«Благовещенские слушания» перенесены на 16 ноября, Фемида отказалась заключать подсудимых под стражу

«Благовещенские слушания» перенесены на 16 ноября, Фемида отказалась заключать подсудимых под стражу

25 октября 2005, 12:35
Общество
Вчера в районном суде Благовещенска вновь собрались фигуранты и потерпевшие дела «милицейской зачистке», чтобы… опять отложить слушания на 16 ноября.По версии следствия, 13 человек получили телесные повреждения, а 329 — насильственно доставили в ГРОВД и принудительно дактилоскопировали. Несмотря на то, что потерпевшие утверждают, что их избивали «омоновцы в масках» на скамье подсудимых оказался весь начальственный состав благовещенского горрайотдела.
Начальник Благовещенского ГРОВД подполковник Рамазанов был переведен из районного управления Уфы, где занимал спокойную должность начальника штаба. Как уверяют в МВД Башкирии, подполковник должен был улучшить в провинциальном городке криминогенную обстановку — прежний начальник с преступностью не справился, и его уволили. Ильдар Рамазанов просидел в новом кресле три месяца, каждый день, накручивая из столицы Башкирии и обратно по 30 километров. Тогда-то здесь и провели «благовещенскую операцию», получившую столь громкую огласку.— Ясно, что судьба милиционеров будет сломана, — говорят в министерстве внутренних дел Башкирии.— Мы согласны на условный приговор, — объясняют правозащитники. — Потому что для милиционеров это — профессиональная смерть.Однако рассмотрение дела по существу так и не состоялось в виду отсутствия по уважительной причине адвоката Ильдара Рамазанова Зеликмана, который оказался занят на процессе в Иглинском районном суде. Алексей Зеликман передал ходатайство об отложении дела на более позднее время, кроме того, он просил обеспечить явку в суд всех потерпевших, включая тех, которые находятся на службе в армии и в местах лишения свободы. «В любом ином случае», — говорится в бумаге защитника, «могут быть нарушены права потерпевших». Ходатайство поддержали все подсудимые и их адвокаты.Защитник потерпевших же Станислав Маркелов заявил:— Мы хорошо понимаем, что рассмотрение дела по существу без участия хотя бы одного адвоката подсудимых невозможно. У наших оппонентов в суде всегда найдутся причины — другие процессы, учеба, хорошо, что не курсы кройки и шитья.По словам прокурора республики Александра Коновалова, надзорное ведомство уже проверило, правду ли говорили защитники, требуя отложить рассмотрение дела из-за необходимости присутствовать на других заседаниях. Оказалось — не соврали.Вчерашние слушания прошли под знаком возбужденного прокуратурой Башкирии уголовного дела по факту давления на потерпевших.На благовещенский процесс из 347 потерпевших явились 39 человек, в том числе Алексей Расческов и Александр Кулаков, которые ранее заявляли о давлении на них.Заметим, что Алексей Расческов получил, по версии следствия, телесные повреждения, то Александр Кулаков признан потерпевшим, потому что был незаконно доставлен в ГРОВД.— На первом судебном заседании на меня было оказано небольшое давление, — заявил Александр Кулаков. — Подошел незнакомый человек и предложил деньги за то, чтобы я помягче отнесся к обвиняемым.На вопрос председательствующей Татьяны Писаревой, как часто имели место такие факты, потерпевший ответил, что это был единичный случай.— Еще давление было, когда сотрудники ГАИ стали чаще тормозить автомашину, которой управляет мой брат по доверенности. Судья поинтересовалась, поступали ли в адрес Кулакова реальные угрозы убийством, насилием, уничтожением имущества.— Прямых нет, — ответил Александр Кулаков, — Но я ожидаю всего.И попросил суд изменить меру пресечения всем восьмерым подсудимым на заключение под стражу. С товарищем был полностью солидарен другой потерпевший — Алексей Расческов:— Ко мне не раз поступали угрозы и подкупы, чтобы я отказался от своей позиции. Первый раз это случилось в середине весны. Два человека, не предъявляя никаких документов, а представившись только по имени, заявили мне: «Вам еще жить в Благовещенске, в Башкирии. Вы маленькие люди, а за нами высокопоставленные персоны стоят».— Вы обращались в прокуратуру? — уточнила судья.— Нет, я боялся за родственников, — ответил Расческов и продолжил, — Второй раз 14 сентября перед началом заседания ко мне пришел незнакомец и сказал, что «лучше маленько отступить», взамен предлагал купить квартиру где-нибудь в Башкирии.— Он оказывал давление? — перепросила Татьяна Писарева.— Прямо не угрожал, но дал понять, что меня может сбить машина где-нибудь на тротуаре. Я боюсь за свою жизнь и прошу суд, так как подсудимые наделены властью, чтобы всех восьмерых освободили от должности или заключили под стражу.— От чьего имени действовали незнакомцы? — задал уточняющий вопрос представитель потерпевших Станислав Маркелов.— От заинтересованных лиц в суде, — ответил его клиент.— О каком подкупе потерпевших может идти речь? — накануне слушаний заявил «МК» защитник Ильдара Рамазанова Алексей Заликман. — 340 человек потерпевших — им всем рот не заткнешь, даже если 40 из них купить. Никто не отрицает факты, которые имели место быть — все согласны с тем, что в РОВД кого-то доставляли. И если что-то потерпевшие соврали под давлением следствия, так это выяснится на суде. Нет смысла никого уговаривать — ведь кроме рассказов самих потерпевших, существуют еще свидетельские показания. Раз прокуратура возбудила уголовное дело — пусть разбираются. Но я своего подзащитного сам побью, если выяснится, что он к этому причастен. Но он человек разумный, и я уверен, что Рамазанов ни на кого не давил и ни к кому не обращался. Мы со всеми обвиняемыми договорились, что никакого общения у них с потерпевшими не будет, нам скандалы не нужны. Кому-то выгодно провоцировать ситуацию.Ходатайство потерпевших о заключении обвиняемых под стражу судья отклонила, так как «нет достаточных данных о давлении и угрозах со стороны кого-либо из потерпевших». Кроме того, председательствующая не поддержала заявление Расческова об отстранении милиционеров от должности по той причине, что «подобная процедура на стадии судебного расследования законом не предусмотрена, а возможна лишь во время предварительного следствия». Помимо этого, г-жа Писарева не сочла возможным применить к потерпевшим меры по обеспечению их безопасности, так как не нашла для этого оснований.Все подсудимые и их адвокаты назвали слова Кулакова и Расческова необоснованными, и даже расценили их как «рекламу заинтересованной стороны».— Я свою причастность к всему выше озвученному отрицаю, — заявил суду начальник ГРОВД Ильдар Рамазанов. — Я не самоубийца. Особенно нелепо звучат слова о том, что от нашего имени потерпевшим предлагают различные материальные блага в виде квартир. Что могу предложить им я, проживающий в однокомнатной квартире в 16 квадратов, или Олег Соколов, чья жилплощадь 17 кв. метров? Все услышанное нами, скорее всего, провокация.— Я все еще офицер, а не бандит, — сказал начальник отряда ОМОН Олег Соколов. — И никогда не буду специально приезжать из столицы Башкирии в Благовещенск, чтобы ловить всяких там расческовых и кулаковых.Остальные подсудимые высказались в подобном ключе. При этом защита милиционеров отметила, что «в Уголовном кодексе есть статья за дачу ложных показаний, и потерпевшие, зная об этом, не меняют ранние несостоятельные высказывания». Единственный из подсудимых, пять месяцев проведший за решеткой, оперативник уголовного розыска Айрат Гильванов попросил суд приобщить к материалам дела определение Верховного суда Башкирии о том, что заключение его под стражу признано незаконным. Кроме того, он отказался от услуг защитника Вакиля Харисова, назначенного ему судом, и заявил, что доверяет свою судьбу Ирику Фазлыахметову, аскинскому адвокату, откуда Гильманов родом. Айрат попросил суд отменить постановление предварительного следствия об отстранении его от занимаемой должности. Вакиль Харисов присутствующий в зале в свою очередь сказал, что уважает мнение своего подзащитного и обратил внимание на то, что вновь вступающему в процесс коллеге из Аскино понадобится время, чтобы ознакомиться с делом.Судья назначила следующую дату слушаний — 16 ноября и отклонила ходатайство подсудимого Гильманова о восстановлении его на службе. Единственное, что осталось за рамками судебного определения, это ходатайство Алексея Зеликмана об обеспечении явки всех 347 потерпевших. Эту просьбу судья проигнорировала.Сергей ЛЕСУНОВ.
Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter