Башкирский курай мечтает прославить русская исполнительница

Башкирский курай мечтает прославить русская исполнительница

14 июня, 19:50
Культура
У каждого народа есть свои музыкальные инструменты, навыки игры на которых передаются из поколения в поколение. Считается, что именно национальные исполнители могут виртуозно владеть народным инструментом. Но преподаватель отделения народных инструментов Уфимской школы искусств Галина Сват собственным примером доказала, что это не так. Кроме того, профессиональная кураистка опровергает убеждение, что курай - не женское дело.

Боевая баянистка

 

Однажды Галя увидела передачу «Играй, гармонь» и непременно решила научиться играть также задорно. Но родители не восприняли всерьез желание дочери и лишь улыбались в ответ. Тогда, недолго думая, девочка самостоятельно записалась в школу искусств. Правда, гармони здесь не обучали, предложили баян, но Галину это не смутило.

- Когда уже было необходимо покупать инструмент, чтобы репетировать дома, пришлось признаться родителям, которые поддержали мое начинание, - улыбается 26-летняя исполнительница.

А на пятом году обучения вторым инструментом выбрала курай. До этого Галина слышала звучание курая лишь однажды: на одном из концертов на инструменте играл известный музыкант Ришат Рахимов. Уже тогда необыкновенный звук курая заворожил девушку. Через неделю под руководством педагога-кураиста Насибуллы Сайфетдинова Галя уже играла несколько башкирских мелодий. А через три месяца начинающая кураистка солировала в большом юбилейном концерте школы искусств на сцене ДК имени Орджоникидзе. Постепенно она начала овладевать игрой на инструменте, читала спецлитературу, прослушивала аудиозаписи.

- Когда окончила школу, передо мной встал выбор: поступать в училище по классу баяна или курая. Второй вариант отпал сам собой: в те времена считалось, что курай – это сугубо мужской инструмент, и чтобы девушка, да еще и русская, пошла на него учиться – было нонсенсом.

Два года Галина не брала в руки инструмент, играя только на баяне. Но курай сам напомнил о себе: девушку пригласили выступить на концерт именно с башкирским инструментом.

- Тогда я окончила училище, и меня приняли на работу в родную школу искусств, где некогда сама получала музыкальное образование. На концерт меня попросили исполнить произведение на курае. И снова меня потянуло к этому инструменту. В школе я как раз пришлась кстати: единственный педагог-кураист, обучивший меня, ушел, и больше таких специалистов не было. В 2004 году я открыла здесь свой класс курая. Обучаются у меня не только мальчики, но и девочки. А самый лучший ученик, у которого получается чистый звук – это русский паренек, правда, с татарскими корнями. К своим ученикам я отношусь со всей строгостью. Как говорил один из моих лучших преподавателей Валерий Чалов: «Постепенно я должен становиться тебе ненужным. Чтобы после окончания училища ты не ждала, что я приду к тебе и что-то подправлю, учись мыслить сама». Этого же я требую и от своих подопечных.

Теперь Галина со своими учениками участвует в различных конкурсах и фестивалях разных уровней: от районных до международных. За пределами Башкирии, музыканты с удивлением узнают о существовании такого уникального инструмента.

- В Петербурге перед выступлением ко мне подошли организаторы и спросили, нужно ли курай настраивать. Я им рассказала историю башкирского инструмента и объяснила, как из него извлекать звук. В Праге же выступление запомнилось потрясающей акустикой в местной филармонии. Я наблюдала как всех слушателей, начиная от профессоров пражской консерватории до рабочих сцены, захватывала мелодия курая. За это мы получили бурные аплодисменты и сияющие глаза публики.

На сцене девушка себя чувствует уверенно, не испытывая никакого волнения. А вот стоит ей после исполнения номера зайти за кулисы, как начинается мандраж.

- Когда я только начинала выступать в училище с баяном, то от волнения даже ноты забывала. Помню, был юбилей тогдашнего директора школы искусств Евгения Данилова, и меня пригласили на прослушивание перед концертом. В этот день я ехала на троллейбусе, жутко нервничала и вдруг подумала: если сейчас попадется счастливый билетик, то буду играть. Так и произошло. После выступления мне говорили, что я своей игрой на баяне поставила всех на уши. Так, в 16-летнем возрасте состоялся мой дебют.

 

Душевный инструмент

 

Галина Сват признается, что только игра на курае делает ее духовно богаче.

- Например, когда возникает усталость, берешь его в руки, сыграешь несколько нот и приходит покой. Музыка курая лечит душу, помогает понять, что все проблемы – надуманы, а есть что-то другое, вечное.

На выступления кураистка ездит с целым тубусом кураев. У каждого инструмента своя тональность, свой тембр, которые зависят от диаметра дырочек. Курай выбирается исходя из того, какую мелодию будет исполнять артист: протяжную или плясовую. К тому же курай – очень хрупкий инструмент.

- Однажды накануне выступления мне наступили на инструмент, который лежал на сцене.  Так я лишилась своего самого счастливого курая. Хотя мастер мне его отреставрировал и звук остался прежнем, но выходить с таким инструментом на сцену нельзя – плохая примета. Я настолько чувствую инструмент и отношусь к нему трепетно, что перед каждым концертом мне снятся вещие сны: если во сне я играю замечательно - выступление будет удачным, если же что-то не заладится, то и наяву игра не идет.

Галина признается, что ее профессиональное становление происходило тяжело.

- Приходилось во многом себе отказывать, на развлечения времени не оставалось. Даже свой любимый спорт - лыжи и плавание - приходиться временами бросать, когда нужны усиленные репетиции. И в еде тоже приходиться придерживаться правил. Например, в день выступления не следует пить кофе – оно сушит горло.

Галина считает, что инструмент должен выглядеть естественно, а украшения на нем – это излишество.

- У меня есть один разукрашенный курай, но он сувенирный. Я его получила в подарок от мастера-изготовителя башкирских народных инструментов Ансара Янгужина, который был до глубины души удивлен, увидев русскую девушку, владеющую башкирским инструментом. Этот курай я называю «золотым», он мне дорог как память. Да я и сама до сих пор не понимаю, почему именно появилась тяга к башкирской музыке, но когда я слышу первые ее аккорды, то душа замирает. Ни одна другая музыка больше не вызывает у меня такие чувства.

Примечательно, что родственники Галины - музыкально одаренные люди.

- Один дед играл на гитаре и баяне, второй – на ложках, бабушки пели русские народные песни, отец в молодости не расставался с гитарой, дяди и тети тоже пели в народных хорах, но ни у кого не было возможности получить музыкальное образование. Сразу после школы шли работать. Я первый человек в семье, кто окончил училище искусств. Теперь племянницы пошли по моим стопам: Дина заканчивает музыкально-теоретический факультет, отлично поет, а Екатерина учиться в школе по классу гитары и мечтает поступить в училище.

Теперь Галина получает высшее образование в Петербургском университете культуры. Правда, поехала девушка поступать в консерваторию северной столицы по классу баяна, но судьба распорядилась иначе. Доехав до Питера, Галя, вытащила инструмент из чехла и с ужасом обнаружила, что он сломан – на нем невозможно играть.

- Поиски мастера и ремонт заняли много времени, и инструмент я получила в день экзамена. Естественно, без репетиций я не стала играть и поступила в университет культуры. Как будто сама жизнь отодвигает баян: пришла работать в школу искусств -  учеников-баянистов дали спустя долгое время. Если раньше на концертах я выступала с кураем и баяном, то теперь просят только мелодии в исполнении башкирского инструмента, ведь на нем играют меньше.

Пока Галина не обзавелась семьей, но она твердо уверена, что ее будущие дети непременно будут заниматься искусством – музыкой, живописью или танцами.

- Главная моя цель – как можно больше людей познакомить с кураем. Потому что это сокровище, которое должно стать достоянием всего мира. Только нужно грамотно его преподносить.

Анастасия ЖИЛКИНА.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter