В Уфе завершилось судебное следствие по делу об убийстве топ-менеджера УМПО

В Уфе завершилось судебное следствие по делу об убийстве топ-менеджера УМПО
В Уфе завершилось судебное следствие по делу об убийстве топ-менеджера УМПО
21 января, 22:29ОбществоТатьяна МайороваФото: Наталья Якунина / Mkset.ru
Сегодня, 21 января, в Верховном суде Башкирии был последний день судебного следствия по резонансному делу об убийстве заместителя коммерческого директора УМПО Юрия Яшина, совершенном в июле 2018 года.

Плюс-минус ходатайство

Заседание началось с оглашения решения судьи по ходатайствам адвокатов и гособвинителей, поданным накануне.

Напомним, вчера адвокаты, защищающие коммерческого директора УМПО Сергея Евстафьева, которого гособвинение считает заказчиком убийства Яшина, попросили приобщить к материалам уголовного дела результаты двух исследований, проведенных специалистом московского «Центра независимых экспертиз» Сергеем Подколзиным. Одно из них касается биллинга телефонных соединений подсудимых Сергея Евстафьева и Федора Токарева, а также Николая Ахмаметьева, являвшегося ранее одновременно подчиненным первого и тестем второго.

Дело в том, что Ахмаметьев ранее на следствии и в суде рассказывал, что в сентябре 2017 года видел, как Токарев и Евстафьев общались на парковке перед заводоуправлением УМПО. Но специалист тщательно изучил данные биллинга мобильных телефонов всех троих и пришел к выводу, что этого быть не могло.

Второе исследование, проведенное Сергеем Подколзиным, увенчалось выводами о том, что ни один из 17 скриншотов WhatsApp-переписки, представленных Федором Токаревым в ходе следствия, как доказательства его переговоров с Сергеем Евстафьевым, не мог быть выполнены на телефонах Samsung моделей J5 или J7, как об этом говорил следователям Токарев. Кроме того, специалист установил, что эти скриншоты были подвергнуты редактированию и сделаны как минимум на двух разных телефонах.

Гособвинители, в свою очередь, выступили вчера со своим ходатайством, попросив судью назначить новую экспертизу с целью выяснить, на каком телефоне могли быть выполнены данные скриншоты, если не на телефоне Samsung.

В конечном итоге судья Ильгиз Ахметдинов отклонил ходатайство защиты Евстафьева о приобщении к уголовному делу результатов первого исследования. Он объяснил это так: специалист Сергей Подколзин в своих суждениях категорично заявлял, что Токарев, Евстафьев и Ахмаметьев не находились в одном месте одновременно. Тем самым он дал оценку информации, не имея для этого полномочий.

Фото:Наталья Якунина Mkset.ru

Ходатайство, касающееся исследования скриншотов WhatsApp-переписки, судья удовлетворил. Чуть позже адвокат Айрат Хикматуллин зачитал заключение специалиста присяжным и дал им на руки текст заключения для более подробного ознакомления.

А вот ходатайство прокуратуры о назначении исследования для выяснения марки телефона, на котором были выполнены скриншоты, судья отклонил, посчитав не относящимся к делу.

Фокусы с дипломами

В отсутствие присяжных адвокат Павел Киселёв заявил еще два ходатайства. В первом он попросил приобщить к материалам дела ответ на адвокатский запрос о графике работы водителя Александра Сергеева, возившего Сергея Евстафьева на служебном автомобиле. Этот документ подтверждал, что в сентябре 2017 года, когда Токарев и Евстафьев якобы встречались возле заводоуправления УМПО, Сергеев ни одного дня не отсутствовал на работе.

Второе ходатайство касалось приобщения к материалам дела ответа отдела кадров УМПО, разъясняющего сведения об образовании Николая Ахмаметьева. Во время вызова в суд он рассказал, что имеет среднетехническое образование и никогда не претендовал на место коммерческого директора УМПО. Однако адвокаты Сергея Евстафьева придерживаются иного мнения. Они выяснили, что в личной карте Николая Ахмаметьева имеется сомнительная запись об образовании, замазанная штрих-корректором.

Так, при трудоустройстве Николай Иванович указал, что имеет диплом Уфимского автостроительного техникума. Позднее в личной карте Ахмаметьева появилась запись о наличии у него диплома УГНТУ, который он якобы окончил в 2004 году, в возрасте 51 года. Но затем ее замазали штрих-корректором, сообщил Павел Киселев.

Выяснилась и еще одна интересная история. Весной 2005 года в корпоративной газете УМПО «Моторостроитель» вышла заметка о назначении Николая Ахмаметьева на должность начальника отдела материально-технического снабжения, в ней было указано, что он имеет среднетехническое образование. И уже в следующем номере газеты вышла поправка, из которой следовало, что у Ахмаметьева есть высшее образование и диплом УГНТУ.

Сами сотрудники УМПО сделали запрос в Уфимский государственный нефтяной технический университет и выяснили, что Николай Ахмаметьев никогда не числился среди выпускников вуза.

Фото:Наталья Якунина Mkset.ru

Гособвинители и представитель потерпевших не стали возражать против приобщения к материалам дела информации о графике работы водителя Сергеева, но категорически воспротивились знакомству присяжных с информацией о странностях с образованием Николая Ахмаметьева, посчитав её не относящейся к делу.

На сей раз судья принял сторону гособвинения и запретил знакомить присяжных с этой информацией.

«Не читайте с утра советские газеты»

Следующее ходатайство, с которым выступили представители прокуратуры, коснулось непосредственно нашего издания – «Медиакорсеть».

Гособвинитель Мария Карачурина попросила судью объявить предупреждение адвокатам Хикматуллину и Исмагилову за комментарии, которые они дают по итогам заседаний, а также за выдержки из лингвистического анализа скриншотов, предоставленные нам для публикации. Прокуратура посчитала, что таким образом адвокаты пытаются оказать давление на присяжных, поскольку судья не позволил ознакомить присяжных с заключением лингвистов.

Лично я никакого давления на присяжных не оказываю. Я им ничего не передавал. Что касается результатов исследования, за проведение которого защита подсудимого заплатила деньги, мы имеем полное право предлагать его для публикации. Здесь самое время вспомнить о потоке негативной информации против нашего подзащитного, которая была опубликована во время следствия, в том числе и с подачи прокуратуры, отметил Айрат Хикматуллин.

Судья Ильгиз Ахметдинов внимательно выслушал стороны и постановил отказать гособвинению в удовлетворении ходатайства.

Наш процесс проходит в условиях гласности, журналист присутствует здесь и наблюдает за происходящим. Фактов давления на присяжных я здесь не вижу. При этом я прошу на будущее адвокатов высказываться более осторожно и не давать оппонентам оснований для претензий. Могу также посоветовать; «Не читайте по утрам советские газеты!» под смех присутствующих резюмировал Ильгиз Ахметдинов.

После такого лирического отступления присяжных вновь пригласили в зал и адвокаты Павел Киселёв и Филюс Исмагилов при помощи видеооборудования показали им, как путем сверки биллинга телефонных соединений Евстафьева, Токарева и Ахмаметьева удалось выяснить, что они ни разу не оказывались втроем в зоне действия одной базовой станции сотового оператора.

Фото:Наталья Якунина Mkset.ru

Затем по просьбе присяжных были вновь продемонстрированы материалы следственных экспериментов с участием подсудимых Токарева, Мингазова, Талипова и Хасанова с выездом на место происшествия. Судя по всему, эта информация понадобилась присяжным в преддверии вынесения вердикта. И если в прошлый раз они смотрели эти видеокадры как часть обвинения, то теперь, после выступлений защиты подсудимых, присяжные наверняка подметили что-то новое в рассказах обвиняемых.

Обмен «сюрпризами» шёл до последнего

На этом присяжные прервали свою работу. А стороны, участвующие в заседании, продолжили обмен «сюрпризами».

Адвокат Рустам Гумеров, защищающий Альмира Хасанова, попросил приобщить к материалам уголовного дела данные медосвидетельствования его подзащитного, выявившеего у него серьезные заболевания, а также справку об инвалидности его сестры, которая не в силах ухаживать за пожилыми родителями.

Гособвинение, судя по всему, решило не сбавлять взятый с начала заседания темп и заявило о новых дополнениях. В первом представитель прокуратуры Роберт Фаттахов попросил изучить имеющуюся в материалах дела справку об исследовании детализации разговор абонента Токарева 20 июля 2018 года, в день убийства Яшина. Гособвинитель предположил, что он все-таки мог отправлять сообщения Евстафьеву через WhatsApp, поскольку в тот день было зафиксировано интернет-соединение, произведенное с его телефона. Когда адвокаты напомнили, что телефон Токарева был изучен вдоль и поперек и ничего подобного там не нашли, Роберт Фаттахов снял это ходатайство.

Фото:Наталья Якунина Mkset.ru

Однако он не перестал настаивать на другой своей идее – исследовать справку криминалистического центра следкома, в которой были указаны imei (уникальные идентификационные номера) 220 мобильных телефонов, действовавших в точках, откуда Токарев все-таки мог отправить сообщения Евстафьеву в день убийства Яшина. В итоге гособвинитель рассчитывал определить «секретный» абонентский номер Токарева, хотя тот уже признался, что всё придумал и никаких тайных телефонов не существовало.

Адвокаты напомнили гособвинителю, что и этот момент уже исследован. К тому же процессуальный статус справки не ясен. Такого вида доказательства, как справка, Уголовно-процессуальный кодекс РФ не предусматривает.

Фото:Наталья Якунина Mkset.ru

В разгар обсуждения попросил слова Сергей Евстафьев.

Я категорически возражаю против обоих ходатайств гособвинения. Мы уже в ходе суда убедились, что Токарев отправлял своей сожительницы фотографии окровавленных вещей. Теперь давайте еще будем изучать разные справки, которые прокуратура найдет в деле. Вы не верите своим глазам? обратился он к Роберту Фаттахову.

Выслушав все стороны, судья принял решение отказать в удовлетворении ходатайства гособвинения.

На этом судебное следствие, наконец-то, завершилось.

Следующим этапом судебного разбирательства будут прения сторон, в которых смогут принять участие и гособвинители, и адвокаты, и представитель потерпевших, и подсудимые.

Начало прений запланировано на 2 февраля.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter