Бывшие игроки «Урала» ответили Гаичу

Бывшие игроки «Урала» ответили Гаичу

29 июня, 22:42
Спорт
«МКС» уже писал о неудачном выступлении уфимского «Урала» в минувшем сезоне. Главный тренер команды Зоран Гаич рассказал о своем видении причин поражения и поведал о планах команды в будущем, заявив, что более 80 % игроков уйдут из клуба. Так и случилось. Но только ушедшие в межсезонье волейболисты молчать не захотели и собрали свою собственную пресс-конференцию.

Трое за всех, все – за троих

 

Главными действующими лицами стали хорошо известные игроки, с кем в последние годы и ассоциировался волейбол в Уфе: Леонид Кузнецов, отыгравший в столице Башкирии десять лет, Владимир Мельник, проведший в «Урале» три года, и венгр Питер Вереш, который сыграл лишь два сезона, но очень сильно полюбился болельщикам. Волейболисты прокомментировали заявление сербского тренера и рассказали свою правду об «Урале» образца 2009/2010.

- Все игроки, ушедшие из команды в это межсезонье, хотели подъехать – рассказывают экс-«уральцы». - Но у многих семейные дела, да и отпуска, сами понимаете. У Жени Матковского пока ни с кем не подписан контракт, поэтому он тоже не прилетел. Месяц назад  Зоран нарисовал собственное видение ситуации в команде в прошлом сезоне. Но у нас есть свое мнение, и мы хотим развеять все слухи. Прочитав интервью Гаича, многие из нас поняли, что попросту проиграли в этом клубе. Нам всем очень нравится Уфа, все провели здесь замечательное время, но то, о чем говорил серб, нас по-настоящему задевает. Его слова абсурдны. И то, что «Урал» в дальнейшем опирается на такого тренера, ни к чему хорошему не приведет. Это не только наше мнение, но и большинства специалистов в России и в Европе. Многим известна его сущность. Да, он – олимпийский чемпион. Молодец, ничего не скажешь. Но если будет возможность, спросите у тех сербских игроков как добывались те золотые медали.

- Зоран говорит о том, что у него не было игроков, которые могут решать серьезные задачи – это неправда – рассказывает Владимир Мельник. - У него был один из самых лучших составов за все время работы в России. Про меня он, вообще, сказал, что я всю жизнь сидел «на банке», в запасе. Вы прекрасно помните последние три сезона – мы в плей-офф попадали легко.

- Главный тренер много говорил о каком-то игроке, по отношению к которому у него не хватило жесткости, чтобы убрать его. Кто это был?

- Можете считать этим игроком всех, кто ушел в межсезонье. Ткни в любого пальцем – это он, абстрактный человек. Зоран начинает разговоры с того, что каждому игроку кое-что предлагает. Это чем-то напоминает ситуацию в сборной Франции по футболу на чемпионате мира, когда футболист Николя Анелька послал куда подальше тренера Раймона Доменека. Так вот, серб абсолютно каждому в минувшем сезоне предлагал докладывать о том, что происходит в раздевалке команды ему. Нормальные спортсмены такими вещами заниматься не будут. Когда кто-то отказывался, к нему менялось отношение, вплоть до того, что занижалась статистика, и говорилось: «Когда будешь играть по нашим правилам, все у тебя будет хорошо». И такие игроки были, вероятно, они и дальше будут сотрудничать с Гаичем. То есть даже если ты плохо играешь, но ведешь себя так, как надо тренеру, ты будешь хорошим. Он пытался нас рассорить с Питером Верешом и другими партнерами по клубу. С некоторыми, действительно, отношения испортились.

- Вы играли в других клубах, с чем-то подобным когда-нибудь сталкивались?

- Нет, это касается конкретного человека. Насколько всем известно, с Зораном такое случалось не раз и в других клубах. Ему просто не нравятся люди со своим мнением. Возьмите Тараса Хтея. Он у Гаича сидел в запасе. Сейчас он прекрасно играет в Белгороде и в основном составе сборной России.

- Владимир, и все же, вопрос лично к вам. Не секрет, что Вас очень любят журналисты, так как вы охотно идете на контакт. Вы часто появлялись и на различных вечеринках и на фотографиях различных глянцевых журналов. Это точно не влияло на игровой процесс?

- На самом деле, такое было всего один раз в минувшем сезоне, когда мы были на открытии клуба у Жени Машко. Мы были в статусе приглашенных гостей и были там до 23:00. Следующий день был выходной. Интересно, как это могло повлиять на мою игру? Достаточно просто взять статистику, которая покажет, кто выигрывал большинство игр.

- В чем все-таки Вы лично видите свою ошибку в таком результате команды?

- Поверьте, мы сделали все возможное и даже больше, чтобы команда осталась в Суперлиге на следующий сезон. Потому что реально могли вылететь. Поймите, мы не могли взять таблички и сами себя выпускать на замены. У нас был руководитель, и когда возникли недопонимания, тренер просто отказался от своих слов. Перед началом сезона он говорил о попадании в пятерку как минимальном результате, а по ходу его отказался от этих задач и подвел игроков. Он выкрутился, а виноватой у него осталась команда. Да, на площадке играет не он, а мы. И совершенно верно, что ошибки у нас присутствовали. Но установку на игру нам дает руководитель, то есть тренер. Возьмите Аркадия Козлова. Сербский наставник сразу ему сказал: «До свидания, ты не нужен». Причины нашел глупые, типа того, что Аркаша – толстый. Он сделал из всех нас «чужих». Мы были не в его интересах. В своем интервью Зоран хорошо отзывается о Юрии Маричеве, но в то же время он сам говорил, что именно Маричев все в уфимском волейболе и развалил. Из-за него, дескать, тут и была недружная атмосфера. Но это – ложь. Очень хорошо, что Юрий Николаевич в итоге в Уфу не вернулся и остался главным тренером в Краснодаре.

- Если Зоран себя вел так с первых игр, то почему же вы молчали?

- Хороший вопрос. Но если бы мы еще до начала сезона знали, что будет именно так, то такую пресс-конференцию собрали еще в сентябре. Действительно, многие верили в лучшее. Но самое главное, не все тогда хотели. Ведь есть игроки, которые просто бы промолчали. А для этого надо было участие абсолютно всей команды. Обычно, если собирается команда, перед которой ставятся серьезные задачи, и она эти задачи не выполняет, то увольняются, вообще, все: от ключевых игроков – до генерального директора. Но сейчас возникла парадоксальная ситуация: гендиректор Марат Муртазин, сделавший очень многое для волейбола в республике уходит, а тренер, проработавший год и ничего не добившийся, остается. Поймите, все верили в лучшее. Если бы мы просто не вышли на какую-то игру, то нас бы оштрафовали. Каждого. У Гаича уже был такой пример в Белгороде, когда он пять лет назад работал там старшим тренером. Против него в «Локомотиве-Белогорье» объединилась вся команда, поэтому здесь он был более предусмотрителен:  разделил всех на группы, чтобы не было единого коллектива. Он боялся того, что мы пойдем к руководству. Хотя, в принципе, это не наше дело ходить к кому-то – нам нужно думать только об играх и мы старались, поверьте.

- Я отыграл много лет в Белгороде, в Одинцово, но Уфа для меня стоит особняком – продолжает Мельник. – Мне очень не хочется отсюда уезжать, есть такое чувство, которое будет тянуть сюда постоянно. Здесь все делается для волейбола. В прошедшем же сезоне было откровенно стыдно за все. Обидно до слез. В начале этого года была такая ситуация: мы одержали домашнюю победу над «Локомотивом-Изумрудом» из Екатеринбурга и на следующий день я не смог встать с кровати. Случилось смещение позвонка, причем такое, что надо было срочно ехать к доктору в Белгород. Сразу же обзвонил и врачей, и Зорана, и генерального директора. Все знали, где я и почему отсутствую. За свой счет полетел к знакомому доктору, и он за три дня поставил меня на ноги и сказал: «Тебе не стоит играть следующий матч». Когда я вернулся в Уфу, был удивлен, что у Гаича есть ко мне претензии. Он попросту обвинил меня во лжи, дескать, я никого не предупреждал об отъезде и в итоге меня оштрафовали на 30% зарплаты. После этой истории я уже и не думал играть когда-то за этого человека, а скорее, уместно будет сказать, играл за идею. За волейбол в Башкирии. Поймите, даже сегодняшнюю пресс-конференцию нам никто не оплачивал. Мы могли собраться и в лесу на фоне башкирского флага, сути дела это бы не изменило. В Уфе много хороших людей и они нам помогли с организацией. Все переживают за нас и за эту игру в республике. Если бы мы промолчали, то еще больше запятнали бы свое имя и, получается, согласились бы с его словами. Но они – абсолютная ложь.

 

«Разделяй и властвуй»

 

- Я отыграл здесь десять лет и, уходя сейчас, я не вижу радужного будущего у этого вида спорта в республике – говорит Леонид Кузнецов. - Мне искренне хотелось бы, чтобы все было по-другому. Так получается, что есть люди, которые останавливают тот ход, который набрал башкирский волейбол. И даже не люди, а конкретный человек.

- Зоран сказал, что ему уже после первой игре в Екатеринбурге было понятно, что проблем в команде много. Что были игроки, которых надо было выгонять сразу же из-за их неспортивного поведения и несоблюдения дисциплины. В частности, много говорилось о посещении ночных заведений города Уфы…

- Уже с первой игры у нас началось разделение на «стареньких» и «новеньких». Он лично «сталкивал лбами» самых разных игроков. Он нарушал внутрикомандный климат. Есть такой изуеитский принцип: не объединять, а разделять. То есть, «разделяй и влавствуй». Так и было у него: любимчики и изгои. В «Искре» была аналогичная ситуация. Там «изгоями» стали такие игроки, как Жиба и Шопс. В «Урале» сразу после сборов он точно так же хотел убрать Вереша. А в том году Питер был одним из лучших игроков Суперлиги по статистике. Он сразу выбирает для себя людей, на которых потом свалит вину за неудачу в чемпионате. Разлад в коллективе начался только с приходом Гаича и его группы людей. Что касается ночных клубов, это все – неправда. Да, мы иногда собирались где-то командой. Но только после игр и только для того, чтобы сплотиться. Мы отдаем себе отчет, что Уфа не такой большущий город и нас где-то видели, но даже тот же бывший капитан Костя Ушаков, семейный человек, сам сказал: «Давайте уже соберемся, а то у нас в команде черте что творится». Что касается того, что нас видели перед игрой – покажите мне такого человека. Я бы сам лично, если узнал о таком человеке подошел бы и сказал: «Что ты делаешь? У нас завтра игра». Такими глупостями никто не станет заниматься, тем более странно, что подобные заявления появляются в прессе. Я, например, видел Зорана в ресторане и что?

- Расскажите, как у вас сложились отношения с новичками, которых привел Зоран. Он рассказал о том, что вы плохо приняли серба Сашу Старовича…

- Отношения сложились хорошие. Об этом можно даже судить по тому, что многие из них хотели поучаствовать в сегодняшней нашей пресс-конференции. Поверьте, никакой дедовщины по отношению к тому же Саше не было, и быть не могло. Единственное, что он – иностранец. Но вот Питер тоже иностранный игрок и с ним почему-то никаких проблем не было. Просто он сам всегда предпочитал сидеть дома. Парень молодой, сами понимаете, у него свои интересы на отдых. Он всегда был под опекой Гаича.

- Мы с Питером в предыдущем сезоне отыграли плечо к плечу почти все игры – добавляет Мельник. – Но на сборах он нас вместе не ставил. Играл то он, то я.

- Одной из причин поражения Гаич назвал отсутствие такого игрока, как Кузнецов…

- Да, а почему же он тогда меня не ставил в состав, если я такой незаменимый? У меня была травма, но даже когда я восстановился, нужного игрового времени не получал.

- Я впервые об этом говорю сейчас: в прошедшем сезоне новичкам клуба статистика подтасовывалась – рассказал Мельник. – То есть она улучшалась, чтобы к новым волейболистам не было никаких вопросов. Это послужило первопричиной того, что был уволен статистик Неджад, который работал с Зораном. Это достоверная информация.

- Когда узнали, что подтасовывается статистика?

- Мы догадывались сразу. То есть посмотреть просто на цифры – это одно. А видеть игру – это другое. У нас всегда перед глазами висели листы со статистическими данными, но «минус пять» или даже «минус сто пятьдесят пять» - это не так важно, как победа команды. Ошиблись на пару очков – ну и Бог с ним, закрывали на это глаза. Но когда это стало настолько явно, когда это дошло до руководства и вылилось наружу, на это обратили внимание и были сделаны выводы. Случилось это уже поздно – в конце сезона.

- Если бы у вас была возможность выбрать себе тренера условно, то кого бы предпочли?

- Только русского специалиста. Хотя взять даже тех же итальянцев, которые здесь работали. Они не были сами по себе, они работали вместе с Юрием Маричевым, делали общее дело. Серб же преследует совершенно иные цели. У меня в друзьях есть много тренеров, с которыми никогда не было никаких разногласий. Возьмите того же Алекно в Казани. Все тренируются, выкладываются, никто не хочет подвести этого человека. Я до последнего ждал предложения из Уфы, но теперь буду вынужден перебраться в другой клуб. Зоран подвел нашего товарища Матковского – сказал ему, пока я здесь, не беспокойся, ты будешь играть. А теперь Женя не может себе найти команду. Получается и тут все идет к тому, что Гаич не сдержит слово. Матковского в команде «Урал» не будет.

- За десять лет я тут пережил не одного генерального директора и не одного главного тренера и видел, как рос волейбол на глазах – продолжает Кузнецов. - И мне обидно, что все это может закончиться, а человек, из-за которого все случилось, просто умоет руки и скажет: «А я что?». Он ведь прекрасно знает, что не будет больше работать в Уфе после окончания контракта. Он не будет работать и в России где-то еще. Ему просто не найдется нигде места. Еще забавно, когда этот тренер говорит о профессионализме игроков, но тут же добавляет такую нелепицу, которая в России возможна, только на уровне ДЮСШ, да и то редко. Зоран уверяет, что если бы знал, что Ушаков в свои сорок лет играл на таком уровне, то не стал бы приглашать в команду связующего Олега Самсонычева. Волейбол – это конкуренция. Володя с Питером – конкуренты, но они – друзья. Я прекрасно знаю, что будет оправданием Гаича на следующий год. Он скажет: извините, у нас команда новая, нам необходим еще год, чтобы достичь результата. Вы можете говорить ему что угодно в лоб, он выкрутится. Коварство человека не знает предела. Ему дали шанс пять лет назад проявить весь свой талант в национальной сборной России. Возлагались большие надежды, были вызваны самые лучшие игроки, и никакого результата не было. Плюс были все те же скандалы.

 

Питеру веришь?

 

- Зоран рассказал о том, что я опоздал на двадцать дней. Это не правда! – прокомментировал слова Гаича венгерский доигровщик. – Во-первых, дней было не двадцать, а четырнадцать. Во-вторых, сроки сборов заранее со мной никто не оговаривал и я не знал, к какой точной дате мне надо будет прилететь. Никто из клуба мне не звонил. Только после начала тренировок со мной связались и спросили: «Почему ты еще не с нами?». Если бы кто-то сказал: «Приезжай завтра», я бы приехал. Но такого не было. Ни генеральный менеджер, ни главный тренер меня об этом не оповестили. Я не понимаю, почему в своем интервью сербский специалист говорит о том, что не являлось частью его работы.

Стоит отметить, что в Европе давно уже принято доверительное отношение к спортсменам. Даже находясь в отпуске, они всегда поддерживают форму и подготовительного периода, как такового, нет. Отметим, что Вереш несмотря на опоздание выходил в стартовых играх чемпионатах и его статистика была довольно неплохой.

- Я прибыл в Уфу для того, чтобы помочь «Уралу» - говорит Вереш. – Но сейчас мое сердце наполовину плачет, наполовину счастливо от того, что я покидаю Башкирию. Я поиграл в Европе, есть с чем сравнить, и могу сказать, что условия здесь хорошие. Мне искренне жаль, что пришлось поменять клуб и переехать в Москву, так как я привык к городу, к людям, но главному тренеру я оказался не нужен. Раньше со мной такая ситуация не происходила и теперь я даю обещание, что с Зораном больше не буду работать никогда и нигде. Хочу поблагодарить всех, что так здорово ко мне относились. Может быть, в будущем я еще вернусь сюда. Нигде в мире сильная команда не старается избавиться от сильных игроков. В «Урале» это случилось и это станет ошибкой. Больше 20-30 % игроков в той же Италии после окончания сезона не меняют. Наша же ошибка по ходу сезона была в том, что мы так и не сыгрались, не стали единым коллективом. Эта проблема началась еще до старта чемпионата. Зоран думал, что нет хорошей атмосферы, но это было не так. Еще одно главное условие хорошего результата – сильная игра связующего. Самсонычев – хороший пасующий, но он не для меня. Мне было с ним сложно играть. Те игроки, что пришли вместе с Гаичем прошлым летом вряд ли скажут вслух, что с ним тяжело играть. Не подумайте, что говоря это, я хочу выделиться. Просто это мое мнение и сейчас я свободно его высказываю. Самая главная ошибка уфимского клуба была в приглашении Зорана Гаича. Да, он, может быть, хороший тренер, но плохой человек. Он сознательно разбивал старые связки и ставил новых игроков. Я весь сезон задавал ему этот вопрос: «Почему мы не играем? Почему он дает команде проигрывать?». Если я где-нибудь встречусь с этим сербом, я, наверное, не подам ему руки.

- Вы отыграли два года в Уфе, что можете сказать о двух разных тренерах: Маричеве в позапрошлом сезоне и Гаиче – в прошлом?

- Это была огромная разница. Два года назад здесь еще работали итальянцы Фригони и Джиолито. В моей карьере то был дебютный год в России – все было новым. Ну а Зоран – это Зоран. Очень сердит на него. Я – профессиональный игрок и был вынужден из-за него искать новую команду. Счастлив, что теперь буду играть в «Динамо» с Алексеем Казаковым и Дмитрием Шестаком, с которыми уже играл в «Урале».

- Здесь отличный клуб, отличные люди, отличные условия – заключают игроки. – Но все, кто прочитал слова сербского тренера, просто смеются. Нам очень обидно, что руководство в Уфе для команды отдает все, а с приходом такого человека, как Зоран рухнуть может все. У нас порой были такие стычки в команде, которых не должно было быть. Серб же стоял просто как посторонний человек, как зритель, а потом делал выводы, противореча самому себе.

- Если бы не личность главного тренера, вы бы остались в «Урале»?

- Конечно, это не обсуждается. Скажем больше: многие хотят сюда придти. Но пока Гаич в Уфе, никого ждать нельзя. Даже игроков из сборной Сербии. Тот же Алексей Казаков не против вернуться в «Урал». А его антипатия к Гаичу известна всем. Перед подписанием контракта игроки спрашивают: «Кто будет тренер?». Как только слышат фамилию серба, сразу же дают отказ. Зоран проиграл и вместо каких-то весомых аргументов просто «отмазался». Мы не поливаем его грязью, а просто рассказываем правду. Если бы не было вот этих слов о нас, то и не было бы ответной реакции. Мы приехали в Уфу буквально на два дня решить все свои юридические дела и нам один за другим задавали вопросы: «А действительно все было так, как рассказал тренер?». Нам было ужасно обидно. Это вышло даже на европейский уровень – Питеру рассказывали об этом в Венгрии.

- А если бы все-таки вышли в плей-офф?

- Ох, боимся даже представить. Последние игры регулярного сезона провели довольно не плохо, но нам для попадания в кубковые встречи не хватило одного очка и все задавали себе этот же вопрос: «А что, если бы попали?». Мы старались, но многое было заранее предопределенно. Я в плей-ауте не первый раз играю и знаю, что там выкладываться надо на полную катушку. К сожалению, дошло до этого. Это не самые захватывающие соревнования. Нам очень понравилось, как в последние годы клуб работал с болельщиками, но, к сожалению, это все может рухнуть. Мы хотим, чтобы после нашего ухода осталось что-то хорошее. Безусловно, желаем удачи. Пусть болельщики надеются на лучшее. Но мы не представляем, как этого будет можно достичь с таким человеком. На одной из пресс-конференций в Сургуте Зорану три раза задали вопрос: «Какие задачи ставите на сезон?» и он все три раза ушел от ответа. Уже тогда стало понятно, что человек просто не готов отвечать за свои слова и решать поставленные задачи. Да, он хороший тактик. В плане ораторских способностей и вовсе он уникальный. Есть чему поучиться. Но нужна еще и практика. Да, волейбол приносит всем деньги, но нужно оставаться людьми и не ставить свои меркантильные цели выше. В любой момент, где бы мы не находились, мы готовы поговорить с Зораном с глазу на глаз и провести совместную пресс-конференцию. Мы бы сели и честно посмотрели вам в глаза, и вы бы сами сделали выводы: кому верить, а кому нет. По окончании плей-аута у нас не было даже никакого собрания. Нам просто сказали: «Вы уволены».

Отметим, что уже почти все экс-«уральцы» определились с клубом на будущий сезон. Мельник переезжает в Кемерово и усилит "Кузбасс", Кузнецов отправится в краснодарский «ГУВД-Динамо» к Юрию Маричеву, а Питер Вереш подписал контракт с московским «Динамо».

Андрей ЛОПАТА.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter