Марс Сафаров: Пора навести порядок на свалке под Уфой

Марс Сафаров: Пора навести порядок на свалке под Уфой
Мнение

22 декабря 2017, 15:57
Марс Сафаров
Доктор химических наук, профессор
Доктор химических наук, профессор Марс Сафаров высказался о свалке в Черкассах.

Увы, жизнь человека неизбежно сопровождается выработкой большого количества той материальной субстанции, которая в обиходе называется мусором. Имеются и другие обозначения: твердые бытовые отходы (ТБО) или твердые коммунальные отходы (ТКО). Каждый отдельно взятый человек создает как будто немного мусора - не более одного килограмма в сутки. Однако в масштабах такого города как Уфа ТБО набирается немало. Известно, что наш миллионный город создает чуть менее 3 миллионов кубометров или около 500 тысяч тонн ТБО в год. Сбором и вывозом такого огромного количества мусора занято специальное автохозяйство из сотен громоздких мусоровозов.

О составе мусора может судить каждый, благо он хорошо знаком: по виду, запаху и по остаткам некогда полезных бытовых предметов. В ТБО их в среднем более двух тысяч. В свое время для изготовления полезных для человека предметов и изделий использовался широкий круг материалов: металлы, стекло, древесина, бумага и картон, различные полимеры, хлопчатобумажные и синтетические ткани и многое другое. Из них и состоит мусор. До трети ТБО - пищевые отходы. Переработать все это во что-нибудь полезное нужно и можно, но требуется предварительная сортировка. Легко было в свое время сказать Менделееву: «отходы одного производства должны служить сырьем для другого». Попробуй-ка осуществить это в жизни. Уже одна сортировка бытового мусора превратилась в трудно разрешимую проблему. Несмотря на трудности, возникающие при сортировке, утилизации и захоронении, с ТБО надо что-то делать. Иначе человечество просто утонет в мусоре.

В основе любых человеческих деяний обычно лежат принципы, основанные на здравом смысле. Что делать с мусором, как от него избавиться – тоже подсказывает наш опыт и наши знания. ТБО надо или закопать, или сжигать. Оба этих принципа и реализуются в жизни. В странах так называемого «золотого миллиарда», куда входят благополучные страны Европы, Северной Америки и Япония, ТБО сортируют и утилизируют; остаток сжигают и захоранивают. А в остальных странах: развивающихся и бедных, мусор или просто выбрасывают, или закапывают. Так поступают в мире с 80-85% ТБО. Конечно, этот способ избавления от мусора достался нам от наших предков из каменного века, но он дешев. А вот мусороперерабатывающие заводы экологичны, однако, неподъемно дороги. По сообщениям печати «Ростех» собирается закупить в Японии пять таких заводов, каждый из которых обойдется примерно в 40 миллиардов рублей. Четыре завода разместят в Подмосковье, а один в Татарстане (АиФ, №36, 2017 г.). Интересно, что «зеленые» Татарстана отчаянно сопротивляются этому. Может быть, стоит помочь нашим соседям и попросить федеральный центр передать завод Башкирии?

Как выглядят свалки в режиме реального времени, можно было посмотреть в материалах электронных СМИ на примере одной из них в подмосковной Балашихе, закрытой по личному указанию президента В. В. Путина.

Как же решается проблема с ТБО в Уфе?

В Уфе ТБО захораниваются самым первобытным способом на единственной городской свалке, раскинувшейся на 94 гектарах земли, расположенной на левом берегу реки Шугуровка. В свою очередь, Шугуровка является правым притоком многоводной реки Уфа (Караидель). Длина Шугуровки составляет примерно 26 км, площадь водосбора – 100 квадратных километров. В бассейне Шугуровки разместилась почти вся промышленность города. Поэтому понятно, что 60% воды этой речушки – заводские промышленные стоки. В этих стоках сырье, продукты и отходы заводов, расположенных на берегах Шугуровки. Загрязняют реку также талые и дождевые воды, периодически смывающие с промплощадок и прилегающей к ним части водосбора реки накапливающиеся на их поверхности загрязняющие вещества.

Городская свалка используется с 1962 года. Скорее всего, она начала стихийно заполняться еще раньше этого времени. Немаловажно отметить, что свалка расположена между двух речушек, впадающих в Шугуровку. Одна из них называется Стеклянная, а другая - Фирсов ручей. Да и под свалкой осталось немало родников и подземных источников.

Уфимская городская свалка начала действовать без всяких проектов и разрешительных документов.

Работа этого «флагмана» мусорных дел индустрии выглядит следующим образом. Весь светлый день на территорию свалки приезжают десятки огромных мусоровозов, до этого опустошивших множество мусорных контейнеров в тесных городских дворах. На месте выгрузки каждую машину первыми встречают крикливые стайки голубей и чаек, а также другой живности. С трудом дождавшись выгрузки, в дело вступают бомжи с крючьями в руках. Нет, они не сотрудники свалки. Их сюда привела злая судьба: они тут или вблизи в заброшенных садовых домиках – живут. А свалка обеспечивает их всем необходимым. После бомжей в дело вступает бульдозерист: проедется по мусору несколько раз, утопчет и умнет его, и всё - захоронение ТБО по-уфимски закончено. Дешево и сердито.

В настоящее время возможности Ново-Черкасской свалки исчерпаны: ТБО утоптаны бульдозером на площади 94 гектаров, высотой более 35 (!) метров. Весь этот массив спрессованного мусора называется «свальным телом», которое тянет, как это официально признано, на девять миллионов тонн. Эта свалка переполнена, как быть дальше?

Прежде чем ответить на этот вопрос, рассмотрим некоторые особенности и своеобразие Ново-Черкасской свалки.

Не в том месте

Мы уже отмечали, что более 80% ТБО в мире захоранивается в свалках. Получается, что это обычное дело, общепринятый в бедных странах способ избавления от мусора. Однако так обстоит дело только на первый взгляд.

Уфимская свалка сильно отличается от других: она расположена выше Южного городского водозабора (ЮГВ) на реке Уфа, питающего питьевой водой 40% населения миллионного города.

Такое взаиморасположение водозабора и промышленных объектов, в том числе свалки ТБО, не допустимо. Согласно «Санитарным нормам и Правилам» (СаН и П) 2.04.02-84, п.5.85: «Место расположения водоприемников для водозаборов хозяйственно-питьевого водоснабжения должно приниматься выше по течению водотока выпусков сточных вод, населенных пунктов, а также стоянки судов, лесных бирж, товарно-транспортных баз и складов в районе, обеспечивающем организацию зон санитарной охраны».

Вот уже 55 лет уфимская городская свалка отравляет воды одного из основных водозаборов города. К тому же в этом участвуют и крупнейшие промышленные предприятия города, расположенные в долине Шугуровки: три (!) нефтеперерабатывающих завода, завод «Нефтеоргсинтез», три ТЭЦ, химический гадюшник под названием «Химпром» (ныне не действующий), Северное кладбище, всякие нефтебазы и нефтяные амбары и др. Никакие ухищрения властей города с изменением границ водоохранных зон, санитарно-защитных зон, передачей территории свалки Уфимскому району в обмен на озеро «Архимандритское» и прочее не могут избавить южный городской водозабор от губительного влияния Северной промышленной зоны. Любая молекула или капля воды, выпавшая на водосборную площадь Шугуровки, так или иначе, рано или поздно, в виде сточных вод окажется в Шугуровке и ЮГВ. Для уфимцев сохранить такое положение еще на 50 лет - непозволительная роскошь!

Два в одном

Другой вопиющей особенностью уфимской свалки ТБО является то, что она принимает на захоронение также токсичные промышленные отходы всего города. Между тем, для этого должен существовать специальный полигон для обезвреживания, утилизации и захоронения промотходов, в том числе, и веществ первого и второго класса опасности. Следует особо подчеркнуть, что речь идет о совместном захоронении ТБО и промотходов на свалке, находящейся в водоохранной зоне! Автор полагает, что среди читателей могут обнаружиться скептики, которые не поверят в сказанное. Поэтому подкреплю свои слова двумя доказательствами.

У меня в руках справка, подписанная начальником штаба гражданской обороны РБ Б. Тепляковым: «По Уфе – в связи с отсутствием полигона – часть отходов по согласованию с санэпидстанцией, спецавтохозяйством и исполкомом горсовета, вывозится на городскую свалку».

Если кто еще сомневается, что у нас свалка используется для захоронения промышленных отходов, можно посоветовать посетить это зловонное место и убедиться, что почти половину площади свалки занимают так называмеые нефтяные амбары (шламонакопители). Это ямы, заполняемые вот уже в течение половины века некондиционными нефтепродуктами с ближайших нефтеперерабатывающих заводов.

Боюсь, что следующим сообщением могу вызвать у некоторых читателей определенные физиологические рефлексы. Тем не менее, не могу скрыть и такой факт: на уфимскую свалку ежемесячно вывозится около 70-ти тонн так называемых медицинских отходов. Их состав не станем обсуждать, чтобы у уфимцев сохранились хоть какие-то иллюзии относительно чистоты водопроводной воды с ЮГВ.

Диоксины

Известны вещества вредные, есть – ядовитые, имеются и сверх ядовитые – супертоксиканты. Безусловным лидером среди последних являются диоксины. Так, для смертельного отравления всех уфимцев достаточно всего лишь 300 граммов диоксинов. Для хронического отравления требуется гораздо меньше. В свальном теле анализами установлено законсервирование не менее 45 килограммов диоксинов (по отчетам программы «Диоксин»). Пока существует свалка, действующая или заброшенная, она будет хронически отравлять жителей Уфы.

В 90-ые годы вполне была осознана нависшая над городом диоксиновая опасность. Было установлено, что город является самым загрязненным местом в СССР: в соответствии с данными американского профессора Арнольда Шехтера каждый житель города содержит в своем организме в 4 раза больше диоксинов, чем в стране в целом.

Даже в однокомнатной квартире к концу дня накапливается ведро мусора. Что уже тут говорить о возможностях такого огромного промышленного предприятия как «Химпром», раскинувшегося на берегу многострадальной Шугуровки. От своих отходов «Химпром» избавлялся, как мог: сжигал, закапывал на своей территории, сбрасывал в шламонакопители и…вывозил на городскую свалку ТБО в течение 42 лет (1962 – 2004 гг.). А отходы эти, как оказалось, содержали диоксины. Удивительно ли после этого, что вся свалка оказалась буквально нашпигована диоксинами. Супертоксиканты на свалке обнаруживаются в образцах грунтов и почв, самого свалочного тела вдоль и поперек и на различных глубинах, в поверхностных и подземных водах. С 2004 года «Химпром» остановлен, он свои отходы уже не вывозит, но проблема с законсервированными диоксинами никуда не делась. Ведь диоксины обладают удивительной живучестью. Автор знает, о чем говорит, ведь он был научным руководителем республиканской программы «Диоксин» и к нему стекались все данные о диоксинах в РБ. Тем не менее, хочу еще сослаться на весьма авторитетное заключение по данному вопросу комиссии в составе: заместителя Председателя комиссии по гражданской обороне РФ В. Бенкевича, первого заместителя Председателя СМ РБ А. Харлова и вице мэра города Уфы Ф. Ямалтдинова. Вот строки из заключения:

«Комиссия отмечает, что город Уфа и городские водозаборные сооружения находятся в зоне диоксинового загрязнения, связанного с производственной деятельностью «Химпрома». Кроме того, источником диоксинов является городская свалка, на которой происходило захоронение отходов «Химпрома». Далее комиссия признала, что: «Исследования грунта на территории «Химпрома» и прилегающих площадках, сточных вод с городской свалки и воды реки Уфа на диоксин, свидетельствуют о значительных загрязнениях этим суперэкотоксикантом окружающей природной среды города Уфа».

Как быть?

Отмечу откровенно: все доводы и рассуждения автора никем, в том числе, и властями не оспариваются. Иначе как объяснить обилие документов, принятых властями почти всех уровней относительно судьбы уфимской городской свалки. Мы не станем их даже упоминать. Сошлемся лишь на самый солидный из них: Постановление Совмина СССР за №556 от 2 июня 1990 года за подписью Л. Воронина: «О первоочередных мерах по охране окружающей среды в гг. Уфе и Благовещенске Башкирской АССР». В этом документе наиболее четко и выпукло сформулированы почти все экологические проблемы Уфы, в том числе, связанные с городской свалкой. Вот выжимки из этого документа:

«- Обеспечить ввод в эксплуатацию в 1995 году мусороперерабатывающего завода.

- Уфимской мэрии рассмотреть вопрос строительства полигона для захоронения высокотоксичных отходов промышленности в соответствии с требованиями международных экологических нормативов.

- Осуществить в 1990-92 гг. строительные работы по переброске вод р. Шугуровки в р. Белую ниже гг. Уфа и Благовещенск.

- Принять решение по включению в санитарно-защитную зону поселков Н. Черкассы, Николаевку и их переселение».

Сегодня, через 25-27 лет (!) после принятия хороших постановлений, ни один из этих пунктов не выполнен. И, что интересно, эти постановления и не отменены. Просто региональные и городские власти делают вид, что они как бы и не принимались. Память у них отшибает не просто так. Когда речь идет о миллиардах, случается не только амнезия. Как уже было упомянуто, мусороперерабатывающий завод стоит десятки миллиардов, а свалка – в тысячу раз меньше. В этом весь секрет беспамятства. К тому же завод не просто дорог, главное – нет денег на него.

Однако подкрадывается сомнение: почему-то денег нет не только сейчас, когда кризис, но и всегда. Похоже, причина невыполнения собственных экологических постановлений не в отсутствии средств, а в чем-то другом. Ведь власти на возведение бессмысленного и убыточного на века Юмагузинского водохранилища деньги нашли (12 миллиардов рублей). Даже сейчас, в кризис, строится помпезная, как говорят, самая длинная в России, набережная (на 2018 год предусмотрено 2 миллиарда рублей). Отсюда следует, что дело не только в деньгах, а в чем-то другом: в пренебрежительном отношении властей к экологическим потребностям общества. По приоритету экологические запросы находятся даже не на втором-третьем местах, а в хвосте очереди. И где бы в очереди на финансирование эта дама, Экология, не пыталась пристроиться, все ей говорят: «Вас тут не стояло».

Возможности городской свалки исчерпаны, городу грозит мусорная катастрофа. При такой ситуации городские власти не придумали ничего лучшего, как реконструировать существующую свалку, прикрыв уже образовавшееся свальное тело фиговым листом из полимерной пленки. Эта идея и проект реконструкции не выдерживают никакой критики. Проблему с ТБО надо решать путем строительства современного мусороперерабатывающего предприятия. Как это и предусмотрено решениями всех уровней властной вертикали. В крайнем случае, возможен и компромисс: создание новой свалки и отдельного полигона для промышленных отходов. Но только не в водоохранной зоне, на новой площадке. Необходимо также как-то решить проблему со старой свалкой. Даже в спящем состоянии она продолжит отравлять Южный городской водозабор.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter