На фестивале «Сталкер» особо впечатлительные уфимцы бежали от остросоциального кино

На фестивале «Сталкер» особо впечатлительные уфимцы бежали от остросоциального кино

На фестивале «Сталкер» особо впечатлительные уфимцы бежали от остросоциального кино

20 августа 2015, 15:25
Культура
На минувшей неделе столица Башкирии принимала кинофестиваль «Сталкер». В течение пяти дней в кинотеатре «Родина» уфимцы могли оценить ленты-призеры последних лет: пять полнометражных работ и 12 короткометражек, посвященных правам человека. Кинофорум, ежегодно отправляющийся на гастроли по России, - единственная возможность для провинциального киномана на большом экране оценить некассовые отечественные ленты, в которых не заинтересован массовый кинопрокат. Действительно, зритель, развращенный развлекательной голливудской продукцией и некачественным российским кинопопкорном, не спешит на «проблемное» кино. На «Сталкер» уфимцев заманили бесплатными сеансами, потому пригласительные разобрали в первый же день фестиваля. Однако большинство зрителей готовы были благосклонно принимать лишь «чистые и светлые» картины, снятые в лучших советских традициях. А жесткие киновысказывания на острые социальные темы недалекие зрители принимали за «чернуху» и в негодовании спешили покинуть зал.

Дружить нельзя прогнать

Качество «сталкерской» подборки подтверждают и многочисленные награды, полученные картинами на отечественных и международных кинофорумах. Программа фестиваля оказалась разножанровой: Лариса Садилова представила лирическую мелодраму «Она» о судьбе приехавшей в Россию таджикской красавицы, Валерий Харченко представил на «Сталкер» бескомпромиссную драму о сиротах «Вагончик мой дальний», которую смогли высидеть не все зрители, а Георгий Шенгелия презентовал спортивную мелодраму «Чистая победа», снятую в традициях соцреализма.

Открыла программу полного метра лента «Она». Представлять картину в Уфу приехала режиссер и сценарист Лариса Садилова, известная широкому зрителю по работам «С любовью, Лиля», «Ничего личного», «Требуется няня». С первых минут знакомства она подкупила уфимскую публику теплыми словами о городе, «где живут светлые и неагрессивные люди».

– Я очень люблю фестиваль социально значимых фильмов «Сталкер» за возможность поговорить со зрителем и понять, а нужно ли, чтобы ты снимал, интересно ли это зрителю, важно ли то, о чем я говорю. Разговор с кинокритиками – совсем другое, они все время ищут контекст, а зрители вместе с творцами находятся параллельно этому процессу, - рассказала Лариса Игоревна. 

Фильм зрители приняли благосклонно, комические ситуации на экране сопровождал смех в зале, а судьба главной героини вызывала сочувствие. Сюжет картины «Она» основан на реальных событиях, и многие узнали в героях своих близких.

– Это случилось в нашем дачном поселке: из Таджикистана к своему любимому приехала девушка, а потом он вернулся домой, чтобы жениться, а ее бросил в России, – пояснила автор ленты. – Меня эта история потрясла. Картина не только о мигрантах, но и коренных жителях, о дружбе народов, о том, как мы уживаемся, и есть ли у нас выход.

Правда, в отличие от светлой концовки фильма, в реальности все было куда печальней. Брошенная в чужой стране девушка пошла по рукам среди гастарбайтеров. Затем она решила вернуться домой и в поезде познакомилась с молодым человеком из Таджикистана. Вместе они уехали к нему в село и там поженились.

– Но такие истории не всегда заканчиваются хорошо, - предупредила автор фильма. – Вернуться домой эти женщины обычно не могут: для родной семьи они теперь проститутки, а в России тоже никому не нужны. В реальности все в сто раз страшнее. Для съемок мы построили на пустыре поселок мигрантов. И хотя художник делал все по фотографиям, все равно это было кинематографично, более красиво, чем в жизни, потому что на самом деле этот поселок стоял на куче мусора. Мы привезли пять или шесть грузовиков этого мусора, и то было чисто.

Съемки фильма, по признанию Ларисы Игоревны, проходили трудно. Сделать картину за один сезон не удалось, и досъемки перенесли на год. Выделенных минкультом денег на картину не хватило, и создатели залезли в долги, чтобы завершить работу. Мало того, в процессе съемок к киногруппе проявили интерес сотрудники миграционной службы, ведь на одной съемочной площадке работали москвичи-киношники и их коллеги из стран Средней Азии, актеры из Брянского театра и непрофессионалы-гастарбайтеры, играющие, по сути, самих себя. И далеко не у всех гостей из СНГ все документы были в порядке. К тому же представителям разных культур уживаться оказалось нелегко.

– Я чувствовала жуткую злость на московскую часть группы, которая позволяла себе в присутствии мигрантов говорить «они» в уничижительной форме, - рассказала Лариса Садилова. – Были люди, которые приехали просто заработать деньги на съемках. А другой части группы, например, художнику Талгату Асыранкулову, хотелось все приукрасить, не показывать земляков в такой ситуации. Тоже приходилось бороться. Например, мигранты готовят плов из макарон, а те притащили на съемки рис, морковь. А я знаю, как они питаются, – хлеб и консервы. Они экономят на еде, на себе. Те, которые уже давно живут в России, поняли, что этого делать нельзя, - подохнешь.

В Россию с любовью

Фильм снимали в Трубчевске Брянской области. Поначалу предполагалось, что картина должна была закончиться сценой, в которой две героини, россиянка Надя и восточная красавица Майя, уходили вместе, но затем режиссер изменила свое решение.

– Финал был снят, но я все думала, на чем ставить точку, - вспоминает она. – Потому что если судить по Брянской области, я вижу, как мигранты и местные жители живут нормально, пока их не трогают. Мне кажется, в ассимиляции большую роль будут играть женщины. И Россию сделали женщины, они просто оставляли здесь всех, кто их любил, и не отпускали домой.

По словам режиссера, фильм везде принимают хорошо, но особое внимание к нему в Средней Азии. Есть ведь и другая сторона проблемы: дома у гастарбайтеров остаются семьи.

– В Душанбе картина шла в полной тишине, а когда она закончилась, многие женщины уходили в слезах, - рассказала Лариса Садилова. – Кстати, реальная жена одного из непрофессиональных актеров-гастарбайтеров, посмотрев фильм, решила, что у него на самом деле кто-то есть, и убежала из зала в слезах, думая, что опозорена. Существует обратная ситуация: они уезжают и бросают там семьи, не помогая. Находят жену в России и остаются. Картина не тяжелая, но больше женская, чем мужская. А финал я сделала такой, чтобы наши мужчины сказали: куда же мы своих женщин отпускаем.

И в то же время закупать фильм прокатчики, в том числе и европейские, не торопятся. Уж слишком острые вопросы поднимает лента. На телевидение фильм тоже не берут – неформат, а программа «Закрытый показ», в эфире которой должна была состояться телепремьера, закрылась, хотя сама передача уже была записана.

– Если мы не можем обойтись без мигрантов, мы должны как хозяева их принимать, и все наладится, - считает Лариса Садилова. – Вы не представляете, как бедно там живут люди. Многие едут в России как в Америку – за мечтой. И не у всех она сбывается. Как сильное государство мы должны не сажать их на шею, но нести ответственность за те республики, которыми раньше были одной страной. Приводить к такой ситуации, как во Франции, где живут уже анклавы мигрантов, которые не знают французского языка, не дай бог. Каждый третий в мире сейчас мигрант. Люди едут туда, где лучше, а в России сейчас лучше, чем у них. Если их гнать из трущоб, они залезут в люки.

«Удивительно светлый фильм про жесть нашего времени», - такой вердикт вынесли уфимцы фильму «Она». «Что же будет с мигрантами, а следовательно, и с нами?» - спросили зрители у режиссёра.

– Я идеалист, снимаю кино, может быть, для десяти зрителей, которые выйдут из зала и поймут, что все мы люди, - ответила она. – Надеюсь изменить мир. Что делать в этой ситуации? Государству надо обращать на нее внимание, быть на шаг впереди того, что происходит, а не только деньги считать. Капля камень точит. Нужно работать в этом направлении. Мы не должны отпускать людей, с которыми еще вчера были одной страной, должны работать на этом поле и дружить.

Когда война – мать родна

Ленту «Стыд» о судьбе северного поселка, где живут семьи моряков-подводников, представлял оператор Юрий Михайлишин. Примечательно, что в Уфе фильм демонстрировался накануне очередной годовщины гибели подлодки «Курск». Хотя авторы картины и утверждают, что не имели в виду конкретный случай, параллели были налицо.

Фильм уфимцы приняли хорошо, хотя его название многим показалось спорным.

– За что стыдно? За Россию, за флот? – задавались вопросом зрители.

Оказалось, что режиссер имел в виду чувства главной героини, которой, по словам Юрия Михайлишин, «стыдно, что она не любит мужа, что она безразличная».

– Ему надо другое название, – не унималась одна из киноманок. – Может быть, «Совесть», «Выдержка». Вы показываете тяжёлую жизнь, и в то же время у героев доброта чувствуется...

Автор ленты  – режиссер и сценарист Юсуп Разыков, известный в первую очередь по сериалам и одноразовым телемелодрамам с говорящими названиями типа «В ожидании любви», «Удар Зодиака», «Мать и мачеха», «Домработница». Попытка в очередной раз переломить шаблон удалась не до конца. Фантасмагоричность ситуации, когда завтрашние вдовы выбрасывать в море телевизоры, чтобы вызволить со дна своих мужей, яркие второстепенные образы, страшная в своей правдивости фраза одной их героинь «Нам нужна война, без войны мы никому не нужны» – эти и другие удивительные находки теряются на фоне провальной истории главной героини. Финал ленты повторяет мелодраму девяностых «Ты есть» по повести Виктории Токаревой. И хотя актриса Мария Семенова со своей задачей справилась, основная сюжетная линия – переживания главной героини, этакой не умеющей любить снежной королевы, зрителей почти не тронула. Зато беды жителей маленького северного поселка, затерянного на берегу Баренцева моря, уфимцы приняли близко к сердцу.

– В этом поселке есть что-то позитивное? Какая-то Тьмутаракань! А общественный транспорт туда ходит? Поди, один раз в неделю? В аптеку – и то надо ехать! И что стало с собакой и оленем? – забросали зрители вопросами Юрия Михайлишин, едва окончился фильм.

– То, что у нас на экране, это еще цветочки, - ответил оператор. – В реалии люди живут значительно хуже, мы бывали в таких местах, что не передать. А в фильме негатива практически и нет. В поисках натуры мы объездили весь Кольский полуостров. В Мурманской области десятки подобных мест, где разрушенные здания. Фильм снимался зимой в посёлке Лиинахамари на берегу Керченского залива. Там до 1994 года, пока была база военных дизельных подводных лодок, жило 11 тысяч населения. А когда мы приехали, осталось менее 500 жителей. Единственное, на чем держится поселок, – компания «Русский лосось», это основной работодатель. 

 В последнее время появилось много фильмов по Север, Чукотку, Дальний Восток – те же «Левиафан», «Территория». Откуда такая мода? – поинтересовались мы.

– Мы за модой не гонимся. Юсуп снимает только то, что ему хочется, - ответил гость. –  А он очень хотел это кино снять, это первая картина не по его собственному сценарию, хотя он его переделал от и до. Когда мы закончили фильм, он сказал: «Я до сих пор не понимаю, что же мы сняли». Там выброшено несколько эротических сцен. Юсуп сказал, что если б они остались, это было б уже не «разыковское» кино.

Как поведал Юрий Михайлишин, многое из задуманного авторам ленты воплотить в жизнь не удалось. Съемочный период длился месяц - 25 смен.

– У нас с Юсупом кладбище нереализованных идей в головах осталось, - горько заметил он. - Я когда смотрел «Территорию», локти кусал и завидовал, что у меня нет технических возможностей так поснимать. Например, женщин на утесе я хотел снять в другом месте, разнопланово, с пролетами. Но у нас бюджет был весьма скромный. Многие мои друзья фильм не видели. Продюсер не заинтересован в прокате, для него это прошедший этап.

Вагончик тронется, а он останется

«Летящие по ветру листья» («Вагончик мой дальний») Валерия Харченко – самый пронзительный и, пожалуй, самый талантливый фильм фестиваля. Киноповесть о любви двух подростков-детдомовцев, Зои и Антона, на фоне трагических событий военно-лагерной истории нашей страны потрясет самого заядлого циника. Некоторые сцены, а в фильме идет рассказ в том числе и о совращении и убийстве детей, смотреть невыносимо. Но прятать от неприглядной правды голову в песок тоже нельзя.

Уфимцы приняли картину неоднозначно. В середине показа с первых рядов сорвался мужчина с криками: «Люди, не смотрите это. Если останетесь, вы предатели Родины». За ним последовало несколько зрителей. Люди уходили из зала и позже, бросая героев ленты на произвол судьбы, как часто и в реальной жизни отворачиваемся мы от тех, с кем случилась беда, навсегда вычеркивая несчастных из своей памяти.

На следующий день моей соседкой по кинозалу оказалась пожилая дама, которая рассказала, что возмущена увиденным накануне и очень хотела бы высказать все, что думает о фильме, в лицо самому режиссеру Харченко, но «он уже убежал».

– Он не приехал, лежит в больнице, - поправила я.

– И снято по книге этого… Прилепина. Все с ним понятно, - продолжала дама.

- Не Прилепина. Анатолия Приставкина.

– Ну, Приставкина. Кто он вообще такой?

– Писатель, правозащитник, сам из детдома, он уже умер.

– А вы откуда знаете? - уже с подозрением смотрела на меня собеседница. – А… журналист, - заметила она диктофон. – Как можно защищать кино, в котором советские офицеры показаны нелюдями, а единственные положительный герой среди взрослых – фашист?!

– Он антифашист.

– Н-е-ет, - пропела дама. – Я запомнила эту фразу, что он сделал когда-то неправильный выбор. Неправильный! Вот мой отец воевал!...

Чувства тех зрителей, особенно ветеранов, которые сочли фильм гнусным пасквилем, понятны. Всегда горько сознавать, что, несмотря на то, что сам ты жил честно, много работал и кровью защищал Родину, есть те, кто всю войну прятался в тылу, крал, убивал, издевался над детьми и женщинами. Еще больнее, когда кто-то вытаскивает неприглядную правду о твоей родине на свет божий, и ты понимаешь, что как бы ты ни прожил свою жизнь, судить о твоей стране и тебе будут в том числе и по этой картине. Может, и правда, стоит закрыть глаза на темные годы нашей общей истории?

К счастью, такого мнения придерживались далеко не все. Правда, современным зрителям, взращенным в эпоху, когда говорить вслух можно все, что угодно, оказалась непонятной та покорность, с которой герои ленты – подростки - принимают свою судьбу. Бывают такие эпохи, когда попавшему в беду человеку некуда бежать, сколь ни широка страна твоя родная.

Может быть, и хорошо, что Валерий Харченко не доехал до Уфы. 77-летнему режиссеру ни к чему слушать упреки и обвинения в предательстве от своих соотечественников, да и в головах заботящихся о своем душевном спокойствии зрителей встреча ничего бы не изменила. Тем же, кто выдержал сеанс до конца и сумел извлечь из увиденного горький урок, спасибо.

«Чистая победа» советской киношколы

– Каждый раз выход к зрителю – это испытание, к которому нельзя подготовить, - рассказал режиссёр фильма «Чистая победа» Георгий Шенгелия. – Но если выбрал публичную профессию, будь готов к тому, что тебя всегда будут оценивать. Ты делаешь кино не для себя, и чтобы понимать, как реагирует зритель, надо с ним общаться, слышать его вживую, ощущать дыхание зала, а не переписку в интернете вычитывать. Главное, какая эмоция будет в зале, какое настроение. Спрогнозировать ничего нельзя. Люди всегда чем-то недовольны. Показывают серьезное, жёсткое кино, которое заставляет плакать, переживать, думать, метаться всю ночь, – плохо. Показывают зрительское кино – плохо, «хотим серьезного».

По словам автора ленты, известного по фильмам «Менялы», «Стрелец неприкаянный», «Ехай», «Мусорщик», он снимал не фестивальное, а зрительское кино, и на победу на «Сталкере» не рассчитывал.

– Есть сотни фильмов, которые не входят в фестиваль «Сталкер», но они говорят о правах человека, – пояснил он. – Нашу картину два раза приглашали в конкурс православных фестивалей. Я спросил: «Какое мы имеем отношение?». «Имеете, - ответили мне.  – Нас устраивает то, что есть в этой истории для воспитания души». «Сталкер» выбрал нашу картину в конкурс, потому что в ней есть воспитание человеческого сознания, наша оценка поступков героев ложится на тематику фестиваля.

Лукаво улыбаясь, режиссер предупредил зал, что картина сделана в духе соцреализма.

– Ничего плохого в этом нет, - заметил он.  – Она очень четкая, ясная, без авторских замудрствований, второго и третьего смысла. Может быть, она в чем-то предсказуема и прямолинейна. Картина сделана в достаточно редком для мирового кинематографа жанре спортивной мелодрамы, а не драмы, не байопика. Это оригинальная история на основе реальных событий.  

Режиссер шутливо признался, что, хотя снимал он брутальное жёсткое картину для кино мужиков, оказалось, что самые ярые поклонницы «Чистой победы»  - прекрасная половина человечества.

– Я долго думал, в чем же причина, а потом понял: женщины видят на экране мужчин: нормальных, настоящих, рядом с которыми не страшно. Однажды после показа ко мне подошла женщина с двумя детьми и сказала: «У меня муж мастер спорта по самбо, двадцать лет я не знала, чем он занимается, а сейчас посмотрела ваш фильм. Теперь я его буду уважать еще больше».  Я тогда подумал: может, ради этого стоит делать кино, - поделился режиссер с публикой.

Незатейливую историю о трудном пути молодого самбиста к вершинам спортивного Олимпа  зрители приняли тепло. Тем более что на экране то и дело мелькали знакомые лица Елены Яковлевой, Льва Прыгунова, Александра Пескова. В кульминационный момент, когда главный герой одерживает-таки долгожданную победу над соперником, в зале раздались овации…

Слова, что он снял хорошее советское кино, режиссёр воспринял как высокую похвалу.

– В какой-то момент это слово стало ругательством, а сейчас понимаем, что в советском кино было много хорошего, правильного, и повторить это очень сложно. Надо верить в то, что ты делаешь, тогда ты вкладываешь в это душу. В кино не нужно много витиеватых отступлений, чтобы зритель поломал себе голову, а что же они, такие умные, хотели сказать. Тут все ясно, понятно, четко.

Меж тем зрителей интересовало, женат ли актер Владимир Нисков, имеет ли режиссер Шенгелия отношение к спорту и приходилось ли ему лично совершать подвиг, почему главный герой простил свою легкомысленную возлюбленную, и видел ли кино Владимир Владимирович Путин.

Шенгелия был ироничен и разговорчив, откровенно заигрывая с залом. Выяснилось, что однокашник и сосед по койке в общежитии Владимира Машкова и Александра Пескова актер Нисков, увы, женат. Режиссер – в прошлом профессиональный пятиборец и каратист, хотя про подвиги ответить затрудняется. Девушка самбиста прошла сложный путь и исправилась, поэтому ей дали второй шанс, а Путину кино обещали показать.

Поделился режиссер и впечатлениями об Уфе.

– Я приехал из Казани, и у меня смешанные чувства, потому что Казань произвела сильные впечатление, - признался он. – Но я большой болельщик «Формулы-1» и знаю, что Уфа – родина  Даниила Квята – человека, который, надеюсь, что-то сделает серьёзное в автоспорте.

В той же шутливой манере Георгий Шенгелия рассказал о рэпере-самбисте Саше Белом, песни которого украсили фильм, о молодом спортсмене Дмитрии Гончарове – исполнителе главном роли и о том, что нужно снимать фильмы не для спортсменов, врачей или строителей, а для людей.

– В своем фильме вы донесли, каким должен быть настоящий спорт – это честь, достоинство, патриотизм, - выразил мнение сидящих в зале пожилой мужчина, представившийся ветераном спорта. – Картина позитивная, светлая, чистая.  Снимайте, людям такие фильмы нужны!

Заповедное место

Завершил дни «Сталкера» в Уфе документальный фильм Андрея Осипова «Коктебельские камешки» – рассказ о культовых фигурах российской культуры, определенный период жизни которых оказался так или иначе связан со знаменитым крымским поселком.

Представлял ленту режиссер Андрей Осипов. Обладатель «Золотого орла» и трех «Ник» снимает литературоцентричное кино уже 20 лет. В его багаже фильмы «Голоса» о Максимилиане Волошине, «Охота на ангела, или Четыре любви поэта и прорицателя» об Андрее Белом, «Страсти по Марине» о Цветаевой, «Легенды Серебряного века»... В основе ленты «Коктебельские камешки» – интервью с певицей Марией Изергиной, жительницей Коктебеля, лично знавшей Максимилиана Волошина, Андрея Белого, Валерия Брюсова.

– В 1995 году мы с драматургом Одельшей Агишевым поехали в Коктебель, чтобы найти материал о жизни Волошина, сидели в архивах, смотрели дневники. И вдруг нам сказали, что рядом находится необычная женщина – Мария Николаевна Изергина, которая застала многих представителей литературы и культуры ХХ века. Мы записали с ней большое интервью, эта пленка потом долго лежала у меня дома, лет двадцать. Два года назад я подумал, что надо ее обнародовать. Фильм о том, что прошлое никуда не уходит. Раз мы обращаемся к этим личностям, значит, что-то они несут нам. Эти люди своими книгами, выплеском энергии помогают жить, в их книгах есть ответы на сегодняшние вопросы и помощь в разрешении этих проблем.

Фильм состоит из девяти новелл, в центре каждой – рассказ о связанном с Коктебелем эпизоде из жизни выдающегося человека – основателя поселка Эдуарда Юнге, Макса Волошина, Андрея Белого, Валерия Брюсова, Алексея Толстого, Александра Грина, Ильи Эренбурга, Григория Петникова, скульптора Георгия Габричевского и многих других. В ленте много архивных кадров, фрагменты кинохроник и художественных фильмов. Голосом Андрея Руденского авторы озвучивают вечные вопросы, которые волновали не одно поколение философов, поэтов, художников.

– Хотелось выразить ощущение причастности к своей истории, когда понимаешь, что ты маленькое звено в огромной цепи исторических событий, - рассказал режиссёр. – Мне кажется, что жизнь становится более осмысленной, интересной, глубокой, когда ты чувствуешь, что у тебя под ногами фундамент, история, опыт поколений, поисков расширения создания, границ познания мира.

У каждого человека есть место силы, куда его тянет и где он ощущает поддержку, считает Андрей Осипов.

– Для меня таким местом является Коктебель, - поделился он со зрителями.  – Кто из вас бывал там, наверняка это ощущали. Но это зависит от желания, открывается то, во что ты искренне веришь, что ты чувствуешь, что истинно хочешь. Если просто ждать, что сейчас к тебе все придет на каком-то ином уровне, ничего этого не будет. А если есть желание, жизнь расширяет пространство, и в итоге ты, может быть, и не увидишь что-то материализованное, но сможешь почувствовать, что на уровне эмоций произошло что-то новое. В картине мне хотелось выразить свою любовь к этому месту.

Антикино для гурманов

В отличие от авторов большинства телевизионных документалок, создатели «Коктебельских камешков» решили снять, как выразился Андрей Осипов, «антикино».

– Мы привыкли к телеформату, где все должно бежать быстро – история, биография. Истина в документальном телевизионном кино передается через информацию. А я оканчивал высшие режиссерские курсы, и нас учили по академическим канонам, что истину надо передавать через эмоции. Телевизионщики загоняют нас в рамки своего формата: все должно быть жареное, динамичное. Есть такая фраза: «Нет ничего смешнее спешащего человека». Хочется остановиться и задуматься, зачем мы приходим в этот мир, зачем происходят встречи, повороты. Но когда начинаешь понимать что-то, возникает уже усталость, болячки, надо готовиться к переходу.

Авторы ленты предлагают зрителям порассуждать о том, в чем же загадка притяжения Коктебеля, и как меняется человек в зависимости от политической, экономической, моральной, нравственной ситуации.

– Драматургическая концепция ленты – трансформация человека в зависимости от условий существования. Мы никого не судим, никаких ярлыков не вешаем, мы рассказываем, как по-разному складываются судьбы, – предупредил режиссер. 

В фильме есть несколько довольно резких оценок известных литературных деятелей середины прошлого века – Толстого, Эренбурга, Петникова. Правда, тут же звучит оговорка, что выбор у писателей был невелик – расстрел, в лучшем случае ссылка или сделка с совестью. Однако с «теорией трансформации» оказались согласны не все зрители.

– Молодцы организаторы, что именно ваш фильм поставили концовкой. Очень удачное содержание, голоса диктора, стихов, музыки. Немножко насторожило, когда вы говорили про трансформацию человека, - заметила пожилая дама. – Я очень советский человек, люблю СССР, и поняла, что вы ставите это в вину власти. А я думаю, что люди меняются не потому, что власть хорошая или плохая, а потому что стареют. Я это знаю, потому что сама не очень молода.

И все же то, с каким восторгом зрители воспринимают увиденное, настораживает. Складывается ощущение, что с историей, культурой и литературой родной страны публика ознакомилась впервые во время просмотра ленты Осипова. К сожалению, хронометраж картины ограничен, а рассказов о том же Максимилиане Волошине хватит на увлекательный документальный сериал. Но все ж хотелось бы, чтобы на некоторых фактах биографий наших великих предшественников авторы остановились более подробно. Ведь, как признал режиссёр, в упрощении, поверхности и схематизме не раз упрекали его и критики. Впрочем, в планах тандема Осипов-Агишев снять «Коктебельские камушки-2», на этот раз о доме Габричевского-Северцевой, Лётной горе и роли Коктебеля в покорении космоса.

– Люблю работать в киноархиве в Красногорске и в Госфильмофонде «Белые столбы», - признался Андрей Осипов. – Ты погружаешься в иной мир, где на пленке живые люди, которые смеются, хотят чего-то, как и ты. Но никого уже нет. Если долго там работать, происходит смещение в ту эпоху, кажется, что сегодняшняя реальность меняется в восприятии. Чувствую себя археологом, который в поисках черепков-планов, снимая слой за слоем, находит драгоценности.

Ретропоказ фестиваля «Сталкер» доказал, что россияне готовы и смотреть не только развлекательное, но и сложное социальное кино. То ли мода на интеллектуальный кинематограф потихоньку возвращается, то ли люди и впрямь устали от бесконечного экшна и спецэффектов и обратились к вечным ценностям. Как бы то ни было, пользу извлекли и зрители, и организаторы. Уфимцы увидели хорошее современное кино, а авторы картин убедились, что работают не напрасно, их труд очень нужен людям.

Вероника ПОЛЯНСКАЯ.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter