На выборах в Госдуму национальные регионы могут стать опорой партии власти

На выборах в Госдуму национальные регионы могут стать опорой партии власти

6 октября 2015, 20:06
Политика
Иркутский прецедент, в результате которого кандидат на выборах губернатора от партии власти потерпел поражение, позволяет говорить о том, что в Кремле действительно поощряют тренд на конкурентность в регионах. Однако речь идет, прежде всего, об областях с более-менее моноэтничным составом населения. В таком случае национальным республикам отводится роль оплота партии власти, что, безусловно, может сказаться на итогах выборов в Госдуму в 2016 году.

В составе Российской Федерации 22 национальных республики, четыре автономных области, девять краев, 25 областей и три города федерального значения. В силу исторических, административных и прочих особенностей в этих субъектах сформировался особый тип региональной политической субсистемы (политии). Для формирования баланса взаимоотношений с регионами в центре готовы применять разные стратегии взаимодействия с этими субъектами.

В 1990-е Борис Ельцин провозгласил огульный суверенитет по принципу «танцуем все» и «берем столько суверенитета, сколько сможем проглотить». Однако очень скоро центр осознал всю пагубность такой политики, и на смену ему пришла жестко выстроенная вертикаль.

С точки зрения сохранения единства и целостности государства – это был верный шаг, однако эта модель ведет к сверхцентрализации ресурсов и дисбалансу во взаимоотношениях центра и регионов, о чем мы неоднократно говорили.

Последние тренды пусть косвенно, но все-таки свидетельствуют, что центр готов пересмотреть некоторые принципы взаимоотношений с регионами. Судя по последним заявлениям прокремлевских политологов и высказываниям замрука администрации Путина господина Володина, Кремль будет инициировать конкуренцию на региональных выборах.

Позиционируется, что Кремль становится главным ответственным за состояние политической системы, за легитимность выборов и честность правил игры на них.

Победа альтернативного властям кандидата на выборах губернатора иркутской области позволяет Кремлю позиционировать в качестве приоритетной ценности не продвижение интересов «Единой России», а принципов конкуренции.

Такой политический ход представляется верным, поскольку позволяет снять остроту напряженности в обществе и даже ее канализировать в электоральный процесс.

Пример Иркутской области, действительно, создает прецедент, который можно широко распространять в том смысле, что региональное политическое поле становится более демократичным, и, что еще более важно, конкурентными.

Однако все это касается только областей, с более-менее моноэтничным составом населения. Обратите внимание, партии «ПАРНАС» (реальный оппонент власти из крыла либералов) позволили участвовать на выборах только в Костромской области, то есть опять-таки в моноэтничной среде.

Федеральный центр пока не готов поощрять конкуренцию в национальных республик по одной простой причине – это чревато ростом ксенофобии и стремлением разыграть некоторыми акторами национальную карту.

В среднесрочной перспективе все это означает рост отличий между политическими субсистемами в разных регионах. Более того, именно национальные регионы станут опорой партии власти, что, безусловно, может сказаться на итогах выборов в Госдуму в 2016 году.

Александр КРАСОВСКИЙ.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter