и очень скоро они поженились.

- После свадьбы я еще некоторое время расписывала свечи, но зарплату получала мизерную, а уставала при этом дико, - признается она. - Тогда муж позволил мне заняться творчеством для души. Теперь я целыми днями имею возможность воплощать свои фантазии, создавая шляпки, жилетки, сумки, игрушки и салфетки.

Пять лет назад Влада посетила мастер-классы по войлочному валянию. Чтобы научиться этой технике, ей хватило всего четырех занятий.

- Занятие это несложное, и научиться ему не составляет никакого труда, - объясняет она. – Но есть, конечно, множество нюансов, которые постигаются на практике.

Увлеченная своим ремеслом, Влада нередко допоздна засиживается за столом в комнате, переоборудованной под мастерскую, а супруг смиренно наблюдает за ее кропотливой работой.

- Так получается не всегда, но иногда бывает, - улыбается Влада. – Наверное, он получает удовольствие, глядя на то, как самозабвенно я придаюсь любимому делу. Но он еще и мой главный критик. Порой высказывает мнение о работах, советует что-то дорделать и, наконец, всегда сообщает, годится она для выставки или нет. Его мнение для меня – решающее. Но на экспозицию все равно отнесу - зрительский суд для художника тоже немаловажен, - смеется она.

 

Очумелые ручки

 

У одних многогранность таланта Влады вызывает восхищение, иные же, люди излишне прагматичные, считают ее занятие пустой тратой времени.

- Зато мои родственники уже привыкли к тому, что я целыми днями провожу за столом в окружении войлока, пряжи или любых других материалов, - признается она. – Кстати, всю одежду или аксессуары, которые делаю, сама и ношу. Выглядит довольно экстравагантно - не все на такое способны. Поэтому родные не выстраиваются в очередь пополнить свой гардероб моими изделиями.

Зато у Влады нет отбоя от желающих отдать ей ненужные вещи или ткани.

- Все соседи знают о моем увлечении, потому никогда не пойдут выкидывать старое платье или салфетку – принесут мне, - улыбается художница. – А в мастерской никогда ничего не залеживается - я же не знаю, что взбредет в голову сотворить завтра.

Влада не рекламирует свои творения: если они и раскупаются, то исключительно благодаря сарафанному радио.

- Есть соседка, которая иногда приходит присмотреть что-то для своего маленького ребенка. Что-то разбирают друзья, особенно если  нужно сделать какой-нибудь оригинальный подарок.

Интересно, что работает Влада исключительно по велению души – на заказ рукодельница не трудится.

- Если идея не будет принадлежать мне, то и работать как-то не хочется, - объясняет она. - Возможно, если клиент разрешит вносить свои коррективы, то я возьмусь за работу.

Еще Влада Зубарева всерьез утверждает, что она… очень ленивая.

- Люблю подолгу находиться одна, заниматься любимым делом, - рассуждает мастерица. – Не состою ни в каких обществах любителей хэндмейда, не учу детей этим техникам - вот и сделала вывод о природной лени.

Но такие слова вызывают лишь невольную улыбку, когда видишь человека, рукам и фантазии которого нет и, видимо, не будет покоя.

Юлия ЛЕЖЕНЬ.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter