Риф Сахабутдинов: «В Питере появится башкирский дом торговли»

Риф Сахабутдинов: «В Питере появится башкирский дом торговли»

24 августа 2009, 01:29
Политика
Постоянное представительство Башкирии в Санкт-Петербурге скоро отметит юбилей. Оно открылось почти 10 лет тому назад – чиновники разместились в исторической части города. Главная задача его сотрудников - представление интересов республики в общественно-политической, торгово-экономической, научно-технической и гуманитарной сферах сотрудничества. Ведомство выступает от имени Башкирии в девяти северо-западных регионах России, а также семи странах - Литовской, Эстонской, Латвийской республиках, Финляндии, королевствах Швеции, Норвегии и Дании.

Полтора года назад в башкирском «посольстве» произошла рокировка. Прежний полпред, получив статус вице-премьера, переехал в Белокаменную. А его преемником в Питере стал Риф Сахабутдинов.

- Риф Раисович, в северной столице вы живете и работаете уже семь лет. Считаете Питер своим городом?

- Мне здесь безусловно нравится, но к своеобразному климату нужно еще привыкнуть. В Башкирии, конечно, уютнее: радует и погода, и природа. Но мне приятно, что здесь очень много земляков.

Интересно, что в Петербурге одна из улиц напоминает выходцам из Башкирии о родине.

- Уфимская улица имеет давнюю историю – еще дореволюционную, - отмечает Риф Раисович. - Потом, в советское время, на этом месте появилась промзона - здесь расположились оборонные предприятия, и название исчезло. Но нашелся долгожитель, который поднял архивы и написал письмо президенту Башкирии с просьбой посодействовать восстановлению исконного имени.

Правда, пока кроме названия здесь ничего не напоминает о республике. 

- Еще в 2005 году мы планировали разбить на этой улице сквер, предполагая разместить нашу национальную атрибутику. Зона отдыха должна была включать и фонтаны.  Мы подготовили необходимую документацию, в этом году должно было начаться строительство, но помешал кризис. Сумма не очень большая, и я думаю, что скоро мы этот вопрос решим.

А еще через некоторое время в Питере должен появиться башкирский дом торговли.

- Пока достигнуто лишь устное соглашение между губернатором Санкт-Петербурга и правительством РБ. Завтра, например, приезжает председатель республиканской торгово-промышленной палаты, мы организовываем его встречи с руководителями предприятий, организаций, в том числе с представителями торгово-промышленной палаты Ленинградской области и Санкт-Петербурга.

Уже несколько десятилетий под Питером проводится традиционный татаро-башкирский народный праздник сабантуй.

- В этом году Башкирию представляли артисты из Уфы, Стерлитамака и Буздякского района. Правда, традиционное место проведения уже не может вместить всех желающих – с каждым годом их все больше и больше. В первую очередь - это выходцы из Башкирии, Татарии, Челябинской области. В этом году почетными гостями сабантуя стали губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко и первый заместитель губернатора Ленинградской области.

- Чем питерский сабантуй отличается от башкирского?

- В республике самая главная особенность праздника плуга – это скачки и национальная борьба. Кстати, я уже три года являюсь президентом Федерации борьбы на поясах Санкт-Петербурга. Наши спортсмены - ребята совершенно разных национальностей. Работаем на общественных началах.

- А сами борьбой на поясах занимались?

- В детстве я занимался самбо. Успехов каких-то особенных не достиг, но наработал уровень, достаточный, чтобы чувствовать себя уверенно. Правда, пришлось с этим завязать – я ведь готовился стать военным летчиком, а им запрещается заниматься борьбой, самбо и боксом.

 

Героические родственники

 

- Легко ли дался переход от военной службы к государственной? – интересуемся у Рифа Раисовича.

- Трудностей не испытывал, - признается 53-летний полпред. - До того как мне эту должность предложил президент республики, я четыре года служил заместителем командующего по авиации шестой армии ВВС и ПВО в Санкт-Петербурге. Под моим началом было почти два десятка авиационных полков - от Кольского полуострова до Пскова, а это 27 тысяч человек. И хотя теперь я руковожу скромным коллективом - всего из десяти человек - госслужба не очень сильно отличается от военной.

Сесть за штурвал боевой машины Риф Раисович мечтал с раннего детства.

- Наверное, насмотрелся художественных фильмов про войну, которые очень любил, - улыбается он. – Смелые герои обращали на себя все мое внимание. И я, конечно, мечтал стать таким же.

Риф Раисович родился в Уфе, но долго в городе не прожил – родители решили переехать в деревню Кляшево Чишминского района.

- Отец оттуда родом и всю жизнь мечтал вернуться в родные места, завести хозяйство. Здесь прошло и мое детство. Когда вспоминаю те счастливые годы, первым делом перед глазами встает наше озеро Акманай, в котором купались с друзьями все лето, лес, где вместе с родными собирали грибы и ягоды.

Но особенно запомнились Рифу Раисовичу встречи с Мустаем Каримом, который приезжал в родные места каждой весной.

- Мы всегда им восхищались: знаменитый писатель, Герой Соцтруда, да еще наш земляк! Мама рассказывала, что у нас даже есть родственные связи.

Намного позже, когда генерал-майор приехал на родину с наградой - «Золотой звездой» Героя России - Мустай Карим пригласил его к себе домой.

- Мы с ним очень долго сидели и говорили, а на прощание он подарил мне свою книгу с дарственной надписью: «Герою войны от героя труда, выросшему и воспитавшемуся на моей улице». Сейчас в Кляшево планируют создать мемориальный комплекс имени писателя. Наш великий земляк действительно этого достоин.

В отличие от многих сверстников Риф Сахабутдинов решил, во что бы то ни стало, реализовать свои мечты. Как только окончил школу, в 1973 году уехал в Сызрань учиться на летчика в Высшем военном авиационном училище.

- О своем выборе нисколько не пожалел. Хотя параллельно я готовился поступать и в авиационный институт. Но вовремя понял, что этот вуз не для меня, ведь очень хотелось летать. Наверно это единственный случай, когда человек с образованием вертолетчика командовал авиацией.

- Помните ощущения, когда впервые поднялись в воздух?

- Это особое чувство - будто земля уходит из-под ног.

Из 34 лет службы в ВВС в общей сложности восемь лет Риф Раисович провел в горячих точках. Участвовал в миротворческой миссии в Таджикистане, в боевых действиях в Афганистане, Дагестане и Чечне.

- О событиях этих лет я обычно не рассказываю – слишком тяжелы воспоминания, да и не в моих это правилах. Служба была действительно не простой, в некоторых случаях с риском для жизни – это факт.

В Афгане Риф Раисович прослужил полтора года, выполнив 540 боевых вылета. Не раз он находился на волосок от смерти, но в разговоре упомянул лишь об одном страшном эпизоде.

- В Афганистане служил в одной из самых жарких боевых точек. Однажды вечером мы высадили спецназ в засаду на дорогу, а ночью они должны были выходить на связь, но рация молчала. Было приказано разведать, найти и эвакуировать ребят. Когда подлетели, попали в самый разгар боя, когда половина отряда уже была перебита. Когда я шел на низкой высоте, в вертолет попала ракета. Несмотря на удар, мне удалось посадить вертолет. Что меня спасло? Опыт и мастерство. Может быть, какое-то везение. Иногда в это слово, как летчик, верю.

- Летчики люди суеверные?

- Примет у нашего брата действительно много. Например, нельзя фотографироваться перед полетом. На моей памяти случай, когда я убедился, что пренебрегать ими нельзя. В качестве пассажиров на вертолете было несколько генералов и полковников из генерального штаба Вооруженных сил РФ. Когда машина была в воздухе, в нее попала ракета, вертолет взорвался в воздухе, а на месте аварии нашли моментальные снимки популярной в те годы камеры «Полароид», сделанные перед самым полетом. Вот и не верь после этого в приметы.

 

Летающий танкист

 

Тогда же, в Афганистане был случай, когда Сахабутдинову пришлось сесть в горах, чтобы спасти раненых. В вертолет набились больше десяти человек. Из-за перегруза взлететь шансов не было. Тогда Риф Раисович принимает решение взлетать как на самолете - съехать на скорости со скалы в пропасть. Или спасти всех, или вместе с ними погибнуть. Разогнались, нырнули с обрыва и удачно взлетели.

Позже начальник армейской авиации объединения, полковник Сахабутдинов участвовал в контртеррористической операции на Северном Кавказе, когда совершил 237 успешных боевых вылетов.

В августе 1999-го на командный пункт поступила информация, что разведгруппа попала в засаду в районе населенного пункта Горагорск. Есть погибшие и раненые. Для выяснения ситуации на место вылетели командующий группировкой и начальник армейской авиации полковник Сахабутдинов. «Восьмерка» приземлилась практически в эпицентре боя. Сориентировавшись в обстановке, Риф Раисович вызвал вертолеты огневой поддержки. Затем он же навел «Ми-24» на боевые позиции бандитов с ювелирной точностью. На базе в «вертушке» Сахабутдинова насчитали 16 пробоин, но разведчиков удалось вытащить из пекла. Боевики же потеряли тогда 70 человек убитыми.

Одной из самых сложных стала операция на высоте вблизи дагестанского села Ботлих. Здесь на хорошо оборудованных позициях закрепились отряды боевиков Басаева и Хаттаба. Продвижение наших подразделений в этом районе было чревато большими потерями. За дело взялись вертолетчики. Преодолевая сильное огневое противодействие со стороны бандитов, подчиненные Сахабутдинова методично наносили точечные удары по окопавшимся террористам. Во взаимодействии с артиллерией «летающие танки» выбили «духов» с господствующей высоты.

За мужество и героизм, проявленные при уничтожении боевиков, Риф Раисович получил из рук российского президента высокую награду - «Золотую звезду» Героя России.

- Из нашего курса 77 года выпуска генералами стали многие, а вот официальным героем – лишь я один, - замечает он. - Самое сложное и страшное на войне – не самому попасть в переделку, а отправлять своих летчиков на выполнение боевых задач, когда риск очень велик. За время участия в боевых действиях я потерял очень много своих друзей и подчиненных - молодых ребят-летчиков.

- Участие в боевых действиях изменило отношение к жизни?

- Самому ответить сложно - со стороны, наверно, виднее. Сам я считаю, что чувство реальности не потерял. Жизнь ведь продолжается. Но война есть война, и это время мы вспоминаем вместе с сослуживцами. Каждый год 15 февраля - в день вывода советских войск Афганистана – отмечаем дату здесь, в Санкт-Петербурге, где есть аллея славы афганцев. Приезжают и родители солдат, служивших там.

Несмотря на высоты, достигнутые в военной карьере, Риф Сахабутдинов не теряет связи с друзьями детства и юности.

- С товарищами по возможности встречаемся и в Уфе, и в Кляшево, где летом живет мама. Зимой она переезжает в Уфу – поближе к моим сестрам и братьям. Раньше, когда служил, навещал родных и знакомых раз в два года. Сейчас и отпуск провожу в Башкирии, а по служебным обязанностям бываю в Уфе и того чаще - каждые три месяца.

С супругой Галиной Риф Раисович познакомился во время службы: дочь военнослужащего, она всюду следовала за отцом, и сама пошла по военной стезе – завершила карьеру в звании старшего прапорщика. 

- Мы встретились, когда она была еще школьницей, - вспоминает генерал-майор. – Вырастили двоих дочерей – Елену и Юлию. Обе получили высшее образование. Младшая в этом году одновременно закончила два университета: инженерно-экономический и педагогический, устраивается на работу.

- О сыне мечтали?

- Конечно, девочки есть девочки, но сожалений по этому поводу никогда не испытывал, - смеется он. – Рад, что сложилось именно так. А вот о внуках, как и любой родитель, мечтаю. Род обязательно должен продолжаться.

Риф Сахабутдинов уверен: человек должен быть доволен жизнью, если достигает поставленных целей.

- Конечно, для этого придется сильно потрудиться, ведь просто так с неба ничего не падает. Я счастливый человек - имею хорошую семья, любимую работу. Все задачи, которые я ставил перед собой, выполнил. Если б мне предложили начать все с нуля, то ничего не стал бы менять. Но самое главное, что осуществилась моя детская мечта. А ведь этого добиваются не многие. 

Дмитрий СТЕКОЛЬ.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter