Posted 11 апреля 2022, 12:05

Published 11 апреля 2022, 12:05

Modified 17 октября 2022, 22:35

Updated 17 октября 2022, 22:35

Валериан Гагин: «Парк искусств» в Уфе мы точно построим, вопрос где и когда

11 апреля 2022, 12:05
Известный уфимский предприниматель, галерист и депутат Горсовета Уфы Валериан Гагина ответил на вопросы Mkset, объяснив, почему «носится» с идеей создания креативного кластера уже много лет.

UPD: Интервью было записано несколькими днями ранее. Сегодня, мэр Уфы Ратмир Мавлиев, своим постановлением отменил решение о разработке проекта планировки участка, в квадрате улиц Крупская, Кирова, Ленина, Достоевского, где Валериан Гагин планировал построить «Парк Искусств».

— Валериан, всем интересно, что за новый проект Вы планируете запустить в Уфе?

— Новый проект — это креативный кластер, создаваемый вокруг Центра современного цифрового искусства. У нас есть большой опыт — в ЦСИ «Облака» мы давно занимаемся цифрой, понимаем, как собирать вокруг себя интересных людей, реализовывать проекты, интересные людям и городу. И как жить, чтобы развиваться автономно. Поэтому мы планируем усиливать представленность цифрового искусства, расширять деятельность, которую мы вели здесь. Проект никак не связан с «Облаками», просто мы будем расширять деятельность, которую ведем здесь.

— Чем этот проект будет отличаться от «Облаков»? Что в нем может появиться нового?

— Хочется пофантазировать, но мы до 2018 года много фантазировали, но в итоге ничего не получилось. У нас сейчас есть право посоветоваться с людьми о том, какой проект может быть на этой территории и может ли он быть вообще.

Этот этап называется разработка проекта планировки и межевания территории. Как только мы — люди, власть, все участвующие акторы — посоветуемся, сформируем какое-то видение о возможности реализации проекта, мы пойдем фантазировать. А на сегодня никаких фантазий нет — пока это большие «Облака». Мы же понимаем, как это работает, там все есть: образовательная функция, развлекательная и собственно цифровое искусство. Хотим реализовать нашу мечту двух-трехлетней давности — по созданию сферического проекционного зала. Но как далеко шагнут технологии за два-три года, что мы захотим, мы не знаем. Пока мы хотим провести широкое обсуждение на первом этапа планировки, который определяет, как эта территория будет жить и может ли там появиться здание или нет.

— Законодательство не требует общественных обсуждений на этом этапе.

— Законодательство не требует, а мы проводим. Для того, чтобы не выкинуть деньги. На начальном этапе мы снимаем все вопросы. Может быть, поступит какое-то более интересное предложение — и мы пойдет туда организовывать, на другой площадке.

— И все-таки это центр города, чувствительная площадка.

— Шота Руставели не центр города, чувствительная площадка? У нас везде чувствительная площадка, потому что у нас активные люди, вовлеченные в городскую жизнь. Я не думаю, что можно говорить о том, что какая-то площадка более чувствительная, а какая-то менее.

Мы начали разговаривать, но притормозили. Ну не время сейчас — мы не соберем аудиторию. Как только ситуация стабилизируется, мы вернемся к этому. Если проводить обсуждения, то нужно сделать это не для галочки, а качественно, поэтому мы подождем. Сменился мэр — у него, возможно, свое видение, с ним тоже надо пообщаться. Со временем большее число людей готово будет обсуждать проект — нам это важно, потому что это обеспечивает реализуемость проекта, чтобы потом не было сюрпризов.

По закону участие в общественных обсуждениях принимают только жители квартала, но мы считаем, что это общегородская территория и хотим, чтобы было учтено мнение большого числа жителей.

— И все-таки, почему именно это место?

— Это общий порядок, приходишь в администрацию с задачей, тебе предлагают место. Архитектура формирует первое, второе, третье предложение. Нам предлагали вариант за городом — мы отказались. Предлагали площадку, где позже решили строить кампус.

— Наверное, уже оценивали экономические параметры?

— Все очень крупными мазками. Понятно, что плюс-минус так и будет. Мы понимаем, сколько денег, занимаемся проектом девятый год и на презентациях и подсчетах съели собаку (на презентации проекта затраты оценивались в 400 млн рублей, на еще 70 млн рублей планировалось вложить в благоустройство сквера. Еще ранее предполагалось реализовать проект в Калининском районе — там вложения в проект оценивались в 5 млрд рублей, однако разрешение на его реализацию город не выдал — Mkset).

По словам Валериана Гагина, дороговизна проекта объяснялась тем, что на территории Парка имени Калинина необходимо было создать «огромную точку притяжения в чистом поле». Это требовало объединения инвесторов из непрофильных бизнесов, которые бы возвели спортивную, сервисную и иную инфраструктуру.

— Маленький объект быстрее построить, быстрее ввести. Нам проще, и мы изначально за этим приходили.

— Источник финансирования по-прежнему не раскрываете? Сумма не гигантская, но тем не менее.

— Я никогда не скрывал, что планирую построить Парк искусств совместно с партнерами. Это те же люди, что входят в состав учредителей «Облаков». Моя часть [вложений] составляет определенную сумму — я ее найду. Да, мне будет непросто, но я обладаю ресурсами и активами. Так же и у каждого партнера. Поверьте, это не фантастические деньги.

— Вернемся на место планировки. По ощущениям местные жители возмущались, что последний зеленый островок будет уничтожен — как сейчас?

— По нашему заданию озелененная территория должна увеличиться. Там есть парковка со стороны улицы Кирова, которая заполнена в течение дня. Эта территория разрывает пешеходный городской маршрут. Не важно, что там будет, но этой территорией надо заниматься. Я очень надеюсь, что администрация озаботиться этой темой. Пешеходный маршрут не должен быть узким, завернутым только на Ленина, люди должны расходиться по двум кварталам — на Цюрупы, Ленина, Мустая Карима. Это будет лучше, интереснее. Это дает многообразие смыслов, интересов. А здесь поток сужается в бутылочное горлышко, в одну сторону улицы Ленина, молниеносно переходит улицу Кирова и там растворяется. Мы в процессе изучения закажем данные сотовых операторов — то, что они подтвердят нулевую посещаемость территории, мы не сомневаемся. Эта территория плохо реализована из-за большой парковки, неудобного перехода улицы Кирова — люди не могут туда попасть иначе как через территорию Молодежного театра, которая также не является велкам-зоной. Хотя это общегородская территория, там есть музей, площадь двух фонтанов.

Сейчас пешеходный трафик разорван. Если его объединить, сделать дороги поуже, побольше пешеходных зон и общественных пространств, территория заживет совершенно другой жизнью. Эта основная цель — сделать более комфортным для людей пешеходный центр. Но нужно наполнять его активностями, а это сделает только частный бизнес. Государство не сможет дать достаточного сервиса.

— По ощущениям получится построить центр на этой территории?

— Мы получили два разрешения на разработку проекта планировки и межевания в парке имени Калинина — и, как видите, мы там успешно не строим. У меня два постановления и ни одного продолжения. Это третье, и оно может закончиться тем же самым. Я допускаю это.

То, что мы однозначно реализуем проект где-то, — да. Вопрос где и вопрос когда. Скоро 10 лет как мы пытаемся его построить.

Мы живем в социуме и мы пришли со сделкой к обществу. Я сторонник ведения открытых чистых обсуждений. Максимальное количество людей нужно услышать, это сложный процесс. Если бы мы считали, что наше мнение абсолютно правильное, наверное, нам было бы грустно и тяжело. Мы так не считаем и никогда не считали, мы всегда были пластичны в этом плане. Процедура не предусматривает презентацию проекта в феврале — но мы ее провели.

Если люди нам скажут, что проект не получается, мы будем искать другое решение или не будем искать. Так было с парком Калинина. Иначе быть не может.

— А руки не опускаются из-за того, что не удается реализовать проект?

— Но такова жизнь.

— Проект должен быть прибыльным. Как можно сделать прибыльным проект в сфере искусства?

— Я вам расскажу: огромное число людей считает, что честная журналистика невозможна, потому что на рекламе нельзя столько денег заработать, а можно только заказные статьи писать и кого-то очернять, но это не так. Каждый должен заниматься делом, в котором разбирается. Рынок креативных индустрий растет. Людям нравятся уникальные вещи. Мы здесь в «Облаках», понимаем, что людям интересно. Готовим продукт и его продаем — очень логично. Мы тестируем рынок, где-то подстраиваемся под него.

Бизнес может быть построен с двух сторон. Например, как профильный сбор резидентов под одной крышей. Но мне больше нравится, когда это участие в обороте и совместное видение разных команд, когда ты условно за вход заплатил и ходишь везде. Мы здесь почти готовы к этому и частично реализовали. Это снижает затраты на администрирование, продажу и продвижение. И можно заниматься своим делом: учить кого-то петь, играть на гитаре, рисовать, лепить из глины. Скорее всего, это будут наши резиденты. Сейчас у каждого из них отдельное юрлицо, но мы на пороге того, чтобы объединиться. Но пока это всего лишь размышления.

— В Уфе есть фобия торгцентров. Есть опасения, что ваш центр станет очередным таким объектом.

— Что группа инвесторов собирается построить очередной пустующий торговый центр. Наверное, люди не знают, каких усилий стоило перезапустить Гостиный двор. Я вижу пустующую «Планету» сейчас. Я бы не стал бояться на месте наших жителей, потому что вряд ли в обозримом будущем торгцентры будут появляться.

— Опасения понятны.

— Я тоже понимаю. Поэтому я не говорю, что они плохие, я говорю, что с людьми надо разговаривать и рассказывать, кто мы такие и что хотим сделать. У людей есть основания, мы все прекрасно знаем, какие, для недоверия.

О цифровом искусстве

— В России центров цифры нет. Мы хотели, чтобы Уфы стала первым городом, где появится крепкий, основной центр цифрового искусства. У нас есть прекрасные дизайнеры, и факультет специальный в авиационном [УГАТУ] выпускает людей, которые потом нам делают такие проекты, и творческих людей у нас много. Мы хотели эту нишу застолбить, надеемся, что еще успеем. Это то, что очень быстро растет. Мы знаем, как стремительно за два года вдруг сформировался совершенно новый рынок искусства, вы же видите это на примере NFT-технологий. Из ниоткуда, на ровном месте, с непонятными пока ценообразованием и критериями. Но это рынок где люди продают свои произведения искусства другим людям. И объем этого рынка — даже российский — я уверен, превышает рынок оффлайн- искусства. Мир идет к тому, что основным элементом искусства становится электронная кисть, стилус. С 2015 года мы смотрим, наблюдаем, изучаем и близки к этой теме. Совсем скоро это будет данность, нам бы хотелось, чтобы Уфа была здесь лидером.

Сейчас искусство — это не только создание визуального объекта, это еще музыкальное сопровождение, сценарий взаимодействия одного объекта с другими объектами, вариативность развития этих сценариев. Огромное число вариаций. Это то, что интересно людям, нравится молодежи.

— Для чего делается центр — для продвижения местного искусства или чтобы стать проводником для идей из внешнего мира?

— Все зависит от тех людей, которые заходят в проект и управляют им. Кто-то реализует свои желания, свои мечты по формированию коллекций, увеличению стоимости. У нас это развитие наших ребят и вывод их на рынки. Это одна из целей. Популяризация самой идеи, привлечение внимание, развитие посетителей, которые приходят, удовлетворение их запросов. Эдуэтеймент, образование и развлечение, — это формат, который мы развивали в «Облаках» и планируем продолжить развивать.

— Как скоро получится построить центр?

— Недолго. Максимум года два от момента, когда будет согласован проект. Два года займет проектирование и стройка.

— Но вы сейчас депутат — это как-то поможет?

— Помешать может. Так, что Mkset теперь пишет: как это депутат получил разрешение на стройку? Я не лезу в редакционную политику. Можно делать по-разному, можно формировать отношение людей к тому, что такое депутат. А можно привлекать внимание — вот для привлечения внимания Mkset все делает правильно. Я бы тоже так делал на вашем месте. Ну как такое написать: должность депутата никак не помогает решать бизнес-задачи? Подозрение на возможную коррумпированность представителей власти привлекает больше читателей, чем рассказ об их деятельности. Так утроен медиарынок: «жареное» нравится больше. Чтобы донести правду нужно в разы больше говорить и делать свое дело честно. Вам спасибо за возможность высказать свою позицию.

— Но есть же дополнительные возможности…

— У меня есть дополнительные обязанности как у депутата: вести прием, представлять интересы, участвовать в принятии нормативно-правовых актов. Да, есть. У меня есть возможность пройти без записи в здание администрации — да, это есть. Хотите, вас проведу?

Наверное, мне сложнее. Потому что мне политика позволяет максимально привлечь внимание к проекту. Читатели СМИ отреагируют на заголовок «Проект кандидата в депутаты» или «Проект депутата Гагина», чем на «проект создания креативного кластера с центром современного цифрового искусства «Парк искусств» без указания моего сегодняшнего временного статуса.

На самом деле проект абсолютно прозрачный. Что есть — то есть.