Вскрытие накажет? Врач, отправивший пациентку на тот свет, отделался условным сроком

Вскрытие накажет? Врач, отправивший пациентку на тот свет, отделался условным сроком

19 октября 2008, 21:05
Политика
В минувший вторник Верховный суд Башкирии оставил в силе приговор, вынесенный Октябрьским судом Уфы хирургу Азамату Фатхуллину. Врачебные ошибки в нашей стране крайне редко становятся предметом уголовного разбирательства. А подобные дела, дошедшие до судов, вообще можно пересчитать по пальцам. Хирург 21-й больницы Азамат Фатхуллин настолько непрофессионально отнесся к своим обязанностям, что забыл 18-сантиметровую дренажную трубку в теле пожилой женщины. Правда, суд приговорил 34-летнего горе-лекаря лишь к двум годам лишения свободы условно, в то время как его пациентка скончалась по-настоящему.

Шов времени

 

- Маму не вернуть, - говорила на суде дочь погибшей женщины. – Значит, у нее судьба была такая – умереть в 64 года.

В больницу пенсионерку привезли на скорой, и здесь провели лапароскопию, призванную выявить причину недуга. Когда диагноз стал ясен, женщину поставили на ноги. Она уходила из больницы искренне благодаря врачей. Но через полтора года скончалась в муках.

Дренажную полихлорвиниловую трубку длиной в 18 сантиметров и диаметром около сантиметра обнаружили патологоанатомы при вскрытии. Они и предположили, что причиной смерти стал гнойный перитонит, вызванный инородным телом. Пластиковая трубка прорвалась в брюшную полость, и женщина была обречена. Сразу после того, как эксперты установили причину смерти, правоохранители возбудили уголовное дело, но найти виновных в гибели пенсионерки оказалось непросто. Лишь спустя три года на скамье подсудимых оказался хирург Фатхуллин, однако, до окончания процесса он так и не признал своей халатности.      

Суд установил, что после того, как женщине была сделана операция, в брюшную полость был введен дренаж, призванный контролировать жидкость в кишечнике. После того, как больная пошла на поправку, трубку должны были удалить. Но несчастную, судя по всему, выписали с пластиковым шлангом в животе.

На процессе хирург уверял, что он трубку убрал, однако нужной записи в истории болезни не было. Коллеги по цеху, выступавшие свидетелями, уверяли, что хирургическая принадлежность могла попасть в тело погибшей и при любой операции, не обязательно проведенной в 21 больнице. Доказывали, что трагедия могла случиться по вине больной, случайно во сне протолкнувшей трубку внутрь. Объясняли, что гнойный некротический абсцесс мог развиться по любой другой причине, например, при аппендиците. Намекали, что пожилая женщина могла пережить криминальный аборт. Рассказывали о том, что инородное тело может годами находиться в брюшной полости, не причиняя никакого вреда.  

Врачи, конечно, считают себя несправедливо обиженными. Потому что наличиствующие у послеоперационных больных инородные тела даже имеют специальное медицинское название — ятрогенные (от греч. iatros — врач). То есть занесенные в организм человека при помощи медиков. В любом лечебном учреждении вам навскидку назовут пару-тройку недавних случаев. Этой теме посвящено много монографий хирургических светил, от описываемых случаев стынет кровь — стоматолог уронил в пищевод пациента вставную челюсть, в дыхательное горло — зуб, отоларинголог "забыл" в ухе ватную палочку, оперирующий врач оставил в желудке инструмент, а гинеколог — две внутриматочные спирали. Только описываемые в научных трудах случаи отличаются тем, что пациента счастливо спасали, прооперировав и удалив предметы врачебной забывчивости. А про дренажную трубку в теле пенсионерки в 21-ой больнице никто не вспомнил.

 

Бессердечный приступ

 

Мы все привыкли к бедности наших больниц, к грубости персонала, к тому, что врачи не слишком задумываются о способах лечения, а действуют эффективными, по их мнению, методами, не учитывая того, что у каждого организма разные особенности. Всем известно, как переполнены наши лечебницы, как устают работающие сутками врачи, как мала их заработная плата и как непредсказуем может быть человеческий организм. Однако все эти оправдывающие эскулапов обстоятельства отодвигаются на второй план, когда каждый перекладывает ситуацию на себя.

- Удаление дренажной трубки рутинная процедура и хирург Фатхуллин не обязан помнить, сделал ли он это в случае с погибшей больной, - оправдывал подсудимого один из коллег.

Неужели разговоры про то, что у каждого медика есть свое кладбище, вовсе не циничный юмор, а ужасающая реальность?

— Судить врача за ошибки — жестоко, — уверены медики. – Не ошибается тот, кто ничего не делает, а хирург в силу профессии со смертью на «ты» – ведь вмешательство в человеческий организм это всегда риск.

Суд посчитал, что в смерти пенсионерки все-таки виновен лечащий врач, который сначала забыл про трубку, а потом, пытаясь спастись от уголовного преследования, заставил медсестру сделать в журнале перевязок напротив фамилии больной запись: «Др. убрал». Сокращение понадобилось именно потому, что втиснуть полное предложение было некуда. Экспертиза установила, что надпись появилась намного позже остальных предписаний.

Азамат Фатхуллин настаивал и на том, что карточку больной, где нет записи об удалении дренажа, перепутали с данными пациента-однофамильца, в это же время находившегося на излечении в хирургии. Но следователи такого больного не нашли.

- В должностные обязанности хирурга входило удаление дренажной трубки, - говорит старший помощник прокурора Октябрьского района Уфы Наталья Макарова, выступавшая обвинителем на процессе. – А потому именно он виновен в ненадлежащем исполнении профессиональных обязанностей, приведших к гибели женщины. Он не только не признался в своей забывчивости, но и пытался ввести суд в заблуждение. 

Г-жа Макарова настаивала на реальном сроке лишения свободы для эскулапа и требовала лишить его права заниматься врачебной деятельностью. Но суд решил иначе, пожалев молодого отца – Азамат Фатхуллин получил два года условно и остался работать в больнице.        

 

Прописанная смерть

 

Привлечь медиков к уголовной ответственности за нанесенный вред пациентам, практически невозможно. Медицинское сообщество стеной встает на защиту коллег, объясняя, что летальный исход мог произойти по тысяче и одной причине, которые не имеют никакого отношения к профессиональным навыкам врача.

- Во время следствия нам пришлось столкнуться с корпоративной солидарностью, - рассказывают в Октябрьской прокуратуре Уфы. - Врачи намеренно сыпали научными терминами, давая понять, что людям несведущим в медицине, не стоит рассуждать о причинах смерти. 

Напомним, три года назад два громких процесса против врачей состоялись в Стерлитамаке.  55-летняя Аниса Насретдинова — дежурный врач-педиатр выездной бригады станции скорой помощи попала в тюрьму, а 47-летняя Гульназ Рафикова — заведующая акушерским обсервационным отделением главной больницы города была осуждена условно.

Насретдинову обвинили в смерти двухлетней девочки. Педиатр, решив со слов матери, что малышка отравилась таблетками от кашля, принялась промывать ей желудок и проткнула зондом брюшную полость и задела печень. И хотя Аниса Гиндулловна, педиатр с большим стажем, проработавшая на станции скорой помощи более 20 лет, до сих пор уверена, что проткнуть ребенку желудок могли и в приемном покое, где спасали девочку от отравления, женщина провела за решеткой три месяца, пока приговор в кассационной инстанции не заменили на условный. 

Заведующая акушерским отделением ЦРБ Стерлитамака Гульназ Рафикова попала под следствие, после того, как выяснилось, что она забыла в брюшной полости пациентки марлевую салфетку. Г-жа Рафикова «кесарила» сложную роженицу, поступившую на «скорой» без учетной карточки и как рассказала на суде: «главным было спасти мать и ребенка». Новорожденный умер спустя три дня после операции, а несчастной мамочке удалили большую часть тонкой кишки, так как метровая ткань начала гнить в брюшине.      

- Очень трудные это были дела, — вспоминает следователь Стерлитамакской прокуратуры Тимур Галиев. — И не потому, что пришлось вникать в медицинские тонкости, а потому что довести следствие до конца представляло большую проблему.

Не меньшие сложности испытали и уфимские следователи, пытаясь наказать эскулапа за смерть пенсионерки. 

— Врачи теперь боятся работать, — говорят в 21-ой больнице. — Ведь мы часто жизнь кладем на то, чтобы спасти больного. А теперь, получается, каждый из нас под уголовной статьей ходит.

— Человеческая жизнь бесценна, — говорят в прокуратуре. — Право на жизнь закреплено Конституцией, а потому врачи должны были ответить за свои ошибки. После процесса над Азаматом Фатхуллиным в медицинских учреждениях сделали самые серьезные выводы.

Только это совсем не успокаивает, когда понимаешь, что цена врачебной ошибки — чья-то жизнь.

Сергей ЛЕСУНОВ.

 

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter