Резервист Сталина

Резервист Сталина

12 апреля 2005, 23:35
Политика
Для уфимских пенсионеров Насретдиновых нынешний год - трижды юбилейный. Во-первых, главе семейства Машурату Шакировичу исполняется 80 лет. Во-вторых, он с супругой Мастурой Закировной отмечает <золотую> свадьбу. И, в-третьих, - 60-летие Великой Победы. Причем именно эту дату ветеран войны считает главным праздником 2005-го.Супружескую чету Насретдиновых всегда называли образцовой семьей. И история их совместной жизни могла бы стать украшением книжки для молодоженов с названием <Как сохранить крепкую семью> или <Как пронести любовь через долгие годы>.
Машурат Шакирович и Мастура Закировна воспитали четверых детей, у них семь внуков и трое правнуков. Супруга без отрыва от производства представляла народную власть в районном, а затем и в городском советах, а муж - всю жизнь проработал в прокуратуре. Двое детей Насретдиновых продолжили правоохранную династию, начатую отцом, а теперь по стопам деда пошли и внуки. <Как в="" песне="" поется="" мои="" года="" -="" мое="" богатство="">, - в один голос заявляют муж с женой. - <Прожили жизнь="" счастливо="" дай="" Бог="" каждому.="" Невзгоды="" переносили="" вместе.="" Да="" и="" главное="" испытание="" -="" война="" -="" выпало="" на="" юношеские="" годы="" когда="" мы="" еще="" не="" были="" женаты="">.Война унесла жизнь старшего брата Мастуры Закировны Зульфара Байгильдина. Причем вражеская пуля настигла его в День Победы, 9 мая. Погибли на фронте три ближайших родственника Машурата Шакировича Салих, Касым и Шаяхмансур. А братьев Насретдиновых смерть миновала. Старший Узбек, контрразведчик, прошел всю войну и продолжил военную карьеру в мирное время на пограничной заставе в Западной Украине. Машурата тяжело ранило в ожесточенных боях под Витебском, и День Победы он встретил в госпитале. Именно в 1945 году в его документах появилась отметка <инвалид войны="">, которой молодой мужчина долгое время стеснялся.- Я родился в селе Арсланово Чишминского района Башкирии, - рассказывает Машурат Шакирович. - В школе начал учиться с шести лет, а в 16 - окончил десятилетку. Шел 42-й год, самый тяжелый в военной истории. И моим самым главным желанием было, естественно, попасть на фронт и сражаться с врагом.Намерено увеличив в анкетных данных возраст, Машурат записался в добровольцы. Вчерашнего школьника направили в Одесское военное пехотное училище имени Ворошилова, в то время эвакуированное в казахский город Уральский. Училище курировала ставка Верховного главнокомандующего.- Нас называли резервистами товарища Сталина. - вспоминает ветеран. - Гордости не было предела.В 1943 году по окончании училища сталинских резервистов отправили на Западный фронт. Военная биография 17-летнего пацана и его товарищей началась в Смоленской области. Неподалеку от линии фронта эшелон попал под бомбардировку немецкой авиации, от состава практически ничего не осталось. На счастье курсантов фашисты бомбили поезд в лесу, и большинство солдат успели укрыться в чаще. Целую ночь новобранцы шли пешком и к утру добрались до места дислокации.- Меня назначили командиром отделения, - продолжает Машурат Шакирович. - Я хоть безус и юн, но, по мнению, начальников, был образован (в те годы редко, кто оканчивал десятилетку).На следующие утро после прибытия поступил приказ о наступлении.- Очень важно перебороть страх. Мотострелков на фронте называли <смертниками>, что, в общем-то, справедливо - пехота всегда впереди. Признаюсь, в первой атаке мне было не по себе. Неизгладимое впечатление произвела картина, когда немец подкосил капитана. Я попытался ему помочь, вытащить из под огня, подполз и вижу - он мертв: в животе зияющая рана, а оттуда кишки вываливаются. Но я понимал, что негоже командиру бояться. И, знаете, в первый же атаке через два часа страх ушел. Как сейчас отчетливо помню, пули над ухом свистят - мы наступаем, идет стрельба, а я ловлю себя на мысли: .Каждый день наступления на фронте был похож один на другой. Чуть-чуть начинало светать, противник начинал бомбежку, ему отвечали залпами советские <Катюши>. А затем - затишье. Как справедливо говорили, затишье перед бурей. Дивизия, где служил Машурат Насретдинов, продвигалась все дальше и дальше, освобождая от оккупантов город за городом, поселок за поселком, деревню за деревней.- Я очень хорошо помню, как мы вошли в город Карачев на Брянщине. Скорее, это был не город, а сплошные руины. Вижу на улице древнюю старуху с пацаненком лет пяти, спрашиваю у мальчика: <Ты голоден="">. А он: . У меня аж сердце защемило, вытащил тушенку, сухари и отдал ребенку, а бабушке - запасное белье и чистые портянки. Пожилая женщина перекрестила меня и сказала: <Спасибо сынок="" Дай="" Бог="" чтобы="" ты="" с="" войны="" живым="" вернулся="">.До сих пор у старого солдата всплывает в памяти тот эпизод, и он искренне полагает, что крестное знамение и слова карачевской бабки помогли ему не погибнуть на войне. Ведь именно под Карачевым его в первый раз серьезно ранило, но он выжил.- Я даже не знаю, как меня контузило, - говорит Машурат Шакирович. - Очнулся, кричу: <Вперед за="" Родину="">, пытаюсь встать и упираюсь головой в брезент госпитальной палатки.В медсанбате сумели поставить его на ноги. Сначала боец попал в Калининский батальон, а оттуда старшего сержанта и его товарищей перебросили под Витебск. Причем отправлять пополнение на Белорусский фронт воинским эшелоном не было возможно, и батальон 20 дней подряд двигался к новому месту дислокации ночными марш-бросками, преодолевая ежедневно по 30-40 километров. Наступил декабрь 1943-го. Машурат Насретдинов стал помощником командира взвода. В батальоне он был самым молодым начальником.- Наверное, тяжело командовать солдатами, которые годятся тебе в отцы?- Я бы так не сказал. Да и подчиненные относились ко мне с уважением. У нас служили представители 13 национальностей, многие были из тюркоязычных народов и плохо говорили по-русски. Меня же они понимали отлично, и порою даже говорили в присутствии начальников-славян: .- Вы помогали подчиненным преодолевать страх перед атакой?- Конечно. Иногда ведь достаточно просто подбодрить человека, сказать ему несколько добрых слов. Но понятия <страх> и - не синонимы, - в этом я убедился как раз в Белоруссии, - рассказывает фронтовик. Мы вырыли окопы, укрепились. А наш комбат Павленко, высокий мужчина ростом под два метра, пришел проверять. Но надевать маскхалат не стал. Комроты говорит ему: <Товарищ майор="" пригнитесь="">, но не успел он завершить фразу, как Павленко сразила пуля снайпера прямо в голову.Немцы на Белорусском фронте держали упорную оборону. Продвигаться вперед советским войскам было затруднительно. Как и где укрепился противник наступающим неизвестно, необходима была разведка боем.- Задачу возложили на нашу роту, - говорит Машурат Шакирович. - Надо было взять , а фашисты не то чтобы не давали внедриться в тыл, а открыв шквальный огонь не позволяли даже приблизиться. В этом сражении тяжело ранило моего лучшего друга Женю Петрова. Я вытащил товарища с поля боя, передал санитарам. Эта была наша последняя встреча, фронтовые дороги разошлись: Как-то в 70-х годах увидел по телевидению Евгения Примакова, который в то время возглавлял институт востоковедения. Уж больно он оказался на Женю Петрова похож. Думаю: <А вдруг="" это="" и="" есть="" мой="" боевой="" друг=""> Ведь документы я у товарища на фронте не рассматривал. Может, просто в фамилии ошибся, а тот никогда меня не поправлял. Ну и отправил Примакову письмо.- Он ответил?- Да. Евгений Максимович написал, что 1929 года рождения, не воевал. И в конце добавил: . Я это письмо храню в семейном альбоме.- Рядом с фронтовыми снимками?- Нет их у меня. Не до фото на войне было. Впрочем, о том, чтобы <запечатлеться на="" память=""> на полях сражений тогда мало кто думал. - В ходе той операции под Витебском взяли?- Даже трех. Но ценою огромных потерь. Погибли командиры роты и взводов, много солдат. Я тоже пострадал в том бою.Из великого и могучего русского языка Машурат Шакирович скромно выбрал слово <пострадал>, хотя его ранило очень тяжело. Вражеская пуля осталась в теле старшего сержанта, и извлекать ее в полевых условиях было невозможно. Кроме того, у пехотинца оказались сломаны сразу четыре ребра.Семь месяцев за его жизнь сражались врачи, а когда наконец выписали из госпиталя, вынесли вердикт - о фронте не может идти и речи.- Я, конечно, надеялся, что здоровье поправится, и снова встану в строй. Была полная уверенность, что нужен фронту. Но доктора рассудили иначе.- Разве в конце 1944 года еще не было ощущения, что Победа близка?- Знаете, тогда казалось, что война - некая константа, сражаться придется еще долго. Когда стало ясно, что воевать я больше не поеду, устроился на оборонный завод мастером. Делали для фронта бинокли, причем спрос на продукцию сохранялся и в 1944 и в 1945 годах. Приближение окончания войны мы явственно ощутили только в апреле 45-го. Меня потом пригласили принять участие в Параде Победы, но я не смог из-за болезни - ранения дали о себе знать, развился двусторонний плеврит. Так что маршировать на Красной площади с солдатами-победителями мне не пришлось.- А в год 60-летнего юбилея вы примете участие в Параде?- Да какой там! Едва хожу, с палочкой передвигаюсь, - указал Машурат Шакирович на трость в углу. - Остается только смотреть телевизор. Впрочем, это ведь не главное. Одно знаю точно, 9 мая я душой и мыслями буду на Параде, рядом с другими фронтовиками, которые сделали все, чтобы День Победы наступил.Андрей АРИСТОВ. в Уфе> от 13.04.05 г.
Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter